21 октября 2021 02:13

Две большие разницы

Беседовал Артем КОБЗЕВ

Косово гарантированно получит независимость, но это не повод для России в отместку Западу признавать оптом Придне­стровье, Абхазию и Южную Осетию,  уверен член президиума Совета по внешней и оборонной политике политолог Федор Лукьянов.
Косово гарантированно получит независимость, но это не повод для России в отместку Западу признавать оптом Придне­стровье, Абхазию и Южную Осетию, уверен член президиума Совета по внешней и оборонной политике политолог Федор Лукьянов.

– Федор Александрович, в последнее время переговоры по Косову идут в очень интенсивном режиме. Что нового они привнесли в судьбу этого региона?
– Самое главное из последних событий – решение Совбеза ООН не доводить ситуацию до края, за которым последовало бы наложение Россией вето. Когда стало понятно, что Москва ни за что не поддержит резолюцию, основанную на «плане Ахтисаари», ее сняли с обсуждения. Эта ситуация, кстати, чем-то напоминает ту, что сложилась перед началом войны в Ираке. Тогда США и Великобритания тоже подготовили резолюцию о вторжении в это государство, а Франция заявила, что заблокирует ее. В итоге резолюция была отозвана, но война все равно началась, хотя и без санкции Совбеза ООН. В случае с Косовом все пока не так плохо. Сегодня процесс вернулся к той точке, с которой он начинался. Вопрос о статусе Косова вернулся для обсуждения в Контактную группу, состоящую из четырех европейских государств, России и США и созданную еще в период югославских войн. Под ее эгидой в течение четырех месяцев будут проходить новые переговоры.

– Можно ли это расценивать как дипломатическую победу Москвы?
– В России это решение приветствовали, поскольку «план Ахтисаари» здесь категорически никого не устраивал. Но теперь нужен новый план. И вот тут начинаются расхождения, так как Запад считает, что можно «план Ахтисаари» всячески корректировать, но сам он все равно должен служить базовым документом. США так считают просто потому, что для них не существует других вариантов, кроме предоставления суверенитета Косову. Госсекретарь Кондолиза Райс, когда стало понятно, что резолюция не будет принята в Совбезе ООН, сказала, что вне зависимости от позиции России Косово станет независимым.

– А как к этому ее заявлению отнеслись в Евросоюзе?
– ЕС оказался расколотым. Формально Брюссель поддерживает «план Ахтисаари». Но, когда возникла угроза того, что независимость будет провозглашена в одностороннем порядке, без санкции ООН, возникли трения, поскольку Испания, Греция, Словакия и Кипр в принципе против отделения Косова, а уж отделение, не санкционированное Совбезом, они точно не примут. Если все-таки независимость Косова будет провозглашена без санкции Совбеза, ЕС окажется в очень сложном положении. По «плану Ахтисаари» Косово должно стать чем-то вроде европейского протектората, миссия ЕС должна будет наблюдать за действиями косовских властей. Но без резолюции Евросоюз, как организация, построенная на принципе правовой лояльности, не сможет эту миссию создать. Бюрократическая машина Брюсселя не может быть запущена без полного набора необходимых документов. В итоге часть стран признает суверенитет Косова, а часть – нет. Это тупик.

– И что же делать?
– Россия считает, что все надо начинать с самого начала. Мол, раз «план Ахтисаари» не прошел, давайте подумаем, какая может быть альтернатива независимости. Теоретически все правильно. Однако после того, как косовским албанцам многократно пообещали суверенитет, ждать, что они примут какую-то альтернативу, не приходится. Сербия после снятия резолюции очень оживилась, посчитав, что ею совместно с Россией одержана победа. Все сербские партии на днях приняли заявление, в котором сказано, что о независимости Косова не может быть и речи. Белград утверждает, что готов к любым уступкам, но не к предоставлению Косову суверенитета. При этом и сам Марти Ахтисаари сообщил, что считает свою миссию законченной вне зависимости от того, будет ли осуществлен разработанный им план. Произойдет же в конце концов, я думаю, вот что: албанцы будут стоять на своем, тем более что они уже даже объявили дату провозглашения независимости Косова – 28 ноября. Сербы будут по-прежнему выступать против этого и настаивать на том, что никакой увязки с вступлением Сербии в ЕС тут быть не может. Однако, поскольку ничего другого ему не остается, Белград, видимо, именно на обещание скорейшего принятия Сербии в ряды членов Евросоюза и обменяет суверенитет Косова.

