27 июля 2021 20:25

Чиновникам такие грузы не нужны

Беседовал Денис ВИКСНЕ

Бюрократическая система сдерживает развитие бизнеса перевозок тяжеловесных и крупногабаритных грузов, считает генеральный директор компании «Строймерстил» Вячеслав Захаров.

– Вячеслав Юрьевич, какие недостатки вы видите в инструкции по перевозке крупногабаритных и тяжеловесных грузов?
– Самое большое нарекание к ней состоит в том, что документ невнятен и непрозрачен. Часто невозможно получить разрешение на перевозку, потому что представители дорожного ведомства заявляют, что в России плохая сеть дорог. Но ведь строятся новые дороги, и в инструкции ( она принималась десять лет назад) никаких поправок по этому поводу нет.
Более того, тогда практически не использовали современную технику. Основной критерий для дорожного полотна – нагрузка на ось транспортного средства. Но ее можно сделать меньше, чем на обычном автобусе. Однако такой аргумент не принимается! Дорожники указывают на общую массу автопоезда.
Осложняет получение разрешений требование согласовывать документы в регионах, по которым будет осуществляться перевозка. Один раз мы собирали согласования 3 месяца, сделали проект перевозки, а чиновники нам сказали, что это не региональная, а международная перевозка. А на нее нужно отдельное разрешение. Потеряны впустую время и средства. Невнятность инструкции обескураживает.
Рынок перевозок крупногабаритных и тяжеловесных грузов оценивается в России примерно в $3 млрд. Но это только официальная статистика. Если взять реальные обороты, то объем будет в 2 – 3 раза больше. Всего рынка не видно, потому что есть проблемы с получением разрешений. Они не только тормозят, но даже блокируют развитие бизнеса. Мы подали документы на одну перевозку, где не было никаких сложностей. Через месяц из дорожного ведомства пришел ответ с запретом. У чиновников разговор простой: если не нравится – идите куда ходите.

– Точной статистики по рынку нет, потому что перевозчики находят пути, как обойти разрешительную систему, и работают «в тени»?
– Я больше, чем уверен, что так и есть. Все рады бы работать по правилам – просто деваться некуда. Власти нас ставят в такие рамки, что участники рынка вынуждены их нарушать. Но организация выдачи разрешений поставлена так, что не позволяет действовать по-другому.
Часто чиновники говорят: ваш груз требует составления проекта. Проект стоит немалых денег и нуждается в длительных сроках. Перевозчик приходит сначала в разрешительную организацию, где с него требуют проект. Затем он обращается в проектную организацию, получает его, а чиновники говорят: перевозку осуществлять нельзя. Но зачем тогда посылать за проектом, если заранее известно, что перевозка невозможна?!
Проект можно составить для любой перевозки, предпринять массу мероприятий: усиление мостов, дорог. А чиновник все равно говорит, что перевозка невозможна. Либо утверждает, что этот проект ему не нравится и отправляет в другую организацию. Хотя у нас на всю страну единственный лицензированный Минтрансом институт – РосДорНИИ – занимается соответствующими проектами. А в нем за это отвечают всего несколько человек.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее, как решается проблема региональных согласований?

– Эти проблемы решаются месяцами: по одному региону можно ехать, по другому нельзя. Как правило, в итоге ничего не согласовывается, и перевозчики ищут обходные маршруты.
Причем есть разница в получении согласований по движению по федеральной, региональной или муниципальной дорогам. В Москве, где более насыщенная инфраструктура, чем на федеральной трассе, можно получить такое согласование, а на трассе Москва – Тула нельзя.
Есть еще проблема с искусственными сооружениями. Существует масса примеров, когда эксперты РосДорНИИ говорят, что по мосту можно проехать, и подписываются под этим. А местный чиновник тем не менее отказывается давать разрешение, придумывая совершенно невразумительные доводы.

– Может быть, дело в коррупции?
– Нет, я думаю, что не в ней. Просто, кроме нас, это никому не нужно. Какой интерес чиновнику пропускать груз по мосту, если, с его точки зрения, возможны какие-то проблемы? Во все это надо вникать, а зачем это делать, если можно просто сказать «нет».
Согласование стоит немалых денег: только возмещение ущерба дорожному полотну (помимо стоимости проекта) сравнимо со стоимостью самой перевозки. И даже то, что эти деньги пойдут в бюджет, не убеждает чиновников.
Некоторые говорят: разделите груз на мелкие партии или везите его по железной дороге, речным транспортом. А если перевозят реактор? Его же нельзя распилить! По железной дороге он не проходит. Но даже если будет проходить, все равно от места разгрузки до места монтажа его надо везти автомобильным транспортом.
В очень редких случаях груз доходит по железной дороге до самого места назначения. Например, на нефтеперерабатывающем заводе. Но по территории завода его все равно надо везти на машине. Хорошо, что для этого не требуется получать никаких разрешений, ведь дорога принадлежит заводу. При этом, как показывает практика, такие дороги выдерживают перевозку, хотя они далеко не федерального качества.
1 июля мы будем совершать надвижку (перемещение груза на баржу) по небольшому участку, который проходит по обычной, немного усиленной дороге в Калининградской области. Масса груза составляет 12 тыс. тонн. И никто в этом регионе не беспокоится о том, что дорога разрушится.

Беседовал Денис ВИКСНЕ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31