30 июля 2021 18:55

Общий дом в Дубовке

Алексей ЧЕРНИЧЕНКО,<br /> спец. корр. «Гудка»<br /> Воронежская область

Воронежский областной специализированный Дом ребенка находится в поселке Дубовка, недалеко от города, в замечательном месте. Дубов, правда, тут нет. По преданию, их срубили еще при Петре Великом, который в Воронеже построил первый российский корабль. Зато в Дубовке кругом вековые сосны и воздух совершенно волшебный. Поэтому раньше здесь было множество пионерских лагерей, а лагерь «Сокол» Воронежского вагоноремонтного завода соседствовал с Домом ребенка и всегда над ним шефствовал.

В Дубовке шефствовали от души. Никто не принимал никаких руководящих решений. Просто была старшая пионервожатая Аллочка, водила пионеров не только на прогулки по живописным окрестностям, а и к соседям-малышам. В Доме ребенка воспитывались сироты от грудных до четырехлетних. Любой обитатель пионерлагеря поэтому чувствовал себя в гостях у этих соседей почти что взрослым. Сначала Аллочка приводила пионеров после родительских дней, и те делились с малышней гостинцами. Потом они стали приходить специально поиграть с малышами. Девчонки помогали нянечкам, важно катали коляски.

А потом Аллочка стала Аллой Семеновной и директором пионерлагеря. По-прежнему не было никаких официальных решений-договоров, но шефство продолжалось. Пионеры помогали уже и по хозяйству, убирали в доме и на участке, учили малышню сажать цветы и беречь их.

Шефы привязывались к своим подопечным, как умеют дети, и искренне горевали, когда кого-нибудь усыновляли и увозили из соседнего дома. Забирали, как правило, всеобщих любимцев, самых шустрых и симпатичных. Тогда Алла Семеновна объясняла, что это просто замечательно, что у малыша появились новые родители.

А потом Алла Семеновна Когтева стала председателем профсоюзного комитета Воронежского вагоноремонтного завода. И шефство над сиротской обителью вышло на качественно новый уровень.

Время было тяжелое – середина девяностых. Завод и сам-то бедовал в те годы. Даже мать-кормилица Юго-Восточная железная дорога не могла себе позволить такой роскоши, как ремонтировать вагоны на родном заводе. Численность персонала на предприятии сократилась чуть ли не вчетверо.

В двадцатые годы «Гудок» призывал железнодорожников делиться с беспризорниками последним куском хлеба. В девяностые воронежских вагоноремонтников никто ни к чему не призывал. Они сами делились углем с Домом ребенка. И если бы не этот уголь, страшно даже подумать, что было бы с малолетними россиянами в лютые зимы девяностых.

...Мальчишки играли на задворках и услышали на помойке слабый писк. Полезли в мусор в надежде найти щенка или котенка, а нашли девочку, завернутую в роддомовское одеяльце. «Скорая» с милицией отвезли находку в реанимацию, обморожения не обнаружили, и девочку доставили в Дом ребенка.

Первой заботой персонала было покормить, искупать и перепеленать, следующей – выбрать человечку имя и фамилию, что требовалось хотя бы для документов о приеме. В память о жуткой метели и таком же холоде того январского дня девочку, дружно посоветовавшись, назвали Снежанной Морозовой.

В отличие от сказки про Снегурочку, у этой истории счастливый конец. Девочка росла и хорошела не по дням, а по часам, к неполному году превратилась в неотразимо очаровательную куклу. Из Москвы на крутой иномарке приехала успешная бездетная адвокатша, увидела, ахнула, за один день оформила в Воронеже все необходимые документы по удочерению и уехала домой с драгоценным грузом.

И только когда иномарка скрылась за дубовскими соснами, Клавдия Ивановна Самсонова, старший педагог Дома ребенка, еще раз взглянула на документы и ахнула: «Бабоньки, число-то сегодня какое!» В суете они и не вспомнили, что ровно год назад к ним привезли Снежанну. Весь женский персонал дружно решил, что примета эта добрая. И не ошибся – шесть лет с тех пор благодарная адвокатша приезжала в этот день в Дубовку с полной машиной подарков.

В наступившем тысячелетии дела у Воронежского вагоноремонтного пошли круто в гору. По итогам 2005 и 2006 годов завод был признан лучшим в системе РЖД. Число работников удвоилось, зарплаты – одни из лучших в Воронеже. Не изменилось одно – отношение к подшефным. Компрессорный цех, ремонтирующий холодильники в вагонах-ресторанах и кондиционеры в пассажирских, заботливо следит за всеми холодильниками Дома ребенка. Там хранятся не только детские продукты, но и лекарства.

Малярный цех отгрохал настоящий евроремонт в зале музыкальных занятий и в зале кинезотерапии.

Механический цех напряг своих слесарей – появилась водолечебница с «жемчужной ванной».

В результате нынешним летом в Дубовке пройдет базовый семинар для всех 129 Домов ребенка России.

И Лидия Андреевна Шабанова, заведующая Домом, волнуется уже сейчас. Она кандидат медицинских наук, у нее редкая специальность – реабилитолог, А всероссийский семинар будет именно по проблемам реабилитологии.

– И чего волнуется?– удивляется Алла Семеновна Когтева. – Наш Дом в России самый лучший. Вот зря Минздрав конкурсов не проводит. Как наше РЖД. Наш дом обязательно бы на таком конкурсе победил.

Алексей ЧЕРНИЧЕНКО,
спец. корр. «Гудка»
Воронежская область


Васька
«Гудок», 8 марта 1925 г.
    Читальня агитпункта станции Арчеда Ю.-В. ж.д. Открывается дверь и кто-то входит. Чтобы его рассмотреть, пришлось приподняться – не видно из-за стола. Крошечная фигурка приближается к печке, протягивает к ней худые ручонки.
    – Ты зачем пришел, мальчик?
    – Погреться.
    Со всех сторон посыпались вопросы… Живет «далеко», сколько лет – не знает, а зовут Васькой.
    – Хожу, прошу хлеба, да никто не дает.
    Я бросился в буфет, купил хлеба. Мне казалось, что я могу опоздать.
    Дорогие товарищи! Посмотрите вокруг себя – нет ли возле вас такого Васьки. Их сейчас столько разбросано по всем путям-дорогам… Скорей на помощь, не дадим им погибнуть! Член РКСМ Н.Сытнов»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31