17 октября 2021 13:40

Чиновник особых поручений

Произведения Павла Мельникова-Печерского никогда не входили в школьную программу. Но его в отличие от множества писателей середины XIX века, чьи имена известны сейчас только кругу специалистов, не забыли. Его романы «В лесах» и «На горах» продолжают читать, издавать и даже недавно экранизировали. И мало кто знает, что писательство было далеко не главным его делом.


Генеральская должность

В середине XIX века никто не знал Поволжье лучше Павла Мельникова.

Выросший в Нижегородской губернии, после окончания Казанского университета он с 20 лет работал учителем истории в гимназии Нижнего Новгорода и печатал в столичных журналах очерки о далёком прошлом – по редким архивным документам – и о своих путешествиях по родным местам. Вскоре его назначили редактором «Нижегородских губернских ведомостей», и историки свидетельствуют: при нём это была одна из лучших российских газет. Мельников помогал Владимиру Далю в работе над его словарём.

Но главная миссия Павла Мельникова в Поволжье стала секретной. Он был назначен чиновником по особым поручениям Министерства внутренних дел – должность генеральская. Смыслом его работы была в основном аналитика. Он изучал жизнь провинции, готовя отчёты, по которым высшие должностные лица судили о многом. Известно, что Александр II лично поблагодарил Мельникова за предоставленный анализ ситуации, отметив, что именно он подтолкнул реформу, отменившую крепостное право, определил её сроки.

Именно Павла Мельникова привлекли к изысканию в этих местах трасс для будущих железных дорог.


На горах

Летом 1862 года открылась железнодорожная линия Москва – Нижний Новгород, и все понимали: её надо продлять на восток. Мельников получает задание проработать маршрут, который прошёл бы дальше в Поволжье и открыл возможность вести путь в Сибирь. Точкой, куда должна была прийти эта новая линия, была выбрана Сызрань – крупная пристань на Волге с перспективой постройки моста и линии в Самару и дальше. Предполагалось, что рациональнее направить в Сызрань железную дорогу именно из Нижнего Новгорода. Он почти на 350 вёрст ближе к ней, чем Москва, и, следовательно, дорога вышла бы дешевле. Да и сам Нижний был бы отличной опорной точкой по пути на восток, на его знаменитую ярмарку облегчилась бы доставка груза с Урала и из Сибири.


Но не всё было просто. Будем точны: железную дорогу удалось довести лишь до пригорода Нижнего Новгорода – Кунавинской слободы. Сам же город находился на другом 100-метровом крутом берегу Оки. И надо было искать вариант обхода преград.

Писатель предложил построить крупную узловую станцию на современном 348-м км линии Москва – Нижний Новгород. С этого ровного участка местности у станции Чулково и начиналась новая линия на восток. Она пересекла бы заболоченную низину на левом берегу Оки и вышла бы к единственной точке на полутора сотнях километров течения реки, где высокий правый берег прорезан долиной речки Кишмы. По ней Мельников и трассировал линию на Сызрань, указав места для станций, в том числе у села Ворсма, которое отметил как экономически перспективное. Спустя 80 лет Ворсма и в самом деле стала городом.

За ней дорога, трассированная писателем, плавно набирая высоту, должна была пройти в районе современной станции Суроватиха на линии Нижний Новгород – Арзамас. Дальше Павел Мельников направил проектируемую железную дорогу в обход Арзамаса (сложный рельеф не позволял в то время выйти к окраине города, что было сделано только через 30 лет) к крупному селу Вад, где сейчас станция Бобыльская на магистральном направлении Москва – Казань, и – на Сызрань.

Однако, за исключением фрагмента возле Ворсмы, такая линия не была построена. Выбрали другой вариант начала Транссиба – Сызрано-Рязанскую дорогу, построенную через Ряжск, Моршанск и Пензу в 1874 году.

Зато почти точно повторяет на нынешних картах рисунок Мельникова линия от Сергача через Свияжск, Казань, Красноуфимск на Екатеринбург и Тюмень. Она была построена спустя полвека и стала главным, самым коротким грузовым маршрутом, который связывает центр страны с Уралом и Сибирью.


