21 апреля 2021 04:10

Медовый праздник

До Дня Победы ещё несколько дней, а в новокузнецкой школе-интернате № 19 ОАО «РЖД» уже полным ходом готовятся к этому празднику. Воспитанники встречают гостей – ветеранов войны и труда Павла Фоминых и Евгения Проводова.

Первый воевал, второй видел войну глазами ребёнка. Оба прибыли на встречу с воспитанниками, как говорится, с корабля на бал. Евгений Иванович – прямо с дачи, а Павел Гаврилович – из зала суда, где отстаивал право приватизировать квартиру, которую ему дали в доме, построенном для ветеранов.

– Вот так всю жизнь, – смеётся он, поднимаясь по лестнице в школьный музей, – в молодости воевал и в старости воюю. Из одного окопа – в другой. Живи, говорят, ветеран, в квартире, пока жив. А после она не твоя. Будто родственников у меня нет. Но ничего, я ещё дам прикурить несправедливости.

– А где страшнее, на войне было или сейчас, в нашей жизни? – спросила Павла Гавриловича старшеклассница Анна Сидорова.
– На войне страшнее, что уж говорить, – вздохнул Павел Фоминых. – Стояли мы с миномётным полком в Псковской области. Полгода в немецком кольце. В наш тыл вела только узенькая дорожка, которую постоянно «утюжили» вражеские бомбардировщики. И вот послали меня по этой дороженьке документы важные своим отнести. Еле уцелел, пока туда и обратно добирался. Возвращаюсь на передовую, а пятерых моих друзей-товарищей уже нет. Вот это страшно.

А Евгений Проводов вспоминает, как было страшно ему, ещё шестилетнему мальчишке, когда ехал с мамой и двумя сёстрами в санитарном поезде в эвакуацию.
– Началась бомбёжка, – рассказывает Евгений Иванович, – поезд остановился, и все начали прыгать под откос. Жуткое зрелище – люди с перебинтованными ногами и руками летели из окон, чтобы выжить. Бинты рвались, раненые кричали от боли. А после бомбёжки все снова полезли в эшелон, кто-то затягивал песню под гармонь, и мы продолжали путь.
– В голове не укладывается, что такое могло быть, – говорит ученица Наталья Горбунова.
– Не поверишь, моя хорошая, – отвечает Евгений Проводов, – но и мне с годами всё труднее в это верится, хотя помню ужас войны ясно и отчётливо.
– Ещё страшнее было бы нам на фронте без девчонок – рыженьких да чернявеньких, – улыбается Павел Фоминых.

– А как же они через немецкое кольцо к вам прорывались? – наивно спрашивают ребята.
– Да нет, – по-мальчишески оправдывается ветеран. – Девчонки нам боевой дух своими письмами поднимали. Тогда все девушки писали солдатам на фронт. Без имени, без адреса – кому первому письмо попадёт.

– А вам кто писал? – интересовались юные железнодорожники.
– Мне Верочка досталась из Вологды, – рассказывает Павел Гаврилович. – Мы с ней несколько лет переписывались. В 1944 году меня направили учиться в Киевское лётное училище. И вот зовут меня как-то на КПП. Иди, говорят, Фоминых, к тебе жена приехала. Я на караульного глаза вылупил: откуда жена, когда я холостым на фронт уходил? Выхожу, сидит девушка на чемоданчике. Вот ведь Вера с Вологды какая оказалась, взяла да приехала. Куда человека устраивать, ума не приложу, в казарму-то к себе не поведёшь. Хорошо, у товарища сестра жила в женском общежитии, туда Веру и определили. А утром мы с ней гуляли по скверу, потом я её провожал на вокзале домой. Денег у меня тогда не было ни копеечки, чтобы подарочек ей мало-мальский или цветочек подарить. Больше мы с Верой не виделись.
– Жалко, что мы с ребятами в то время не жили, – вздыхает Аня Сидорова. – Я бы вам денег на цветы для Веры дала, сколько нужно.
– Спасибо, – кивает Павел Гаврилович.

После окончания Киевского лётного училища инженером Павел Гаврилович отработал всего несколько лет. Вернувшись в Сибирь, он выучился в Омском пединституте, после чего много лет преподавал историю, русский и литературу в школах Кузбасса.

А Евгений Проводов посвятил свою жизнь железной дороге.
– Вы-то, Евгений Иванович, не воевали, а вся грудь, как у Павла Гавриловича, в орденах, – говорят воспитанники Проводову.
– Меня фронтовые машинисты поезда, в котором мы эвакуировались, так своим геройством вдохновили, что после войны пошёл я по их стопам, – объясняет гость. – Машинистом не стал, зато профессию поездного диспетчера за 40 лет назубок выучил. А медали и ордена за труды, получается, достались. А кроме работы, есть у меня ещё увлечение.

С этими словами Евгений Иванович достал из-под стола огромную кожаную сумку и пригласил всех в столовую.
– Пирог привёз или торт, – шепчутся девчонки, наливая чай и расставляя блюдца.
– Нет, – спорят мальчишки, – у него ведь своя дача, значит, варенье.

Не угадали. Привёз им Евгений Иванович в подарок соты с мёдом. Их тут же порезали и разложили по тарелкам. Едим руками. Жуём вместе с воском.
– Вот-вот, – подбадривает Евгений Иванович, – с воском и глотайте. Это самое полезное.
– Необычная у нас встреча перед Днём Победы, – говорит Павел Фоминых. – Можно сказать, за правильным и полезным столом собрались. В наше время многие молодые люди без бутылки ни один праздник не отмечают.
– А давайте теперь каждый День Победы мёдом встречать! – предложил Данила Мельчиков из одиннадцатого класса. – Хорошая идея, – подхватывает Проводов. – В следующем году приглашаю отметить этот праздник к себе на дачу. Там у меня и пасека. Про пчёл расскажу. Вы как, Павел Гаврилович?
– Очень приветствую, заодно и моё девяностолетие справим, – соглашается ветеран.
– Ну если девяностолетие, – шутят девчонки, – тогда непременно с танцами.
– А зачем обязательно следующего праздника дожидаться, – парирует Павел Фоминых. – Можно и сейчас закружить.

В холле звучит музыка военных лет. Кавалеры приглашают дам. Павел Фоминых и Евгений Проводов в умении танцевать вальс совсем не уступают юным друзьям. Кружатся легко, словно мальчишки. А едва звучит последний аккорд, оба признаются, что впервые за много лет у них возникло ощущение, словно время повернулось вспять и они оказались в том победном мае 1945 года.

Анатолий Болдырев
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30