11 апреля 2021 01:08

Прививка от падений

115 лет назад по императорскому указу от 24 мая 1896 года началось строительство главного корпуса Московского государственного университета путей сообщения. Того самого, где находится домовая церковь, возведённая во имя Святителя Николая Чудотворца. Она действовала до 1918 года. В середине 90-х годов в храме вновь стали вести службы. А десять лет назад этажом выше открылась кафедра теологии.

МИИТ одним из первых вузов в новейшей истории страны ввёл у себя эту дисциплину. Но для чего инженеру путей сообщения нужна теология? Что добавляет она к его багажу знаний? Это мы и решили выяснить с помощью наших собеседников: преподавателей кафедры доктора технических наук Ирины Сергеевой, Елены Беловой, Владимира Гуренко и Виталия Моргунова. Язык не поворачивается назвать нашу встречу привычным термином «круглый стол». Скорее это была доверительная беседа за чашкой чая. Правда, вкусные булки местной выпечки достались мне одной. «Пост, – коротко объяснили мне, – а мы люди верующие».

Владимир Гуренко: Слово «теология» означает богословие. Но это не значит, что студентам преподаются богословские дисциплины. Статус светского технического вуза всё же накладывает свой отпечаток. Инженеру свойственны системное мышление, умение смотреть в корень проблемы. А в основе становления и развития русской культуры лежит православие, оно является духовным стержнем российской истории. Нередко современные молодые люди имеют весьма одностороннее представление о нашей истории и культуре. Между тем единую историю Российского государства невозможно разделить на светскую и церковную. Немыслимо отрицать огромную роль Русской церкви в преодолении монгольского засилья, Смутного времени, наполеоновского нашествия и других тяжёлых испытаний. Известно и о вкладе Русской православной церкви в победу нашего народа над фашизмом. Глубоко христианское отношение наших предков к жизни и окружающему миру отозвалось в уникальных памятниках отечественной книжности, архитектуры, живописи, музыки. На своих занятиях мы стараемся на конкретных примерах донести эту мысль до сознания наших студентов. Если хоть немного удаётся помочь ребятам преодолеть в себе синдром Ивaнов, родства не помнящих, то, значит, работаем не напрасно.
Ирина Сергеева: Мы стремимся показать ребятам духовные и нравственные аспекты истории и культуры нашей страны. Об этом идёт речь в дисциплинах, преподаваемых на кафедре теологии: «Роль Русской православной церкви в истории России» и «Культурно-религиозное наследие России».

– А почему кафедру у вас возглавляет иерарх?
Елена Белова: Это связано с историей её создания. В середине 90-х годов в МИИТе сформировалась православная община, в которую вошли преподаватели и сотрудники нашего вуза. Тогда же начали восстанавливать домовый храм во имя Святителя Николая. А в начале 2000 года мы познакомились с митрополитом Волоколамским и Юрьевским Питиримом (Нечаевым). К нему, как к магниту, тянулись люди разного уровня. Он обладал энциклопедическими знаниями, колоссальным авторитетом и в стране, и за рубежом. Был доктором богословия, профессором, почётным ректором европейских университетов. В своё время он учился в МИИТе. Владыка Питирим всегда с благодарностью вспоминал о времени, проведённом в нашем вузе.
Ирина Сергеева: Однажды он сказал: «Жизнь близится к закату, и хочется напоследок сделать что-то важное для МИИТа». Для начала решено было выпускать православную газету. Она выходит до сих пор как приложение к газете «Инженер транспорта». Владыка участвовал и в строительстве храма. А потом возглавил кафедру. После его кончины во главе кафедры встал архиепископ Костромской и Галичский Алексий.

– Как студенты относятся к изучению предметов, связанных с религией?
Виталий Моргунов: В основном с интересом. Сейчас во многих вузах есть храмы. Недавно на Рождественских чтениях даже обсуждался вопрос о создании ассоциации домовых храмов университетов России. Когда в 2001 году я поступил в МИИТ, это было ещё необычно. Помню, обошёл всю территории, искал, где же церковь, и даже представить себе не мог, что она находится в учебном корпусе. В результате еле успел на торжественную линейку. Тогда же впервые увидел владыку Питирима. А позже попал на его лекции по основам православной культуры, которые пользовались большим успехом не только среди студентов, но и преподавателей.
На втором курсе мы начали изучать предмет «Культурно-религиозное наследие России». Помню, лишь два человека из нашей группы отнеслись к ним скептически. Кстати, система обучения на кафедре построена таким образом, что у студента есть выбор, на чём сосредоточить свои усилия: на духовной составляющей предмета или, скажем, культурологической. Он может писать реферат о заповедях Божиих или, например, об истории русской книжности.

– Но ведь в МИИТе учатся и иностранцы, и люди разных национальностей и вероисповеданий. Как они относятся к тому, что им приходится изучать такие дисциплины?
Владимир Гуренко: Иностранцы – это в основном ребята из бывших республик Советского Союза. У них есть стремление познать историю Государства Российского. И они понимают, что, не поняв, что такое православие, сделать это невозможно. А уж русскому человеку не знать истоки своей истории просто стыдно.