– Так все-таки, что же произойдет через четыре месяца?
– Стороны так и не придут к компромиссу. Россия, в свою очередь, будет следовать провозглашенному ею принципу поддержать только такой проект, который устроит как Приштину, так и Белград. Соответственно, санкция Совбеза не будет получена, и Косово объявит независимость в одностороннем порядке. Ее признают США, Великобритания, многие, но не все европейские страны, Турция и арабские страны. Тут важно вот что: если бы мандат Совбеза все-таки был получен, то о прецеденте не было бы и речи. Есть процедура, которая привела к независимости, но не факт, что в каком-то другом случае она приведет к этому же результату. Но вот если независимость будет провозглашена в обход решения ООН, то это будет настоящий прецедент! И тогда закономерно встанет вопрос о независимости Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и так далее. К слову, Карабах через армянское лобби в американском сенате уже заявил, что они считают свою ситуацию аналогичной косовской и действовать будут соответствующе.

– Россия противится получению Косовом суверенитета из принципа или из каких-то прагматических соображений?
– Это может показаться кому-то странным, но именно из принципа. И это очень удивляет Запад. За последние полтора десятка лет он привык считать, что если Москва с чем-то не соглашается, то это значит, что она хочет что-то получить в обмен на свое согласие, то есть попросту торгуется. Но в случае с Косовом Россия дала понять, что ее позиция – не предмет для торга. Москва апеллирует к нормам международного права. И выступает против создания прецедента отделения части территории страны без согласия ее центра. И эта позиция безупречна с формальной точки зрения.

– Но разве Москве не нужен косовский прецедент, чтобы присоединить ПМР, Абхазию и Южную Осетию?
– На мой взгляд, Москва их присоединять, по крайней мере пока, не хочет. Более того, в последнее время стало заметно, что позиция России по отношению к Южной Осетии и
Прид­­нест­­ровью ужесточилась. У Кремля начался «роман» с молдавским президентом Владимиром Ворониным, и портить с ним отношения из-за Приднестровья Москва не желает. А ведь есть еще уже упомянутая мною проблема Карабаха. Как тут вести себя России? Ведь Армения – дружественное нам государство, а Азербайджан – очень важный стратегический партнер. Кого тут поддерживать? Но самое главное – у нас в декабре выборы в Думу, в следующем году – президентские выборы. Никому в предвыборный год возиться с непризнанными республиками не хочется. Да, в России есть определенные круги, желающие видеть непризнанные республики как минимум независимыми, а как максимум – в составе нашей страны. Но это не магистральная линия. Власти поддерживают патриотический накал, давая понять, что им небезразлична судьба непризнанных республик. Но фактически в ближайшее время их претензии на суверенитет Москве очень неудобны.

Беседовал Артем КОБЗЕВ


Справка «Гудка»
    Марти Ахтисаари – представитель генсека ООН в Косове, бывший президент Финляндии. Ахтисаари подготовил план урегулирования, согласно которому край Косово, населенный преимущественно этническими албанцами, обретает фактическую независимость от Сербии под контролем международного сообщества. Несколько проектов резолюций, которые выносились США и их европейскими союзниками на рассмотрение Совета Безопасности ООН, имели в основе именно план Ахтисаари. Это не устраивало Россию, которая обладает в СБ ООН правом вето и настаивает на том, чтобы вопрос решался с учетом интересов Сербии, частью которой до сих пор официально остается Косово.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31