25 июля 2021 06:47

По дороге на Псков

Иван СИДОРОВ

В ночь с 27 на 28 февраля 1917 года в Министерство путей сообщения при поддержке солдат явился инженер-путеец Александр Бубликов, комиссар Государственной думы.

Он арестовал управляющего (министра) Эдуарда Кригер-Войновского, отказавшегося изменить Государю. В помощники комиссар пригласил известного инженера Юрия Ломоносова («Гудок» рассказывал об его участии в разработке первых тепловозов). Именно эти два человека и отдали приказ любыми средствами, вплоть до организации крушения на пути, задержать императорский поезд и не пропустить его в Царское Село.

А вот что рассказывает в мемуарах о тех днях Александр Спиридович, генерал-майор, управляющий дворцовой комендатурой, сопровождавший НиколаяII.

Около 3 часов дня (1 марта. – Ред.) оба поезда благополучно прибыли на станции Дно. На станции Дно был полный порядок. Жандармы произвели несколько предварительных арестов. Телеграфист представил повторную телеграмму для Государя Императора от Родзянко с просьбой об аудиенции.

Государь приказал ответить, что он ждет Родзянко на станции Дно. Государь долго гулял по платформе. С изумлением узнали, что только утром станцию проехал со своим эшелоном генерал Иванов, которого уже считали в Царском Селе. Удивились такому медленному его продвижению. Узнали и то, что при нахождении генерала Иванова на станции прошло несколько поездов из Петрограда, переполненных пьяными солдатами. Многие из них своевольничали, говорили дерзости. Несколько десятков солдат были генералом арестованы. Многих солдат обыскали и нашли у них большое количество офицерских шашек и разных офицерских вещей, очевидно, награбленных в Петрограде. Генерал Иванов по-стариковски, патриархально бранил задержанных солдат, ставил их на колени, приказывал просить прощения, а арестованных увез со своим поездом. Все это, по рассказам очевидцев, носило довольно странный характер и производило смешное впечатление чего-то несерьезного, бутафорского.

Свита была в большой тревоге. Все, за исключением Воейкова, считали, что надо идти на уступки, надо дать ответственное министерство. Воейков стоял твердо за вооруженное подавление революции.

Между тем о Родзянко не было никаких сведений. Запросили Петроград – Бубликова, и тот ответил, что поезд для Родзянко готов, но когда он выедет, неизвестно. Воейков доложил Государю, и Его Величество приказал поездам продолжать путь во Псков. Родзянке же сообщить, что Государь будет ожидать его во Пскове.

После такого решения Государя на Псков был первым пропущен поезд – литера Б. Когда этот поезд проходил мимо Царского – лит. А, Воейков, смеясь, крикнул Дубенскому: «Надеюсь, вы довольны, едем во Псков». По шутливому, веселому тону генерала Воейкова в служебном поезде решили, что, очевидно, дворцовый комендант имеет веские к тому основания. Все приободрились. Дубенский был горд. Все поняли в словах Воейкова намек на письмо Дубенского Федорову.

Вскоре затем направился во Псков и императорский поезд – лит. А. Государь вызвал к себе в купе Воейкова и долго говорил с ним. По словам Воейкова, Государь склонился дать ответственное министерство. Государь поручил Воейкову по приезде во Псков выехать навстречу Родзянке и переговорить с ним до приема его Государем.

Иван СИДОРОВ


Справка «Гудка»
    Александр Иванович Спиридович – генерал-майор, начальник отдельного корпуса жандармов (1906 – 1912), управляющий дворцовой комендатурой, лично сопровождал императора Николая II в его поездках в Ставку.
    Николай Иудович Иванов – генерал-адъютант, генерал от артиллерии. С марта 1916-го состоял при императоре; в феврале 1917 года послан Николаем II для усмирения петроградского мятежа, фактически бездействовал, в 1918 году возглавил одну из белогвар­дейских армий, умер на Дону от сыпного тифа.
    Владимир Николаевич Воейков – генерал-майор свиты, дворцовый комендант императора Николая II.
    Михаил Владимирович Родзянко – в 1917 году – председатель Временного комитета Государственной думы.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31