22 июня 2021 11:26

Замок на воротах Кавказа

Закон о полиции не упростит охрану вокзалов

У собкора «Гудка» не получилось попасть на вокзал Ростов-Главный, минуя посты охраны.

Проверка документов не только удостоверяет личность – это ещё и психологический контакт
Глядя со стороны, не скажешь, что на ростовском вокзале в связи с московскими терактами введены дополнительные меры. Здесь всегда к безопасности относились с уважением. Что поделаешь, ворота Кавказа.

На первую проверку документов я попадаю ещё на подходе к вокзалу. Двое сотрудников районной милиции вежливо просят предъявить документы. Изучив паспорт и удостоверившись в местной прописке, отпускают.

Уже на пороге вокзала вижу, что у входа стоит пара сотрудников и металлодетектор. Вариантов обойти несколько: через здание бывшего отделения дороги, через депо или диспетчерский центр.

Первые два пути мимо: там и там проходные с ведомственной охраной. Проход у отделения закрыт воротами. Идущий через них железнодорожник прихватить с собой наотрез отказался.

Ну, значит, придётся идти через пост и рамку. Захожу на вокзал, и сразу ко мне направляется милиционер. Поздоровавшись и представившись, он спрашивает документы. Придирчиво изучив паспорт, старшина вежливо просит открыть сумку. Не спорю и открываю. В это время к нам подходит ещё один милиционер.
– Это же из «Гудка» собкор! Я проверял его как-то.

Присматриваюсь – точно, с этим милиционером мы уже общались. А у старшины спрашиваю: почему меня для проверки выбрал? – Вы долго круги выписывали, а на вокзал не заходили, – говорит старшина.

В это время объявляют о прибытии поезда Грозный – Москва, и милиционеры устремляются проверять кого-то из приезжих с большим баулом.

Словом, как и ожидалось, сотрудники ростовской транспортной милиции начеку.
Направляюсь к начальнику вокзала Евгению Ковалевскому. По дороге отмечаю, что милиционеры контролируют не только вход, но и оба этажа здания и перроны.
– Только вчера у нас проверка проходила, – говорит Ковалевский. – Из областной администрации были и недостатков по антитеррору не обнаружили. И рамка работает, и милиционеры на местах. А в марте мы ожидаем рентгенотелевизионное оборудование для проверки багажа пассажиров.

Кроме того, на вокзале несколько десятков видеокамер фиксируют не только внутренние помещения, но и подходы. Возможно, есть и что-то ещё, о чём прессе решили не рассказывать. Да оно и правильно.
– Ежедневно инструктируем заступающих на дежурство сотрудников, – продолжает Евгений Ковалевский. – Кроме того, особый инструктаж с аутсорсерами, убирающими вокзал: как может выглядеть взрывное устройство, что делать, если его нашли, кому звонить.

А вот безалаберность пассажиров – отдельная проблема. Несмотря на постоянно объявляемые по громкой связи просьбы не оставлять вещи, люди их будто не слышат.
– В основном это происходит около касс, – грустно улыбается Евгений Ковалевский. – Недавно пассажир подошёл к милиционеру, сообщил, что пакет там стоит. Объявили по громкой связи, поспрашивали вокруг – хозяин не появился. Пришлось вокзал эвакуировать, вызвали кинолога с собакой. И тут хозяин пакета появился – за хлебушком в магазин отходил.

Присоединившийся к разговору командир роты старший лейтенант милиции Андрей Кудинов подтвердил: багаж без присмотра оставляют часто. Хорошо, если хозяин поблизости, а если отошёл далеко, то эвакуация. Недешёвое, прямо скажем, удовольствие.
– А как милиция определяет, кого надо проверить?
– В основном на глаз. Если человек нервничает, подозрительно выглядит, если большой багаж, то таких проверяем, – поясняет Андрей Кудинов. – А вы знаете, что если строго следовать букве закона, то мы досмотр не можем проводить?

Он показывает мне пальцем место в брошюре. Согласно закону о милиции проверять документы можно, если имеются достаточные основания подозревать человека в совершении преступления или полагать, что он в розыске, либо имеется повод к возбуждению дела об административном правонарушении. А досмотр вещей возможен только при достаточных данных полагать, что граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотики или психотропы. Самое главное, что и в законе о полиции в этом отношении ничего не изменилось.
– Вот и получается, что мы осмотрим чей-то багаж, а человек жалобу напишет. В итоге взыскание, – продолжает комроты. – Но всё равно досматриваем, ведь на технику пока надежд мало. Та же рамка. У кого сейчас в карманах или сумках нет чего-нибудь металлического? Да у всех есть.

Бывают и «комичные» случаи. Появляется на вокзале какой-нибудь начальник. Его весь наряд в лицо знает и не проверяет. А в управление следом приходит информация: не проверили меня, спите на работе! От таких случаев у милиционеров взыскания.

Работают милиционеры на износ. Причина банальна – людей не хватает. Вот по списочному составу в роте 76 человек. Но из них 19 в отпусках и на больничных, ещё 16 работают на сопровождении поездов. Остаётся 41, которых надо разделить на четыре смены и поставить на 8 постов на четырёх объектах. При этом на посту должно быть не менее двух сотрудников. В итоге задача математического решения не имеет. Но вот как-то решают.
– Хорошо, что есть приданные силы, военнослужащие помогают, – делится наболевшим Андрей Кудинов. – Иначе мы просто физически не смогли бы всё обеспечить. Но если у нас прав на проверки немного, то у солдат их и вовсе нет. В лучшем случае они могут попросить человека подойти к милиционеру и сопроводить его.

...Покидаю вокзал с двояким чувством. С одной стороны, охрана здесь обеспечена. А с другой – ставя себя на место милиционеров, так и не могу ответить себе, надолго ли лично меня хватило бы постоянно получать взыскания за хорошо сделанную работу.

Игорь Евдокимов,
соб. корр. «Гудка»
Ростов-на-Дону
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28