В лесах

В конце 60-х годов XIX века активно обсуждался вопрос постройки линии из Москвы и Санкт-Петербурга на Котельнич, Вятку и дальше в сторону Перми и Урала. Спустя тридцать лет её и начали строить. Но уже в 1869 году предприниматели и власти заговорили о том, что к этой линии надо бы подвести и другую, от Нижнего Новгорода, с юга, через малонаселённое, но богатое лесом Поветлужье. И Мельников получил поручение министра внутренних дел генерал-адъютанта Тимашева изучить вопрос о том, как должна пройти линия, и собрать «сведения о состоянии народной производительности, направлении сбыта главных произведений, а равно потом влиянии, которое могут иметь на развитие этой производительности некоторые из предположенных линий железных дорог».

Спутником Мельникова согласился быть Константин Бестужев-Рюмин, основатель знаменитых женских курсов. Из Нижнего они выехали 11 июля 1869 года. Неделю провели в Семёнове – небольшом городе, где прошло детство Мельникова. Объехали уезд, изучая статистику, дорожную сеть, сёла. Были гостями в единоверческих монастырях, посетили добрую знакомую Мельникова матушку Маргариту, которая послужила прототипом Манефы в романе «В лесах».

Первая крупная станция – определился Мельников – должна быть в Семёнове. Дальше линию надо было направить к Ветлуге, найти удобную точку, где можно было бы построить мост и следующую крупную станцию, к которой собирались бы грузы и пассажиры.

В поисках этой точки они проехали вдоль Ветлуги больше сотни километров. Начали с села Воскресенское, которое в итоге показалось для этого удобным. Потом было знакомство с селом Баки и с городом Варнавином – может, их положение будет ещё удачнее?

Дальше путь Мельникова и Бестужева-Рюмина лежал в Урень, Котельнич и Вятку.


Указал дорогу

«При избрании направления главных линий железных дорог непременно следует держаться путей исторически установившихся, не нарушая их проложением путей искусственных, не требуемых ни целями общегосударственными, ни народною жизнию», – писал Павел Мельников в пояснительной записке.

К концу 1869 года он сформировал предложения, включавшие целую сеть линий в Заволжье: Нижний Новгород – Семёнов – Воскресенское – Царёвосанчурск – Шурма – Сарапул, Кострома – Макарьев – Ветлуга – Котельнич – Вятка – Глазов – Пермь, Казань – Сернур – Кукарка (сейчас – Советск) – Вятка – Котлас… Сохранились письма Павла Мельникова, датированные осенью 1869 года, к председателю Вятского земского комитета Матвею Синцову с описанием этих направлений.

Первой через четверть века начала действовать линия Пермь – Вятка – Котлас.

В ХХ веке обратились к разработкам линии от Нижнего Новгорода в Лесное Заволжье. От Нижнего до Семёнова она совпала с предложением Мельникова, дальше – несколько отклонилась к северу и пересекла Ветлугу у села Баки, где и была построена станция Ветлужская. Трудной была прокладка линии. Но она коренным образом, как и задумывал Мельников, изменила судьбу огромных территорий Поветлужья. Они входили в Костромскую губернию, до центра которой доехать можно было только несколько месяцев в году из-за болот, рек, бездорожья: путь длиной 500 км! Линия связала этот край с более близким к нему Нижним Новгородом, в итоге он оказался в его регионе.

Начатая здесь в 10-х годах ХХ века обществом Московско-Казанской железной дороги стройка совпала с трагическими событиями истории страны.

Но 1 октября 1927 года со станции Моховые Горы до Котельнича отправится по расписанию первый поезд с пассажирами. Он будет идти почти 12 часов до первой долгой стоянки – на станции Ветлужская: там полагалось меняться паровозным бригадам. «Как быстро! – будут восхищаться пассажиры. – По реке досюда – четверо суток, а по тракту – не меньше трёх!»

Мы улыбнёмся: тоже, скажете, быстро! Сегодня поезд из Нижнего Новгорода до Ветлужской может довезти всего за полтора часа. И вряд ли кто-то из тех, кто едет в электричке, знает, что мчится она по пути, который много лет назад наметил знаменитый русский писатель.

Николай Морохин

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31