21 октября 2021 18:19

Мама для кошки

«Алиски» спасают бездомных животных

В двух шагах от вокзала Ярославль-Главный девушка на собственные деньги снимает двухкомнатную квартиру для кошек, которые лишились хозяев.

У пушистых питомцев Лили Станкевич жизнь до «Алиски» складывалась непросто
Моя жена-кошатница заприметила: в нашем железнодорожном районе города появились таинственные подвижницы. Они подбирают, лечат и пытаются пристроить бездомных животных. Придумывают им забавные имена, расклеивают рекламки с фото и трогательными трёхстишиями-хокку. Мы идём разыскивать первый в Ярославле кошачий приют «Алиска».

Третий этаж высотного дома. Квартиры без номеров. Едва уловимый запах у железной двери подсказывает: здесь. Супруга ничего не чувствует, но меня-то не проведёшь: дома стая крыс недавно сменилась четырьмя кошками, а в корпункте «Гудка» целый год вообще жил ёжик.
«Здесь она, вонь-то, здесь, – ворчит с лестницы соседка. – Тута они, с кошками-то, ненормальные…»

Открывает девушка с пирсингом на подбородке и усталыми глазами. Это Лиля Станкевич, одна из трёх волонтёров «Алиски». У руководительницы группы, говорит, обострилась аллергия, подойти не сможет. Сама Лиля уставшая: дежурит четвёртый вечер подряд. Зато кошки активны. Обнюхивают, заглядывают в лицо. Из туалета раздаётся отчаянный вопль. Это сидящий на карантине кот. После прививок беднягу нельзя пускать «в общество» две недели.

Лиля ведёт на кухню. Восемь её обитателей живут у девушек три месяца. Знакомимся. На газовой плите сидит чёрная красавица Уша с половиной уха и неотрывно смотрит мне в глаза. К хозяйке ластятся шикарная Тигра, миниатюрная Яна, чёрно-белая Бэтмэнша… За хвост из-под стула вытащен пушистый Енот небывалых размеров – со среднюю собаку.

«Это те самые «бабушкины кошки», – понемногу оживает Лиля. – Ну, знаете…» Оказывается, в октябре в своей квартире умерла одинокая хозяйка 11 кошек. Соседи почуяли неладное только через три недели. Всё это время осиротевшие звери пили воду из унитаза. После вывоза тела участковый опечатал квартиру, и животные остались ещё на пять дней, пока о них не узнали «Алиски». Взяли к себе восьмерых, остальных пристроили на частные квартиры. Кошки были кости да шерсть, не могли даже ходить. Требовались капельницы, уколы, кормление через пипетку. На первую эвакуированную кошку в ветклинике сразу же ушла тысяча рублей… Спасатели обратились за помощью на московский интернет-форум «Пёс и кот». Тема «бабушкиных кошек» обсуждалась там две недели. И вдруг в Ярославль приехала молоденькая москвичка, собравшая гору кормов и около 10 тыс. руб. Это было самым большим пожертвованием за всю историю «Алиски». «Всех выходили, – берёт Лиля на руки одну из бедолаг. – А эту, самую ласковую, назвали в честь той девушки Яной».

В спальне насчитываем ещё шесть особей. И 10 – в гостиной. Всего 25. Историю каждой Лиля охотно рассказывает. Кошка, жившая в картонной коробке. Кошка, выброшенная из машины. Спасённые от утопления. Вылеченные от чесотки. Все привиты, приучены к лотку и стерилизованы.

«Рождение котят ведёт к росту популяции бездомных животных, поэтому поступивших котов и кошек несём на стерилизацию», – поясняет Лиля, сажает на колени постоянно рычащую малышку в попонке, ещё безымянную, и начинает успокаивать. Кошка после наркоза нервничает и пытается укусить девушку, но та ловко отдёргивает руки. Злюка ковыляет с коленей на диван, но потом возвращается.

«Это ещё что! – говорит Лиля. – Была такая Тётя Пыша. Она нас ненавидела, сидела целыми днями под батареей. А Леопольд, тот держал всех в страхе, мог неожиданно вцепиться в ноги. Просто у кота был стресс из-за смерти любимой хозяйки. Постепенно оба животных адаптировались, сейчас спят с новыми хозяевами в обнимку».

Поиск хозяев – главная цель молодёжной группы «Алиска», названной так в честь одной из первых спасённых кошек. Это не совсем приют: активисты стараются не взять бездомных животных, а отдать в хорошие руки. А квартиру используют для их передержки и реабилитации.
«У меня аллергия на шерсть, а в детстве так хотелось кошку или собаку, – рассказывает по телефону глава «Алиски» Лилия Левкоева. – Крышечки с едой для бездомных кошек вылились в страстное желание создать приют. Вот я и сняла квартиру – будто бы для себя. Хозяйка ничего не знала, пока соседи не написали жалобу. Пришла проверка. Но нарушений санитарных норм не выявила, мы ведь квартиру чистим ежедневно. Даже хозяйка вошла в положение. Правда, повысила плату».

За два года квартиросъёмщица раздала около 200 кошек. И проследила дальнейшую судьбу каждой. «Для меня важно устроить кошке счастливую жизнь, – подчёркивает Лилия. – Поэтому первые два-три дня звоню новым хозяевам. Надо знать, как покушали, поспали, сходили в лоток на новом месте, тогда я успокоюсь. Но иногда приходится забирать питомцев обратно».

Того же Леопольда разыскивали в подвале: впавшая в маразм старушка забыла, что «усыновила» кота. Вернули в приют, снова подобрали хозяев.

Постоянных спонсоров у «Алиски» нет. Хозяйка приюта, работающая в торговой фирме, отдаёт на кошек треть зарплаты. Две тысячи вносит ежемесячно третья «котомама» – Маша Щукина. Остальное – помощь знакомых. Кто-то сто рублей даст, кто-то – больше. Ветеринары из ближайшей частной клиники «Миллион друзей» осматривают питомцев «Алиски» бесплатно, а оперируют – за полцены. Обе Лили с благодарностью вспоминают акцию «Братья наши меньшие», устроенную Северной железной дорогой прошлым летом. Девушки познакомили ярославцев с деятельностью «Алиски», раздали несколько котят и собрали для своих питомцев 9 тыс. руб.

Сами «котомамы» работают бесплатно. Говорят: хобби такое. Отдушина. Дескать, не всем же барышням увлекаться нарядами, массажами и путешествиями. Ради такого хобби ездят в Великосельский аграрный техникум учиться на ветврачей, хотя у всех троих уже есть высшее образование.

Николай Порецкий,
соб. корр. «Гудка»
Ярославль

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31