26 января 2022 08:26

Шумная история

Помощника машиниста дорога не оставила в беде

В конце нынешнего лета у слесаря локомотивного ремонтного депо Киров Сергея Дресвянникова произошли два события: он съездил подлечиться в лучший из местных санаториев «Вятские увалы» и отметил своё пятидесятилетие. В дни юбилея вместе с поздравлениями он услышал от коллег слова о том, что он всегда на них может рассчитывать. Жизнь его убедила: не пустые слова.

Сергей Дресвянников продолжает ходить на работу в депо
Больше четверти века Сергей Дресвянников проработал помощником машиниста. Был на хорошем счету. А вот полтора года назад ему пришлось расстаться с любимой профессией – и не по своей воле. Ведь надо всеми работниками локомотивных бригад как дамоклов меч висит вердикт медицинской комиссии. Дресвянников знал, по какой причине врачи его могут списать, но всё надеялся – может, это случится нескоро.
– Ещё в конце 80-х мне сказали: снижается слух, лучше бы оставить работу на электровозе, причиной ухудшения могут быть шум и вибрация в кабине. Но что значит «оставить»? Это моя профессия, этому меня научили – и, в общем-то, ничему больше!

И вот во время очередной встречи с врачами Дресвянникову был поставлен диагноз: двусторонняя нейросенсорная тугоухость. Слева – со значительной степенью, справа – с умеренной степенью снижения слуха. Процесс этот необратимый, а работа по профессии с таким слухом недопустима.
– Мы сделали тогда всё возможное, чтобы облегчить удар для Сергея Дресвянникова, – рассказала «Гудку» специалист по управлению персоналом депо Людмила Девятерикова. – Предложили ему в депо работу слесаря. Он согласился. Конечно, слесарь получает на 5 тыс. руб. меньше, чем помощник машиниста. Но ведь он не потерял выплаты за верность компании, а стаж у него большой.

Товарищи по депо посоветовали тогда Сергею разобраться, насколько его болезнь связана с работой, ведь врачи сказали о профзаболевании. И он отправился по различным медицинским инстанциям, как положено в таких случаях. Доказать связь болезни с условиями труда было непросто. Муниципальные медики, за комиссией которых в таких случаях последнее слово, поначалу не соглашались. Но дело решили документы, подготовленные медиками дорожной и Центральной клинической больницы ОАО «РЖД». Санитарные врачи, работающие с ГЖД, изучили условия труда бригад на локомотивах ЧС4Т и в итоге выдали Сергею Дресвянникову документ, из которого следовало, что уровень шума в кабине превышает допустимый на 5 децибел. В заключении, написанном после обследования железнодорожными медиками, говорилось, что его болезнь – это профзаболевание.
– Мы ждём, что машинист и помощник машиниста – это самые здоровые люди на железной дороге, ведь профессия – ключевая, и отбор в неё жесткий, – комментирует начальник Горьковского территориального отдела управления Роспотребнадзора по железнодорожному транспорту, главный государственный санитарный врач по ГЖД Ирина Калашникова. – Но изучение ситуации на дороге показывает, что работники локомотивных бригад занимают места, близкие к первому среди заболевших в последние годы в процентом отношении по сравнению с другими профессиями. Это и кардиологические заболевания, и простудные. И не только, как показывает случай с Сергеем Дресвянниковым.

И хотя в 2010 году в локомотивном хозяйстве дороги не выявлено ни одного грубого нарушения санитарии и гигиены, благополучие заканчивается, когда бригада приступает непосредственно к исполнению своих обязанностей. В кабине самых распространённых на дороге электровозов ВЛ80 и ЧС4Т люди находятся без перерыва до десяти часов. По современным санитарным нормам, там должны быть умывальник, туалет и чистящие средства. Но это не предусматривалось, когда почти полвека назад создавалась техника. Машинисту негде, например, помыть руки. Вроде бы мелочь, но, наверное, не надо особо объяснять, как это может сказаться на здоровье. В кабинах гуляют сквозняки, и в старых машинах кабины плохо отапливаются. А ещё на машинистов и их помощников воздействуют электромагнитные поля, шум и вибрация.
– Считаю, что на магистрали делается всё возможное, чтобы уберечь бригады, – говорит Ирина Калашникова. – Речь идёт не только о создании условий для отдыха. Чтобы компенсировать воздействие опасных факторов, проводится усиленная медицинская профилактика, в специально созданных реабилитационных центрах снимается психологическая усталость. Но что толку, если машинисты, едва оправившись, опять попадают в реально опасные для них условия труда? В том же 2008 году, когда детально изучалась ситуация с Сергеем Дресвянниковым, мы исследовали в депо Киров десять локомотивов ЧС4Т – таких, на которых он работал. Шесть рабочих мест не отвечали требованиям по шуму, девять – по вибрации.

Сергей Дресвянников – единственный локомотивщик, пострадавший от этих факторов за последние три года на ГЖД, – это драма в его жизни, это потеря для депо. Но, оказывается, в целом на сети дорог дела обстоят печальнее. По словам Ирины Калашниковой, за три года произошло 156 случаев профзаболеваний работников локомотивных бригад, из них 120 – нейросенсорной тугоухости.
– В 2009 году мы планировали привести условия труда к требованиям норм на 1300 рабочих местах, сделали это на 1423 с общим числом работающих 2160. На это затрачено 11,2 млн руб. при годовом плане 3,5 млн, – сообщил «Гудку» начальник службы охраны труда и промышленной безопасности Горьковской железной дороги Владимир Глебов. – Мы улучшили условия труда при неустранимых вредных производственных факторах на 3704 рабочих местах при плане 3361. Думаю, благодаря этому в 2009–2010 годах на дороге не зарегистрировано ни одного случая профзаболеваний. Об электровозах ЧС4Т скажу: в ходе проведённых проверок установлено, что шум в кабинах не превышает допустимого значения, другое дело – в машинном отделении, но там находиться без сертифицированных средств защиты органов слуха запрещено.

Согласно коллективному договору Сергею Дресвянникову дорога выплачивает ежемесячную сумму в связи с потерей трудоспособности из-за условий производства, поэтому в доходах он практически не потерял. Уже дважды дорога предоставляла ему санаторные путёвки, несколько раз его лечили в стационаре дорожной больницы.
– Но было бы лучше, – подвела итоги Ирина Калашникова, – если бы Дресвянников получал всё-таки не пособие по инвалидности, а зарплату, работая как помощник машиниста. И раз уж локомотивы продолжают работать, они должны быть модернизированы.

Николай Морохин
Леонид Акопов
Киров – Нижний Новгород

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30