28 июля 2021 07:43

Больших сложностей в правовой системе отрасли нет

Игорь Санковский, генеральный директор ООО «Аппарель»:

– Чтобы ответить на вопрос, чего не хватает в правовом регулировании железнодорожных перевозок, необходимо правильно оценить проблемы текущей деятельности участников транспортного рынка. Трудности, конечно, есть. Однако большинство из них – локальные. Здесь можно возразить, что многие крупные предприятия, действующие в сфере железнодорожного транспорта, испытывают значительные трудности в своей работе, обусловленные недостатками имеющегося правового регулирования. Это действительно так, но с точки зрения соотношения сложившейся системы экономических отношений в отрасли и действующей системы правового регулирования особых сложностей нет. Есть проблема в определении модели рынка услуг на железнодорожном транспорте. Пока эта модель не будет совместно и в полной мере сформирована Мин­трансом России, Росжелдором, ОАО «РЖД» и другими участникам рынка, говорить об изменениях в правовом регулировании сложно. Важно, чтобы модель соответствовала экономическим реалиям рынка железнодорожных перевозок. Если, к примеру, будет принята модель, в рамках которой будут работать множество перевозчиков, то проблемы правового регулирования невозможно будет разрешить только на уровне заключения договоров между участниками перевозочного процесса, необходимо будет включать соответствующие позиции в законы «О железнодорожном транспорте» и «Устав железнодорожного транспорта». Полагаю, что при этом нужно будет не просто вносить изменения в существующие нормативные документы, а писать новые законы.

На мой взгляд, сегодняшнее нормативное регулирование стоит разделить на две части. Первая – технологическая, исторически сложившаяся и отработанная, в рамках которой можно менять отдельные положения. Я имею в виду все то, что касается собственно перевозочного процесса (обеспечение безопасности на железнодорожном транспорте, перевозка как технологический процесс, сложившиеся формы документооборота). Вторая часть, непосредственно связанная с субъектами транспортного процесса, должна очень тщательно прописывать все, что касается взаимоотношений участников железнодорожных перевозок: перевозчиков, грузовладельцев, операторов, владельцев инфраструктуры. Реально существующая экономическая и правовая модель рынка железнодорожных перевозок фактически предполагает наличие только одного перевозчика и владельца инфраструктуры – ОАО «РЖД». Все дочерние структуры ОАО «РЖД», на мой взгляд, не отвечают тому критерию, который именуется «множественностью субъектов рынка железнодорожных перевозок». Да, существуют операторы. Они могут одновременно являться экспедиторами, организаторами перевозки, грузоотправителями, но все-таки основная суть их деятельности в соответствии с законодательной базой – владение подвижным составом. Это большой объем деятельности, наша компания также является оператором, но это – не перевозчик. Статус оператора до сих пор подробно юридически не определен, но я готов согласиться с теми специалистами, которые говорят об отсутствии необходимости отдельного определения оператора как участника транспортного процесса. Ведь есть владельцы подвижного состава, которые должны следить за его содержанием. Существуют и экспедиторы. Это очень распространенное понятие, но оно не используется как специальный термин в сфере железнодорожной отрасли. Да, сейчас можно говорить о недостатках всего блока законов, регулирующих деятельность железнодорожного транспорта. Но наибольший экономический эффект можно ожидать только в том случае, когда новое или усовершенствованное правовое регулирование будет соответствовать реальным экономическим отношениям в рамках принятой модели рынка услуг на железнодорожном транспорте.

В любом случае, если в действующий ФЗ «Устав железнодорожного транспорта в Российской Федерации» или в другие законы, регулирующие деятельность железнодорожной отрасли, будут внесены поправки, которые усовершенствуют документы, это правильно. Ведь для юридического прочтения и применения любой закон лучше, если он правильно сформулирован. К примеру, если будут уточнены отдельные обязанности перевозчика или грузоотправителя. Однако если мы хотим расширить, например, понятие и статус оператора, показать его права и обязанности, систему взаимоотношений, то это должно соответствовать как реально существующим экономическим отношениям, так и той экономической модели рынка, которая будет утверждена. Полагаю, что сегодня необходимо оценивать не столько недостатки закона, сколько то новое, что произошло в деятельности железнодорожного транспорта со времени создания ОАО «РЖД». Причем реальной деятельности: ведь мы же говорим, что проблемой являются отсутствие инвестиционных ресурсов, износ основных фондов. А ведь операторы приобретают подвижной состав в большом объеме. И это нельзя считать недостатком деятельности, это требует поддержки, притом на государственном уровне. При этом не исключаю, что на оператора или иного участника железнодорожной перевозки возможно возложение дополнительных обязанностей (наряду с предоставлением дополнительных прав), связанных, например, с обеспечением процесса перевозки, подготовки груза к перевозке. Совершенствовать законы можно, но только надо понимать, к какой экономической модели мы стремимся, какими средствами государства та или иная модель будет поддерживаться.

Справка «Гудка»
    Реально существующая экономическая и правовая модель рынка железнодорожных перевозок фактически предполагает наличие только одного перевозчика и владельца инфраструктуры – ОАО «РЖД». Все дочерние структуры ОАО «РЖД», на мой взгляд, не отвечают тому критерию, который именуется «множественностью субъектов рынка железнодорожных перевозок».
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31