27 октября 2021 23:03

Юрий Куклачев: «С животными надо обязательно дружить»

Беседовал <br /> Артур ИНДЖИЕВ

«Клоун и его кошки» – так называется спектакль, с которым Юрий Куклачев сейчас гастролирует по стране. Искусство Куклачева давно перешагнуло черту арены цирка, став театром, став частью нашей российской культуры. «Гудок» расспросил главного «кошатника» страны о его призвании и о его любимцах.
«Клоун и его кошки» – так называется спектакль, с которым Юрий Куклачев сейчас гастролирует по стране. Этого человека обожают российские дети, взрослые японцы, почитающие кошек как священных животных, взрослые же европейцы, воспринимающие его театр как высокое искусство, и взрослые дети – американцы, для которых кошки Куклачева – красочное и яркое зрелище. Но в любом случае искусство Куклачева давно перешагнуло черту арены цирка, став театром, став частью нашей российской культуры. «Гудок» расспросил главного «кошатника» страны о его призвании и о его любимцах.

Сейчас в театре артиста 120 кошек и котов самых разнообразных пород, мастей и возрастов. Своей главной целью Юрий Куклачев видит воспитание в детях доброты, милосердия, взаимопонимания и взаимопомощи. Он пишет книги, дает уроки в школах, обучает преподавателей науке учить детей любить себе подобных и вообще мир вокруг нас. Ну а знаменитый Борис, а также Морковка, Пупа, Шнурок, Сосиска и еще более ста пушистиков – лучшие помощники в таком тяжелом, но нужном сегодня деле. Кстати, практически во всех российских рекламных роликах с участием котов снимаются подопечные Куклачева.

– Когда и как вы нашли свое призвание в жизни?
– У нашей семьи был знакомый – дядя Вася, который приходил к отцу, они еще частенько выпивали вместе. И вот он выпьет и говорит мне: «Иди сюда. Вот для чего ты пришел в этот мир?» Я смотрел на него как на больного. «Дядь Вась, чтобы жить». Я сейчас этот вопрос, между прочим, детям задаю. И очень многие отвечают, как я тогда. А что такое жить? Ну я понимал это так: вкусно кушать, радоваться, играть, учиться, спать, работать. Дядя Вася мне говорит: «О, работать, вот это ближе. Ищи свое предназначение, сынок. Вот ты сегодня не спи, а подумай, кем ты в жизни будешь?» И я, а было мне тогда семь лет, всю ночь не спал. Хотите верьте – хотите нет, но у меня включился механизм, который иногда у некоторых не включается за всю жизнь. Механизм поиска своего предназначения. И так я начал искать, в чем мои способности. Ведь каждый человек приходит в этот мир со своим даром, запомните! Правда, не каждому дано его проявить. И вот, изрядно надумавшись, я в девять лет захотел стать клоуном. У меня было столько препятствий, но я их все, как видите, преодолел.

– Но почему вы выбрали именно кошек для работы?
– Не я их выбрал, а они меня. 35 лет назад я подобрал котенка, который замерзал у моего дома, выходил его, а он, как в благодарность, подал мне идею создать театр кошек. Его звали Кутька, а потом была Стрелка, которая прожила рекордный для кошачьих срок – больше 20 лет.

– А если бы не клоуном и не дрессировщиком, кем бы вы стали?
– На свете не существует «если бы»! Когда человек почувствовал свое предназначение, все мысли, подсознание начинают работать. Я поступил в цирковое училище с седьмого раза и закончил его, хотя меня 4 года пытались исключить как профнепригодного. Я знал, что среди всех клоунов надо отличаться, как это было с Поповым, Никулиным, Карандашом. Должен быть Куклачев! И чтобы в этот ряд стать, надо быть непохожим ни на кого. И тут Господь подкидывает мне этого котеночка на улице. Понимаете, вся жизнь на этих моментах держится! С тобой Творец разговаривает и подбрасывает всегда каждому из нас выход из положения. Только не каждый этим пользуется. Потому что у нас есть страшное чувство – гордость, самоуверенность. А надо искать себя. Я научился пользоваться этим, впускать в себя эти силы, и они точно определяют, что мне нужно сейчас.

– Как вы управляетесь со своей кошачьей армией?
– У меня есть помощники, в том числе мой сын Дмитрий. Собственно, он также занимается театром кошек, но в Англии. Будучи там на гастролях, я поспорил с одним человеком, что смогу из уличных котов за короткий срок создать театр. С Дмитрием мы создали кошачью труппу, которая успешно работает.

– Как вы отбираете котов для театра?
– Я разработал специальный тест, который точно показывает, сможет ли то или иное животное работать или нет. Одно из основных условий участия в моем театре – чтобы кот не был испуган жизнью: однажды напуганное животное уже никогда не доверится человеку полностью.

