28 июля 2021 00:17

Кремль наблюдает, но не вмешивается

Член президиума генерального совета «Единой России», первый заместитель председателя Госдумы Олег Морозов утверждает, что космическим туристом стать проще, чем купить депутатский мандат в Думу V созыва. «Коммерческий» список похоронят сами же члены партии.
Член президиума генерального совета «Единой России», первый заместитель председателя Госдумы Олег Морозов утверждает, что космическим туристом стать проще, чем купить депутатский мандат в Думу V созыва.

– Один из депутатов Госдумы публично заявил, что партийные списки для выборов в Госдуму визируются в Кремле, а неугодных кандидатов оттуда вычеркивают. Это правда?
– Списки «Единой России» в Кремле не визируются, о других партиях не скажу. Но я думаю, что Кремль осведомлен о фамилиях кандидатов от нашей партии. Это естественно, потому что их могут узнать все желающие – расширенные списки, в которые входят более 1000 человек, мы вывесили на официальном сайте. Сейчас в регионах проходят партийные голосования. Каждая региональная группа, а их около сотни, выберет своих кандидатов, в среднем – по шесть человек. В итоге появится перечень из 600 фамилий – именно столько, согласно закону, может быть в списках от каждой партии. Любой из этих шести сотен имеет шанс получить депутатский мандат. Все зависит от того, как за партию проголосуют в регионе. Если она соберет много голосов, то проходными становятся не только первые места в региональных списках, но и пятое-шестое.
Я думаю, что Борис Грызлов и Вячеслав Володин – люди, которые непосредственно отвечают за текущую жизнь партии, наверняка поставят в известность Кремль о том, кто войдет в число кандидатов по итогам наших региональных конференций. И я в этом ничего зазорного не вижу. Но на вопрос о том, диктует ли нам Кремль, кого включать в списки, отвечу однозначно: нет. Это решают региональные партийные конференции.

– Как вы думаете, почему другие партии пока не обнародовали расширенные списки кандидатов?
– В этом есть элемент политической тайны, поэтому я предполагаю, что многие решат обнародовать свои списки в последний момент. Идет тактическая борьба, борьба за персоналии, потому что успех каждой партии зависит от того, кто будет ее представлять на той или иной территории. «Единая Россия» в этом отношении гораздо более открыта, чем другие. Мы еще в мае публично объявили, что подавляющее большинство региональных списков возглавят губернаторы – члены нашей партии. Мы считаем своим достижением то, что большинство губернаторов состоят в «Единой России».

– Но губернаторы не будут работать в Госдуме. Нет ли тут обмана: они соберут голоса, а потом уступят мандаты другим?
– Я горячий сторонник и один из авторов идеи привлечения губернаторов. Когда формировалось избирательное законодательство, у меня на эту тему была публичная полемика с прошлым руководителем Центризбиркома Александром Вешняковым. Свою позицию он подробно изложил, в том числе и в интервью «Гудку». Александр Альбертович считал, что это обман избирателя. А я утверждаю, что никакого обмана нет. Спросите жителей Татарстана, пойдет ли Минтимер Шаймиев в Думу? Сто из ста понимают, что – нет, он останется главой региона. Так где же обман? И почему мы должны отказать Шаймиеву, Юрию Лужкову, другим видным деятелям «Единой России» в праве публично встать во главе партийного списка своего региона? Нельзя у члена партии отнимать это право только из-за его места работы. А что, когда партийный список ХДС в Германии возглавлял Гельмут Коль, а потом он становился канцлером – разве он обманывал избирателя? Он тоже не брал мандат, но это никого не смущает, немцы не видят в этом обмана, потому что все понимают: партия – одна команда, одна машина.
Присутствие губернаторов в списках дает и дополнительную возможность избирателям выразить свое отношение к главе региона. Если он возглавил список, а партия на этой территории не собрала голосов – значит не все в порядке с таким губернатором.

– Предусмотрены ли в списках «Единой России» квоты для молодежи и женщин?
– Лично я противник квот. Если у меня, как у технолога, будет выбор между эффективным кандидатом и человеком по квоте, а я желаю успеха своему делу, то отдам предпочтение первому. Но мы приняли решение о том, что не менее 20% мест в партийном списке «Единой России» будет отдано людям до 35 лет. Конечно, не все из них окажутся на заведомо проходных местах. По поводу женщин решения о квоте нет, но я уверен, что в Думе следующего созыва женщин будет больше. Причем не только в нашей фракции, но и в остальных.

– Можно ли купить местечко в партийном списке?
– Я один из авторов поправки в избирательное законодательство, которая существенно осложнила возможность коммерческого приобретения депутатских мандатов. Старая схема формирования партийных списков давала такую возможность: они были разбиты на 20 или 30 региональных групп. То есть девятые-десятые места в региональном списке были проходными. Избиратель, как правило, обращал внимание на первую тройку, а где-нибудь на восьмом месте вполне мог «ехать» никому не известный в регионе, никакого отношения к политике не имеющий «коммерческий пассажир». Теперь партийный список разбит на 90 – 100 региональных групп, в большинстве из них проходными являются одно-два места. Никому не известный коммерсант уже не может замаскироваться, ведь, чтобы вручить ему мандат, придется ставить в первую тройку. А в этом случае даже не избиратель, а сначала рядовой партиец перед партийным голосованием спросит: друзья, а кто это, почему он на втором месте?

– А ему в ответ: этот человек внес столько денег в партийную казну, что заслужил…
– После этой фразы список похоронят сами же члены партии. Они не пропустят его, потому что понимают: даже если дать такому покупателю «зеленый свет», тогда уже избиратель не станет голосовать за партию, представленную непопулярным, никому не известным человеком. Поэтому я думаю, что при новых правилах стать космическим туристом легче, чем купить четырехлетний тур в Госдуму. Другое дело, если бизнесмен очень популярен в регионе, если он много работает в партии, стал ее видным деятелем. Но тогда он может по праву занять место в списке независимо от того, сколько внес в партийную кассу.
Я, кстати, не скрываю, что мы будем общаться с предпринимателями и привлекать деньги на избирательную кампанию, но это не значит, что спонсоры могут рассчитывать на мандаты. Кстати, то, что на самом деле деньги не решают успех выборов, доказано давно. И мой личный опыт это подтверждает. В последнюю избирательную кампанию моим соперником по одномандатному округу был очень состоятельный бизнесмен, он вложил в свою раскрутку огромные деньги. И выступил вполне достойно, но выиграл я.

– Вы уже четырежды депутат Госдумы. Чем лично для вас стартующая кампания отличается от предыдущих?
– Раньше человек мог сам себя выдвинуть, найти средства, победить вопреки мнению местной элиты и использовать мандат для решения своих личных проблем. Сейчас это невозможно. Тебя выдвигает партия, она фильтрует свои списки. Случайного человека в думе V созыва не может оказаться. Депутат не сможет обслуживать личные интересы, потому что он должен будет служить стратегии своей партии. А иначе по новому закону придется сдать мандат.
Я четырежды побеждал в одномандатных округах. Это адская психологическая нагрузка – отчитываться перед людьми и просить их доверия. Теперь все будет и проще, и сложнее. Теперь я в списке. Работает машина, а я – часть этой машины. Впервые нужно будет говорить не о том, какой я эффективный, почему я нужен избирателю, а о делах партии, о ее планах. Главное, что изменилось: от конкуренции личностей мы перешли к конкуренции идей и стратегий. Это меняет технологию проведения избирательной кампании.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31