– Религию очень сложно ограничить культурологическим и историческим аспектом. Ведь, прежде всего, это духовная сфера. Как вы решаете эту проблему?
Владимир Гуренко: Отделить ум и сердце, как известно, невозможно. Каждый человек сам определяет, где культура, а где духовность. Для нас важно, чтобы человек задумался об этом. В процессе учёбы мы используем подборку фильмов об истории России и её культуре. А после просмотра предлагаем студентам написать отзыв. Таким образом, вовлекаем их в разговор о самых важных вопросах человеческого бытия: об отношении к семье, окружающим людям, вере…
Ирина Сергеева: Есть у нас фильм, на котором многие ребята плачут. Это «Форпост» – о приюте для детей-инвалидов, который создал православный священник. Отец Михаил прошёл трудный жизненный путь и полон той любви к людям, которая не может не вызвать сопереживания.
Елена Белова: Помню, после одного фильма, рассказывающего об отношениях в православной семье, ко мне подошла студентка. И вдруг спросила: «И как же мне теперь жить?» Удалось доверительно с ней поговорить, а потом подобрать книги, которые содержали ответы на её вопросы. Через полгода она изменилась, и внешне, и внутренне. И таких примеров немало.

– Всё-таки ваша цель – приобщить молодых людей к православию?
Ирина Сергеева: Как говорил владыка Питирим, наше дело прокукарекать, а уж будет человек просыпаться или нет, его дело. Мы стараемся сеять семена нравственности и любви к людям. В чьей-то душе они не дадут всходов, а у кого-то прорастут. Но в тяжёлый момент жизни кто-то обязательно вспомнит, куда идти за помощью.
Владимир Гуренко: Идти или нет в храм – личный выбор каждого. Но буквально после каждого занятия кто-то да подойдёт с вопросами. И не всегда они касаются темы занятий. Порой эти вопросы столь отчаянные, что страшно становится – речь идёт буквально о жизни и смерти.

– Но почему они идут с этим к вам?
Владимир Гуренко: Да потому что пойти больше некуда! Сегодня молодому человеку очень сложно найти ответы на жизнеопределяющие вопросы. А ведь в 20–23 года они буквально раздирают всё существо: кто я? куда иду? какова моя цель? Переступить порог храма, если не имеешь религиозного воспитания, труднее, чем открыть дверь на кафедру теологии. И мы рады, что они это делают. Кому-то необходим совет. А бывает, что нужно пастырское душепопечительство. Тогда мы советуем сходить к знакомому священнику. Возникает очень много вопросов, связанных с семейными отношениями. Читая лекции, владыка Алексий обращает внимание на главное, что должно быть в семейной жизни, – это любовь, умение поступиться своей самостью ради другого человека. И когда начинаешь это понимать, открываются глаза не на то, какие обиды причинил тебе близкий человек, а на самого себя. Это помогает правильно строить отношения с теми, кто тебе дорог.
Елена Белова: Иногда ребята в письменных работах по заповедям Божьим отвечают не только на учебные вопросы. Потому что душа у них переполнена болью. Некоторые их работы о семье, личной жизни читаешь просто со слезами. И наша задача – помочь им любовью и советом.

– А что вы думаете о сегодняшней молодёжи?
Владимир Гуренко: Молодёжь у нас недолюбленная: в семье, школе… И вследствие этого недовоспитанная. А как они смогут любить будущих жену, мужа, детей, если родители им не дали пример?
Елена Белова: В домовом храме МИИТа можно венчаться. Но мало кто это делает. Многие из студентов живут в гражданском браке, но в загсе его не регистрируют. Они боятся ответственности.
Владимир Гуренко: А ведь как говорил отец Павел Флоренский: «Свобода есть ответственность. И если человек не берёт на себя ответственность, он теряет свободу». К сожалению, это наблюдается у сегодняшних ребят.

– Вы ставите молодых людей перед тяжёлым выбором. В нашем обществе теперь ведь иные ценности…
Владимир Гуренко: Мы не в игрушки с ними играем, а говорим о серьёзных вещах: «Что для тебя ценно? Для чего ты живёшь?» У каждого человека должна быть иерархия ценностей. На самом деле выстраивать её – задача школы. Но этим, похоже, она не занимается. В результате человек, получив среднее образование, выходит в большую жизнь, не имея даже смутного представления, чего он должен избегать и, наоборот, к чему стремиться. И зачастую оказывается лёгкой добычей зла и пороков.

– Сейчас в обществе идут дискуссии о преподавании религии в школах. Что вы по этому поводу думаете?
Владимир Гуренко: Речь идёт о преподавании не религии, а основ православной культуры. Не надо этого бояться. Такие знания – это прививка от падений, от многих треволнений и жизненных потрясений, которые ожидают человека на его пути.

Беседовала Наталья Кузина

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30