21 октября 2021 18:27

Редкий дар

Знаменитый машинист завещал ему учить молодых

Побеседовать с машинистом-инструктором локомотивного депо Москва-пассажирская-Курская Александром Михайловичем Звягинцевым мы решили в актовом зале, где он проводит занятия с машинистами. Но дойти до него не удалось. Остановил мужчина: «Михалыч, у меня вопрос…»

Александр Звягинцев всегда считал, что его место – за правым крылом
Приятно наблюдать, как он общается с людьми, внимательно выслушивает, спокойно объясняет. Смотрит за реакцией: понял человек или нужно ещё что-то пояснить. На прощание незнакомец говорит мне: «Звягинцев у нас ещё и инструкции пишет, да такие, что за ними из других депо приезжают».

Александр Михайлович в депо работает уже тридцать лет. Пришёл сюда после окончания техникума железнодорожного транспорта. Сначала был помощником машиниста, потом – машинистом. А в 1996 году, когда за плечами был уже миллион километров безаварийного пробега, его назначили машинистом-инструктором.

Однажды к нему подошли незнакомые «коробейники» и предложили «очень нужную» для машиниста книжицу. Он, конечно, заинтересовался. А ему показывают скромное репринтное издание под знакомым названием «Рекомендации по устранению неисправностей в электровозе ЧС2К». Его собственное сочинение по цене 200 руб. за штуку!
– Странно, – говорят ему эти ловкие люди. – В вашем депо не очень-то её берут. А в других она идёт нарасхват.

Звягинцев про себя усмехнулся. Здесь у всех его книжки есть, сам их раздавал. Он и писал-то рекомендации для машинистов своего депо. Они были изданы в 1996 году, а потом переиздавались в 2004 и 2007 годах. Есть и электронная версия. Но никогда не думал, что на этом можно делать бизнес.
– А что вас заставило писать инструкции? – спрашиваю я его.
– Поезд – это же махина. И если он остановился на линии, то машинист порой теряется, не зная, что предпринять. И тут помочь может брошюра с необходимыми советами. В своё время в депо имелась памятка по эксплуатации ЧС2. Я как-то попросил её у товарищей, стал переписывать от руки и обнаружил, что там допускаются различные толкования многих вопросов. И пришёл к выводу, что нужна инструкция, которая бы описывала признаки наиболее часто встречающихся неисправностей и содержала точные рекомендации по их устранению.

– Записи я начал делать в 1995 году, – рассказывает Звягинцев. – Приходил после работы и садился за письменный стол. На работу ушло 360 часов. Потом жена перепечатала рукопись.

Тогдашний начальник депо Николай Кузьмич Васин выделил деньги на печать. Книжечки получились простенькие, но толковые. Результат был заметен: число аварий сократилось. Раньше, бывало, раз пять в сутки позвонят Звягинцеву машинисты: «Михалыч, стою на линии...» А теперь лишь иногда раздаётся такой звонок. И, разобравшись в ситуации, он даёт совет, что делать.
– Александр Михайлович для нас всё равно что отец родной, – говорит машинист Владимир Ерошин. – Обратиться к нему можно в любое время суток – всегда поможет. Все схемы он знает наизусть.

Мимо нас по железнодорожным путям прошёл электровоз, на борту которого было написано большими жёлтыми буквами: «Машинист-инструктор Рогов В.Т.». Личность эта легендарная. Он отработал в депо более 50 лет, долгие годы был машинистом-инструктором. Все машинисты депо, кто старше 45, – его ученики. В том числе и Александр Михайлович. Его знакомство с Роговым началось с того, что пришёл он к Владимиру Тимофеевичу и говорит: «Хочу поехать машинистом!» А тот в ответ: «Ко мне некоторые по 25 раз приходят и не могут устранить неисправность на тренажёре». «А я устраню за 5 минут!» – сказал Звягинцев. И устранил. Рогов дал задание посложнее, но и с ним Александр справился быстро.

В те годы набирали в школу машинистов по 25 человек, но работать оставались единицы. Многие не выдерживали ночных графиков и высочайшего напряжения нервов и физических сил, которых требует эта профессия. Так, из выпуска, в котором он учился, лишь четыре человека остались работать машинистами. Но Александр Михайлович никогда не сомневался в правильности своего выбора.
– Я всегда знал, что моё место – за правым крылом в кабине локомотива, – говорит Звягинцев. – Мне эта работа невероятно нравится. Первое время я даже думал: «За что вообще здесь деньги платят?»

– Почему же стали машинистом-инструктором? – спрашиваю я.
– В своё время Владимир Тимофеевич Рогов дал мне рекомендацию для работы машинистом. А позже сказал: «Уйду на пенсию – станешь вместо меня обучать молодых». Отказаться я не мог.

Видно, разглядел Рогов в нём редкую способность учить других людей. Для этого мало быть профессионалом высокого класса. Надо уметь объяснять сложнейшие технические вещи простым языком. У Звягинцева это умение проявилось ещё в школе машинистов. Сокурсники шли к нему с вопросами: кто-то не всё понял, что объяснял преподаватель, кто-то на работе столкнулся со сложной ситуацией…

Наконец мы дошли до актового зала. У него там стол, компьютер, а на стене несколько схем висит…
– Когда я начинал работать инструктором, мне выделили для занятий с машинистами бывшую кладовую, – вспоминает Звягинцев. – Вида она была, мягко говоря, непотребного. И мы с женой и сыном своими руками в выходные дни стали делать ремонт. Но кабинет у меня забрали под временное общежитие для строителей. Потом отдали, но в нём опять пришлось делать ремонт. И снова его у меня забрали, а мне выделили место в актовом зале.

Пять лет назад его наградили знаком «Почётный железнодорожник». Эту награду заслужил он всей своей жизнью. Вспомнить хотя бы случай, который был в 2002 году. После работы шёл он по платформе Каланчёвская занятый своими мыслями. Мимо проходил поезд, и какой-то звук его насторожил. Успел заметить и вагон, под которым его услышал. Тут же позвонил на блокпост, чтобы сообщили об этом машинисту. Оказалось, оторвалась аккумуляторная батарея. И если бы не бдительность Звягинцева, поезд мог бы сойти на стрелке. Но как же ему удалось на слух определить неполадку?
– Я всю свою жизнь нахожусь среди поездов, пропитан их звуками, – объяснил он. – Если они меняются, значит, что-то не так…

Года два назад Звягинцев на совещании локомотивных бригад вновь обратился к руководству Московской железной дороги с просьбой оказать содействие в издании рекомендаций для локомотивных бригад «Описание электрических схем электровоза ЧС7. Устранение неисправностей на электровозе ЧС7» и «Описание электрических схем и устранение неисправностей на электровозе ЧС2К». Его командировали в Центр научно-технической информации. А позже с его участием готовилось распоряжение по трём сериям локомотивов: ЧС2, ЧС2К, ЧС7 с рекомендациями машинистам по устранению неисправностей.

После этого Звягинцев лично обзвонил руководителей депо и сообщил, что эти книги можно заказать в ДЦНТИ и получить бесплатно. Но те не отозвались. Между тем по сей день приезжают машинисты из Орла, Тулы, Курска и даже из московских депо – просят книжки. Приходится с горечью отказывать. Нет их у него даже дома.
– Я же писал их для того, чтобы машинистам было легче работать, – говорит он. – А не для того, чтобы лежали на полке и собирали пыль.
– Не разочаровался ли Звягинцев в своей профессии?
– Нет, – смеётся он. – Любая имеет свои издержки. А моя профессия настолько интересна, что все их покрывает.

Наталья Кузина

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31