– В марте коты, мягко выражаясь, гуляют. А что делаете вы – уходите в отпуск?
– В такие критические дни они кричат, шумят, но выступают нормально. Только раздельно – мальчики и девочки выходят на сцену по очереди, дабы не встречаться и чтобы не было внезапного обострения чувств.

– Какая порода лучше подходит для дрессировки?
– Не надо никого дрессировать! С животным обязательно надо дружить, и оно взамен будет платить любовью, привязанностью и артистизмом. А не поступать, как одна девочка, которая, придя после моего спектакля домой, посадила своего Барсика на сковородку и бегала с ним по дому, доведя кота до нервного срыва. Хорошо, что сковородка была негорячей. Что же касается «умной» породы, то таковой нет. Разница лишь в том, что от пушистых больше шерсти на паласе, чем от короткошерстных.

– Ну а если говорить о гендерных различиях, то с кем проще – с котами или кошками?
– Кошки, конечно, умнее. Они более чувствительные. А коты – прямолинейные. Кот уперся, как баран, и все. Он может и покушать перед работой, и заснуть. А кошка, когда музыку слышит, она уже сидит и волнуется, переживает: «Какая я вам кошка? Я сейчас актриса!» Понимаете? Вообще, удивительно, у них все на нервах, все на чувствах. А коты – они как бараны.

– Ваш театр гастролирует по всему миру. Как вы перевозите пушистых артистов?
– У нас очень удобные вольеры, сами придумали их. Общество защиты животных хочет даже купить у нас патент на нашу разработку. Дело в том, что американские кейсы для перевозки кошек неудобные, там кошка мокрая сидит после того, как сходила в туалет. И тут же ест. В наших же вольерах имеются отделения: для трапезы, отхожее место и полочки для сна – наши артисты едут, как графы. Кроме того, сын придумал спецавтобус, на котором мы с питомцами сейчас и ездим на гастроли.

– Правда, что кошки лечат?
– Правда, но главное, чтобы вы верили в это. Всегда, когда есть недуг, кошки сами приходят. Они – целительницы. Если горло болит, ляжет прямо на горло. Или ноги греет. Кошка вибрирует, и сосуды вместе с ней вибрируют. Но, как бы там ни было, вылечивает вера ваша. Главное лекарство – молитва. Впрочем, для кого-то это просто слова. Что касается меня, то я уже 35 лет не принимаю никаких препаратов, занимаюсь специальной дыхательной гимнастикой, развиваю силу воли и силу мысли, которые помогают мне справляться с простудами и прочими напастями.

– Ваши коты уходят на пенсию?
– Нет, они работают до последнего дня. Мы их хорошо кормим, ухаживаем за ними, у нас есть долгожители. Один кот 25 лет прожил. Внешне был очень нормальный. Но организм уже пищу не принимал, старенький стал. Первый признак того, что силы кота на исходе – он перестает кушать и худеет. Организм после 15 – 17 лет уже не принимает какие-то продукты питания, и… кошка умирает. Это очень тяжело – как члена семьи теряешь. Уходить им некуда, как делают домашние коты, поэтому они доживают свой век в вольерах.

– Как решился вопрос со зданием вашего театра на Кутузовском проспекте? Его ведь хотели забрать, а театр отправить на окраину города.
– Это так. Удивительное дело, кстати, но мой Театр кошек – единственный во всем мире. Его артистов безумно любят на всех континентах, у меня самого масса наград, из последних – в этом году театр получил «Оскара» как феномен в мировом искусстве. Однако мы не нужны стране. Нет, зрителю-то мы нужны, а вот чиновники хотят избавиться. Когда 17 лет назад мне негде было разместить театр и меня звали в Европу, московское руководство пошло мне навстречу и выделило место.
В 90-е годы пришли «ребятки» и сказали, что здание планировалось отдать под казино, поэтому мне нужно делиться. Я уехал к другу – владельцу английских театров, кошек отвез на дачу, а театр поставил на ремонт. Переждали время, люди помогли, театр вернулся. Но попытки забрать здание не закончились. Позже – в 1999-м – подстроили аварию: на меня в лобовую шла машина на трассе. К счастью, у меня за несколько секунд до этого случилось своего рода предвидение: как будто это не со мной происходит, а с другим. И через секунду у меня руку кто-то отвел в сторону. Рядом жена была, больше никого. Получился не лобовой удар, а боковой. Машина – вдребезги. А мы с женой вышли как огурчики. Это были Высшие силы. И именно они отвели нас от беды.
И вот в этом году начались какие-то проверки: посреди спектакля приходят люди и устраивают обыск, мне показывают письма обиженных жильцов якобы близлежащих домов, написанные одной рукой, словно под копирку! Я обратился за помощью к журналистам, властям, кое-как уладил дело. Я благодарен всем за помощь, не думал, что откликнется столько людей. А театр, думаю, будет жить хотя бы потому, что он уже – история, достопримечательность, оригинальная часть культуры и искусства нашей страны в масштабе всего мира.

Беседовал
Артур ИНДЖИЕВ


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31