28 июля 2021 06:00

Валерий Язев: Правительство не знает, что будет после РАО «ЕЭС России»

О ходе реформы электроэнергетики «Гудку» рассказал председатель комитета Госдумы по энергетике, транспорту и связи Валерий Язев.

– Насколько реформа РАО «ЕЭС России» достигла своей цели? Почему до сих пор нет наплыва иностранных инвесторов, готовых вкладывать деньги в строительство и модернизацию энергетических объектов?
– Видимо, потому что реформа еще не завершена. Прошли только первые IPO генерирующих компаний. Для того чтобы считать реформу законченной, нужно выделить из РАО 7 ОГК, 14 ТГК, системного оператора, федеральную сетевую компанию.
До сих пор остается непонятной схема управления энергетикой после ликвидации РАО «ЕЭС России».
Все это настораживает инвесторов. Там, где существует ясность, инвестор уже есть. В частности, приняты решения по инвестициям Пермской, Нижневартовской, Уренгойской ГРЭС, куда готовы вкладывать существенные деньги.
Но сохраняется и множество непонятных моментов: какой должен быть топливно-энергетический баланс, для того чтобы хватило газа для вновь возводимых мощностей, какие будут цены на электроэнергию ввиду отсутствия точного понимания соотношения оптового рынка генерируемых мощностей и регулируемого рынка?
Реформу, конечно, завершенной считать нельзя, но она движется по пути, определенному законодателями.

– С точки зрения национальной безопасности можно ли отдавать генерацию в собственность иностранным компаниям?
– Я считаю, что в акционерном капитале генерирующих компаний иностранцы могут участвовать свободно. И существенных ограничений я бы не вводил, потому что, во-первых, территориально мы рассеяли производство электроэнергии: ни одно ОГК или ТГК не занимает доминирующего или монопольного положения в регионах.
Гидроэнергетика – в руках государства, поэтому ничего страшного нет, если иностранные акционеры будут широко представлены в нашей генерации.

– Что будет после ликвидации РАО «ЕЭС России»?
– У меня в энергетике наибольшую озабоченность вызывают два вопроса: первый – это отсутствие топливно-энергетического баланса в стране и второй – непринятие на уровне правительства решений по поводу того, кто и как будет управлять отраслью после ликвидации РАО «ЕЭС России».
Есть предположения, что вроде бы эти функции передадут федеральной сетевой компании (ФСК). Думаю, что это неправильно, возможны системные противоречия. Допустим, в отдаленном регионе необходимо развивать генерацию, а сети туда тащить дорого, и ФСК будет принимать решения, исходя из своих бизнес-интересов.
Все эти проблемы возможно обойти, только создав орган государственного управления.
Даже некоммерческое партнерство этим заниматься не может, хотя его также называют в качестве варианта управления энергетикой. Но некоммерческое, значит, финансово не заинтересованное и отвечать ни за что не будет.
Пока общего понимания решения проблемы по схеме управления электроэнергетикой после ликвидации РАО нет.

– В преддверии утверждения правительством генеральной схемы размещения объектов электроэнергетической генерации можете ли вы рассказать об этом документе? Как он отразится на общей ситуации на рынке?
– По моему мнению, это должен быть документ, определяющий на долгие годы перспективу государственного решения о размещении объектов энергетики в стране.
Для того чтобы принять именно такой документ, необходимо четко понимать топливно-энергетический баланс страны и определиться, где размещать объекты угольной, газовой и атомной генерации.
Под это размещение нужно спроектировать развитие электросетевого хозяйства.
На мой взгляд, четкого понимания всех процессов сегодня нет. Косвенно это подтверждает и тот факт, что схему размещения должны были утвердить еще в прошлом году, но ее до сих пор нет.

– Когда газ в России будет стоить $125 за тыс. куб. м, каким отраслям промышленности, с вашей точки зрения, понадобится государственная поддержка и в чем она может выражаться, если к этому времени Россия присоединится к ВТО?
– Вступление в ВТО не препятствует поддержке отдельных отраслей. А поддерживать надо будет население в виде субсидий, помогать ЖКХ, продолжать удерживать цены на разумном уровне.
В промышленности необходимо будет субсидировать ряд наиболее энергоемких отраслей строительной индустрии – цементную и кирпичную подотрасли.
Обсуждается вопрос о поддержке химических предприятий, выпускающих удобрения. Но здесь надо разбираться более детально, потому что при импорте удобрения облагаются ввозными таможенными пошлинами почти во всех странах, в пересчете на газ – еще на $80 за тыс. куб. м.
Это говорит о том, что фактически они продаются по демпинговым ценам, а газ используется крайне неэффективно. После роста цены на газ, возможно, нормализуется финансово-хозяйственная деятельность таких предприятий.
А механизмы помощи, естественно, – только через бюджетный процесс: всем потребителям газ отпускается по рыночной цене, а потом субсидируются отдельные отрасли промышленности.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31