21 апреля 2021 04:52

Космический триумф

Освоение людьми космического пространства началось с полёта Юрия Гагарина, совершённого в апреле 1961 года. Мне, приглашённому на работу в Центральный проектный отдел ОКБ-1 двумя годами ранее, посчастливилось принять посильное участие в этом эпохальном событии.

По заданию Сергея Королёва я занимался, кроме прочих дел, уточнением тяговой эффективности ракеты «Восток», что позволило добавить к полезному грузу необходимые для безопасности полёта килограммы. Поэтому я часто встречался и беседовал с космонавтами первого набора – Юрием Гагариным, Германом Титовым, Алексеем Леоновым, Павлом Поповичем.

О чём мечтал будущий космонавт номер один? О том, что может получить не то что медаль, а орден, причём такой недосягаемый, как Красная Звезда. Ту вселенскую славу, что на него обрушилась, он не мог себе даже представить. Да и мы не считали запуск Гагарина каким-то уж очень выдающимся событием.

Для нас это была тяжёлая работа. Будущие космонавты лететь в космос боялись, но виду не показывали, тщательно тренировались, проходили психологическую подготовку, учились философски относиться к ценности собственной жизни. Помогали шутки и анекдоты. Гагарину особенно нравился про попугая, который, попав кошке в зубы и понимая, что от него ничего уже не зависит, бодро закричал «Поехали!». И вот до сих пор космонавты уже четвёртого поколения повторяют это знаменитое слово перед стартом.

Интересно, что Константин Циолковский в 1934 году в одной из своих незаконченных книг написал: «Я представляю первого человека, преодолевшего земное притяжение и полетевшего в межпланетное пространство. Он русский, по профессии, вероятнее всего, лётчик. У него отвага умная, лишённая дешёвого безрассудства. Представляю его открытое русское лицо».

После полёта Юры в мире начали повально изучать русский язык, вошли в моду русские фамилии и имена. Град высших орденов многих стран, свалившихся на Гагарина, он получил не только как замечательный человек, но и как символ, олицетворяющий нашу великую державу. Они принадлежат, конечно, и ему, и Королёву, и всему советскому народу.

Хотя не все были в восторге от нашего триумфа. Американские коллеги заменили понятное, ёмкое и научно выверенное слово «космонавт» на фантастическое «астронавт». Они предложили считать первым космическим полётом не только выведение человека на орбиту и его успешное возвращение на Землю, но и обязательное приземление его внутри корабля-капсулы.

Дело в том, что именно по такой схеме был спроектирован американский корабль «Меркурий», масса которого ограничивалась меньшей, чем у нас, мощностью космической ракеты. Причём его модуль был способен приводняться, что смягчало удар о поверхность для членов экипажа при посадке. Спускаемый аппарат нашего «Востока» тоже предусматривал возможность приземления, но только в особых случаях, когда космонавт не сможет катапультироваться.

К чести Сергея Королёва следует отметить, что он не пошёл на поводу у некоторых специалистов, предлагавших в первом полёте отменить катапультирование. Во время инструктажа перед полётом на космодроме Королёв специально ещё раз напомнил первому космонавту, чтобы тот обязательно возвращался на Землю без травм и даже ушибов. Так что предпринимаемые попытки усомниться в приоритете полёта Юрия Гагарина, совершённого полвека назад, тщетны. Подвиг российского космонавта навсегда вошёл в историю человечества.

Валерий Бурдаков,
профессор МАИ, ветеран РКК «Энергия»

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30