11 апреля 2021 10:33

Такой же, как мы

Так бывает: попадаешь на выставку художника и видишь только одну тему. Другие написаны замечательно, проникновенно, горячо. Но ты видишь только эти полотна. И не можешь отвести от них взгляд.

Так было и в Российской академии художеств на выставке «Путь художника» – известного мастера, народного художника России Мюда Мечева, когда я увидела «Уход из Иерусалима». А потом поняла – передо мной цикл работ. Тех самых, что стали иллюстрациями к Евангелиям (над ними автор работал 15 лет):
– Для меня Евангелие – это суровое повествование о нашей жизни, – говорит художник. – Поэтому одним из основных героев Евангелия, по-моему, должен быть народ.

Художник изображает древнюю Иудею без прикрас – иссушенные жарким солнцем и песчаными бурями морщинистые лица, невидящие глазницы, искривлённые страданиями рты, протянутые в мольбе руки. И мы, современные люди, начинаем погружаться в глубь веков. Автор вводит нас внутрь изображённых пространств, будь то пейзаж или толпа людей.

И мы начинаем воспринимать Евангелие как подлинную реальность. А Иисуса – как Человека и Сына Человеческого, Чей земной путь прошёл среди обыкновенных людей, таких же, как мы с вами. Мечеву удалось сделать невозможное. Его Иисус – и Бог, и Человек одновременно. Живой человек. Вот Он, погружённый в свои думы, медленно преломляет мацу. И мы слышим, как Его губы шепчут пасхальную молитву. Ласковым движением благословляет ребёнка. С просветлённым лицом наставляет человека. И ничего мистического, потустороннего в Нём нет. Только мудрость, благородство и бесконечная душевная щедрость.

Лёгкие, сделанные тонким штрихом прозрачно-серебристые контуры рисунков представляются удивительно живыми. Колеблющимися словно от движения свечи. Художник акцентирует наше внимание на руках и глазах персонажей с их индивидуальной неповторимостью, на деталях развеваемых одежд. И древняя Иудея оживает.

События двухтысячелетней давности приближаются к нам. Вот закутанные в покрывала старухи с морщинистыми, натруженными руками и суровыми, скорбными лицами. А рядом – юные матери, просящие Христа о благословении своих младенцев. Тут же нищие, похоже, ими кишит весь Иерусалим: иссохшие от голода, изуродованные болезнями, покрытые язвами, простирающие к Иисусу руки в надежде на исцеление.

Самые экспрессивные рисунки – сцены предательства, ареста Христа, Его крестного пути и Голгофы – построены на ломающихся линиях одежд, драпирующих фигуры, и на нервной штриховке фонов.

Это народ, жаждущий помощи Христа и идущий за Ним. И тот же народ, кричащий: «Распни Его, распни!»

Ирина Гаврилова

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30