21 октября 2021 16:46

Мушкетёр навсегда

Вениамин Смехов известен массовому зрителю прежде всего благодаря роли Атоса в кино. Но его творческая биография, конечно же, гораздо шире. Она поражает своим разнообразием.

Много лет он был ведущим актёром Театра на Таганке, написал несколько книг, вошёл в историю как автор и постановщик мюзикла «Али-Баба и сорок разбойников». Его новая затея – тоже музыкальная. О новой идее и других страницах творчества артист рассказал «Гудку».

– Вениамин Борисович, вы всё время изобретаете какие-то неожиданные проекты. Новый называется «Двенадцать месяцев танго». Что это такое?
– Это то, что раньше называли литературно-музыкальной композицией, но, в общем, я думаю, что это настоящий спектакль. В 30-е годы XX века в Польше создавались музыкальные шедевры: достаточно вспомнить «Утомлённое солнце» и «Синий платочек» Ежи Петерсбурского. И у меня дома много лет хранился диск со старыми польскими танго, и на эту чудесную музыку я сочинил совершенно новые тексты и как-то приурочил их к календарным месяцам, отсюда название – «Двенадцать месяцев танго». Не зная языка, я искал свою музыку зимы, весны, лета, осени. Сохранил в тексте только одну строчку из польского оригинала: «Звёзды нужно рвать, как с неба вишни». Пожалуй, с такой радостью я трудился только над мюзиклом «Али-Баба и сорок разбойников» 30 лет назад, который стал настолько популярным, что его даже сейчас иногда ставят в провинции. Всё это увенчалось вокальным исполнением певицы и актрисы Алики Смеховой, которая ко всему прочему ещё и моя младшая дочь. И сам я там ей подпеваю, но главным образом читаю там стихи поэтов XX века: Мандельштама, Ахматовой, Маяковского, Северянина, Брюсова. Несколько раз мы показывали это на публике, а потом записали свой диск. Собственно, мы продолжаем с этим выступать на сцене Российского молодёжного театра. Сейчас возникла идея сделать соответствующую радиопрограмму.

– С Молодёжным театром вас ведь связывает не только этот спектакль?
– Да, я люблю этот театр, с удовольствием с ним сотрудничаю. Там пятый год идёт мой спектакль «Самоубийца» по пьесе великого драматурга Николая Эрдмана. На мой взгляд, артисты этого театра смогли вжиться в текст Эрдмана, который всегда очень трудно даётся. Но там очень хорошие артисты, самозабвенно увлечённые своим делом, к тому же обладающие прекрасной профессиональной школой.

– Вы уже несколько лет как оставили стационарный репертуарный театр. Он вам надоел?
– Нет, разумеется, так сказать нельзя. Наверное, я ему отчасти надоел. Но просто в какой-то момент мне захотелось некоторой свободы, а с режимом репертуарного театра это несовместимо. Там надо подчиняться коллективу, и прежде всего – его руководителю. А я много езжу по разным странам, ставлю спектакли, иногда преподаю, книжки сочиняю. На всё это нужно время. Я люблю работать и стараюсь делать только то, что приносит удовольствие. Многие люди вынуждены работать по другим причинам, чаще всего из-за денег, мне повезло, я делаю то, что мне интересно, и на жизнь мне хватает. Когда-то об этом говорил Олег Табаков: «У нас счастливый труд, который ещё и оплачивается».

– Как вы относитесь к антрепризам? Участвуете ли в них?
– Репертуарный театр лучше, но есть достойные антрепризы и есть спектакли, созданные не только для материальной поддержки актёров.

– Удаётся ли вам следить за современной драматургией?
– И в театре «Практика», и в Художественом театре, и в Театре Петра Фоменко, и в столицах, и в провинции сейчас активно ставят пьесы новых драматургов. Я был на фестивале «Текстура», созданном Эдуардом Бояковым и проведённом в Перми осенью прошлого года, где показывали только новые пьесы. Могу с уверенностью сказать, что сегодня драматургия существует и развивается.

– Вас не раздражает, что в сознании публики вы навсегда остались Атосом из «Трёх мушкетёров»?
– Недавно я после большого перерыва опять посмотрел первый фильм из этого неформального сериала и остался в общем доволен. По-моему, у нас хорошо получилось. Конечно, в молодости этот всесоюзный ажиотаж вокруг нашей четвёрки немного раздражал, потому что в те же годы в Театре на Таганке я играл Воланда в «Мастере и Маргарите», Маяковского в «Послушайте», главную роль в спектакле «Час пик», главную роль в «Доме на набережной» по Трифонову. И мне было немного обидно, что эти работы известны меньше. А сегодня я отношусь к старику Атосу с нежной ностальгией.

– А все эти продолжения нужно было снимать?
– Всё, что было потом, после первого фильма, с ним, конечно, не сравнить, но мне и моим товарищам было радостно оказаться ещё раз всем вместе. А сегодня, когда мы потеряли Игоря Старыгина, я уверен, что эта встреча была правильной точкой в киноэпопее. Кто может лучше, пусть делает.

– Чем вас заинтересовал телевизионный цикл «Дело тёмное», который вы ведёте на канале НТВ?
– Меня многие спрашивали, что это вдруг потянуло в историю? Зачем мне нужны Андропов, Берия, Ленин? Но у меня есть свои профессиональные интересы: в таких передачах возникает особая история взаимоотношений с текстом и с камерой, и мне это нравится. Поначалу я отказывался, потому что это вроде бы чужое поле. Но согласился, потому что аргументы за моё присутствие в этой программе произносил очень убедительный и славный человек – Алексей Пивоваров. К тому же актёр просто обязан иногда рисковать. Никогда не знаешь, где что найдёшь. Я вот, например, совсем не ожидал, что сыграю роль в телефильме «Монте-Кристо» на Первом канале. Но из этой, казалось бы, ерунды вдруг вышло что-то интересное. До сих пор эта работа вспоминается с удовольствием. Мне радостно, что я оказался в хорошей компании, с хорошим режиссёром и очень приличной командой операторов и звуковиков. И «Дело тёмное», к моему удивлению, вызывает немало хороших откликов у профессиональных историков.

– Возможно ли, что вы сыграете что-нибудь на Таганке?
– Этот театр – навсегда главный в моей жизни. Но сейчас я предпочитаю любить его на расстоянии. В 1998 году я покинул Таганку, сыграв последний раз на сцене Воланда. Ничего дурного говорить не хочу. И не умею. Искать дурное надо в себе. Это старый завет. Мне хорошо помнить Таганку, как сказал мой герой Воланд: «Зачем же гнаться по следам того, что уже окончено?»

Беседовал Олег Афанасьев

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31