25 июля 2021 18:03

Глупость замедленного действия

Беседовал Артем КОБЗЕВ

Степень русофобии в эстонском обществе сильно преувеличена российскими СМИ, а предвыборный популизм эстонских властей – скандальное шоу с переносом Бронзового солдата – обернется для крошечной прибалтийской республики огромными проблемами в будущем, считает член президиума Совета по внешней и оборонной политике политолог Федор Лукьянов.

– Когда конфликт вокруг памятника советскому Воину-освободителю только начинался, аналитики называли его всего лишь частью эстонской предвыборной гонки. Почему же теперь, когда выборы уже прошли, а спекуляции на антирусских настроениях принесли свои плоды, ситуация не только не нормализовалась, но и заметно ухудшилась?
– Решение демонтировать монумент было, мягко говоря, непродуманным. И главное здесь даже не то, как оно отразилось на отношениях Москвы и Таллина, а то, как оно скажется на развитии самой Эстонии. С этой точки зрения его иначе как чудовищной глупостью назвать нельзя. Эстонии удалось осуществить все задуманные реформы, вступить во все основные международные клубы и избежать серьезных межнациональных трений. Казалось, что сама проблема русской части населения постепенно сходит на нет, страна входит в европейский мир толерантности и политкорректности. И вот все это относительное благополучие было разрушено из-за мелких и краткосрочных интересов отдельных политиков. Их безответственность привела к взрыву народного недовольства, накапливавшегося годами, к столкновениям с полицией. И последствия этого могут оказаться намного более серьезными, чем представлялось эстонским лидерам. И дело, повторяю, не в реакции России, а в том, что гармония эстонского общества оказалась разрушена.

– Если в Эстонии все до недавнего времени было относительно спокойно, то почему на выборах побеждают партии, обещающие снести памятник Воину-освободителю?
– Перенос монумента был все-таки не единственным пунктом их программы. Избиратели реагировали в основном не на него, а на другие предвыборные обещания. Степень распространенности русофобии в эстонском обществе сильно преувеличена отечественными СМИ. На бытовом уровне она почти не ощущается. Но и интеграции двух общин не происходит. Русские, не имея возможности пойти на госслужбу, подались в бизнес. В результате политическая власть оказалась в руках титульной нации, а экономическая, в значительной степени, в руках русских. При этом русский язык не является официальным и вся документация должна вестись на эстонском. А, например, в Нарве подавляющее большинство населения – русские. Понятно, что их такая ситуация не может не раздражать. В то же время в Европе традиционно считают эстонцев маленьким народом, пострадавшим от громадного соседа и нуждающимся в помощи и защите. Но «синдром жертвы» довольно опасен. Если сильный партнер снисходительно относится ко всему, что эта «жертва» делает, полагая, что у нее есть на то право, так как до этого она много страдала, то у нее формируются абсолютно неадекватные представления о том, что можно и чего нельзя делать.

– Чем объяснить разную реакцию на попытки официального Таллина пересмотреть итоги Второй мировой в странах Евросоюза? Почему, например, Польша высказала одобрения действиям Эстонии, а в Германии памятники советским солдатам никто сносить не собирается?
– Если бы Германия решила демонтировать подобные монументы, то во всем мире поднялся бы небывалый шквал негодования. Проигравшая в войне страна-агрессор не имеет права на пересмотр истории. А прибалтов в Европе воспринимают как жертв геополитической игры двух диктаторов – Сталина и Гитлера. Поэтому даже на возведение памятников эстонским бойцам дивизий СС смотрят сквозь пальцы. Мол, это были не столько приспешники нацизма, сколько солдаты, сражавшиеся за свободу своей родины. Что касается Польши, то там ситуация совершенно иная. Эта страна чудовищно пострадала от нацизма, и его реабилитация в ней принципиально невозможна. В то же время в Польше сейчас стараются избавиться от любых напоминаний о советском периоде. Но это – не пересмотр роли СССР в войне. К тому же с Польшей заключен формальный договор об охране и надлежащем уходе за памятниками советским солдатам. И это не говоря о том, что в России хватает польских могил. Если Польша займется гробокопательством, то можно догадаться, чем ей ответит Москва. Эту тему лучше не трогать – раз начав, остановиться будет очень сложно.

– А как стоило повести себя Москве, когда разгорался конфликт с Эстонией?
– Уж точно не так, как это было сделано! К чему были все эти истеричные крики? Все, что Эстония хотела сделать, она все равно сделала. Мы не можем навязать суверенному государству свое понимание истории. Но самая большая глупость, допущенная с нашей стороны, – это блокада эстонского посольства молодежными организациями. Воевать с дипломатами, просто выполняющими свою работу, в принципе недопустимо. Вдобавок активность «Наших» переключила внимание европейского сообщества с Эстонии на Россию. В Европе стараются закрывать глаза на многие действия прибалтийских лидеров, но история с монументом Воину-освободителю европейцам не понравилась. Западная пресса прямо указывала на то, что действия эстонских властей несвоевременны и нетактичны. И вот ровно в тот момент, когда Европа засомневалась в правоте Таллина, в дело вступили «Наши». В результате Россию обвинили в нарушении международных конвенций о работе диппредставительств. Тон комментариев в западной прессе сразу же изменился: Эстония снова предстала жертвой агрессивного соседа с имперскими амбициями.

– Получается, что у нас нет вообще никаких рычагов давления на Эстонию?
– На самом деле у России есть вполне конкретные экономические рычаги. Но использовать их она, судя по всему, не намерена, поскольку попытки надавить на Таллин могут нам самим неприятно аукнуться. Эстония – член ЕС, и введение санкций против нее обернется проблемами со всем Евросоюзом. Вспомним историю с польским мясом. Из-за конфликта Москвы и Варшавы до сих пор не подписан новый договор между Россией и ЕС о партнерстве и сотрудничестве. У нас привыкли считать, что достаточно иметь хорошие отношения с крупными европейскими странами, например Германией и Францией, а уж они найдут способ уломать своих соседей по Евросоюзу. Но на практике эта схема не работает. Польша по-прежнему отказывается снять вето с подписания договора. А теперь может получиться так, что если Польша его и снимет, то договор снова будет заблокирован Эстонией. Так что Москве надо искать менее агрессивные способы выстраивания отношений с соседями. В конце концов российско-латвийские отношения всегда были более напряженными, чем российско-эстонские, однако в последнее время они стали налаживаться. Стало быть, и с Эстонией можно вопросы решать полюбовно.

Беседовал Артем КОБЗЕВ

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31