28 июля 2021 07:03

Валерий Красновский, председатель правления фонда «Транспортная безопасность»

– Принятый в начале этого года федеральный закон «О транспортной безопасности» не оправдал наших надежд. Более того, вызвал удивление.

Во-первых, до сих пор в стране нет утвержденной концепции транспортной безопасности, в которой было бы дано нормативно закрепленное определение основных понятий в этой области. Во-вторых, в решение проблем транспортной безопасности вовлечено очень много других субъектов. Без однозначного понимания сути каждого вопроса, его трактовки, строжайшей координации и субординации действий этих субъектов добиться положительного результата не только сложно, но и просто невозможно. В-третьих, закон «О транспортной безопасности» должен строиться на основе реально существующих угроз, а не сиюминутного положения дел в стране и финансовых возможностей.

Известно, что в транспортном комплексе существуют три основных вида угроз: техногенные, природогенные и социогенные. Статистика последних лет убедительно свидетельствует о том, что из общего числа происшествий на транспорте 95% относится к категории техногенных и природогенных, и только чуть более 4% являются социогенными. Закон, который принят в Государственной думе, учитывает лишь один вид угроз – социогенный, если говорить точнее – незаконное вмешательство в деятельность транспортного комплекса.

Такой подход к интерпретации понятия «транспортная безопасность», на наш взгляд, не совсем правильный, о чем многократно на протяжении последних лет предупреждали и ученые, и общественность в лице фонда «Транспортная безопасность» и Торгово-промышленной палаты. Общественная палата в прошлом году трижды обсуждала этот вопрос на своих заседаниях и приняла развернутое заключение о неправильности такого сужения понятия «транспортная безопасность» и направила его в Госдуму.

Фактически Дума проголосовала за закон «О борьбе с терроризмом на транспорте», или «О борьбе с актами незаконного вмешательства в деятельность транспортного комплекса». По содержанию это уж никак не закон «О транспортной безопасности».

Сложившееся сегодня положение дел имеет одну причину. Ее можно сформулировать так: у институтов государственной власти и общественности страны до сих пор нет адекватного понимания роли и места транспортной безопасности в системе национальной безопасности. А если посмотреть еще глубже, то это – реальное недопонимание значимости транспортного сектора для экономики страны. Пока государство не изменит подхода к транспортной теме, мы ничего не добьемся. Если не изменить подхода к транспортному сектору с декларативного на экономический вообще и к транспортной безопасности в частности, то мы будем постоянно «ходить по кругу» и удивляться росту чрезвычайных происшествий и невыполнению правительственных программ.

Состояние транспортной безопасности – это всенародный вопрос, касающийся буквально каждого гражданина нашей страны. Существующий ныне подход, в первую очередь к вопросу о финансировании, не отвечает ни интересам государства, ни общества, ни отдельного гражданина России.

В ряде западных стран сотни частных компаний и фирм под эгидой соответствующих фондов систематически выделяют в рамках своих годовых бюджетов десятки миллионов долларов на исследования и разработки, касающиеся проблем транспортной безопасности.

У нас в стране только зарождается такой подход, а для его интенсификации необходимо придать программе модернизации транспортной системы России значимость одного из стратегических путей развития страны наравне с национальными проектами.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31