13 апреля 2021 14:04

Бендер из вагона-ресторана

Конец июня 2009 года. Восемь часов утра. В небольшом столичном кафе посетителей было лишь двое. Мужчина лет тридцати, полноватый, невысокого роста. И темноволосая, модно одетая женщина, его ровесница. Они завтракали и, с нежностью глядя друг на друга, о чём-то доверительно говорили. «Отличное начало дня», – сказал официант своему коллеге. И тут вдруг дверь в кафе широко распахнулась, и в зал вошла группа людей.

«Верхозин Василий Владимирович, – обратились они к мужчине, – вам предъявляется обвинение в мошенничестве в крупном размере». Женщина вскочила и истошно закричала. Но её спутник на неё даже не взглянул.

За несколько месяцев до этого старший уполномоченный ОБЭП Московско-Рязанского ЛУВД Александр Кривозубов получил информацию о том, что гражданин Верхозин от имени фирмы, которая официально закупает напитки для вагонов-ресторанов ОАО «РЖД», забирает продукцию и реализует на рынке оптом. А деньги кладёт в свой карман. Началось следствие. Его результаты оказались весьма нетривиальными.

Жизнь Василия Верхозина развивалась вполне обычно: школа, институт… Рос он в Омске без отца. Старший брат – инвалид. Мать выбивалась из сил, стараясь, чтобы дети ни в чём не нуждались. Но пример её, работающей чуть ли не круглые сутки за скромную зарплату, младшего сына не вдохновлял. Василий хотел жить на широкую ногу. И, пораскинув мозгами, решил, что единственное место, где водятся большие деньги, это Москва. Туда и отправился.

В столице он устроился поваром в вагон-ресторан Московской региональной дирекции по обслуживанию пассажиров «Трансресторансервис» – филиала Федеральной пассажирской дирекции ОАО «РЖД». Вежливый, исполнительный молодой человек быстро завоевал расположение всей бригады. И в августе 2005 года стал директором вагона-ресторана. Два года занимал Верхозин эту должность. Подчинённых не обижал. Впоследствии они очень удивятся, когда узнают, что их бывший начальник оказался мошенником. Один из них скажет, что, вероятно, были некие личные или житейские обстоятельства, которые толкнули его на этот скользкий путь. Увы, двигала им исключительно жажда денег.

Работая директором вагона-ресторана, Верхозин выяснил схему поставок напитков в поезда дальнего следования. «Трансресторансервис» заключал договор с предприятиями, потом давал заказ, и те отгружали продукцию по указанному адресу. Узнал он и то, что в компаниях ОАО «ЭКЗ Лебедянский» и ООО «ПепсиКо Холдингс» заказ на поставку соков и других напитков принимает по телефону диспетчер. При этом достаточно назвать номер договора. Обе фирмы эти – крупнейшие производители напитков, и заказов у них множество. Чтобы не держать большой штат сотрудников, там решили заказы пропускать через диспетчера.

Забегая вперёд, скажем, что, когда Верхозин Василий Владимирович уводил у этих фирм товар «налево», они этого даже не заметили. Глаза им раскрыли следователи.

Мошенник разработал чрезвычайно простую, но эффективную схему. Он заказал в частной фирме бланки и печати «Трансресторансервиса». Узнал номер договора о поставке напитков. И, сообщив его диспетчерам компаний, указал адрес, по которому нужно доставить товар. Водитель его привозит, Верхозин ставит на накладной поддельную печать, после чего сдаёт продукцию оптом на рынок.

Места для разгрузки продукции, полученной обманным путём, он предпочитал менять. Но уверенность в своей безнаказанности росла с каждой новой операцией. И однажды, введя в очередной раз в заблуждение диспетчера ООО «ПепсиКо Холдингс» и дав ему ложный адрес, по которому следует доставить товар, он даже не стал свою добычу отвозить в другое место. А разгрузил в соседнем подъезде того же здания.

Разумеется, реализовать эту схему без сообщников невозможно. Кто-то в «Трансресторансервисе» должен был сообщить ему номер договора, а потом позаботиться о его оплате. Сообщницей стала бухгалтер «Трансресторансервиса». Назовем её Татьяной. Она имела доступ к нужным Верхозину документам и могла спрятать, как говорится, концы в воду. Она была женщиной с неустроенной личной жизнью. Эту её слабость новый знакомый использовал блестяще. Он увлёк Татьяну не только шорохом «левых» купюр, но и чисто мужским вниманием. Умел он обаять людей, особенно женщин. Был нежен, заботлив. И Татьяна влюбилась. Строила планы. Влюблённая женщина не понимала, что Василий попросту её использует.

Дурил головы он и другим. Несколько раз продукцию ОАО «ЭКЗ Лебедянский» ему привозил один и тот же шофёр. И ни разу не заметил подвоха. Принимал товар сам Верхозин. Делал это прямо по Станиславскому: уверенно общался с шофёром, ставил на накладных печать и расписывался. Шофёр уезжал с чувством исполненного долга.

Верхозин вёл себя так, чтобы сотрудники компаний, у которых он воровал товар по поддельным документам, не просто принимали его за работника «Трансресторансервиса», но и запомнили его в этом качестве. Он звонил диспетчерам этих фирм с одного и того же мобильного телефона. А разгрузкой полученной по фальшивым накладным продукции занимались одни и те же люди, его сообщники, которые тоже выдавали себя за работников «Трансресторансервиса».

И, хотя в свой карман он за полгода положил несколько миллионов рублей, махинатор не собирался останавливаться. Он вынашивал план реализации аналогичной мошеннической схемы на Курском вокзале столицы. Но не успел. Милиция остановила.

– Верхозин действовал чрезвычайно осторожно, – рассказывал старший уполномоченный ОБЭП Московско-Рязанского ЛУВД Александр Кривозубов, который занимался раскрытием этого преступления. – Все необходимые документы: печати «Трансресторансервиса», журналы учёта продукции хранил в ячейке банка. Когда понял, что мы идём по его следу, мгновенно свернул свою деятельность. Стал менять съёмные квартиры. Чтобы успокоить преступника, мы сделали вид, что потеряли к нему интерес. Он и расслабился. Вскоре поступила оперативная информация, что он встречается в кафе со своей подругой, бухгалтером «Трансресторансервиса» Татьяной. Решили там его и задержать. Вёл он себя при этом абсолютно спокойно.

Татьяна куда более эмоционально отреагировала на задержание Верхозина. Оперативники долго не могли её успокоить. Трагедией для неё стало не столько то, что его взяли под стражу, сколько запоздалое открытие: она интересовала его исключительно как средство достижения своих целей.

Когда началось следствие, он пытался откупиться взяткой. А когда не удалось, дал признательные показания, чтобы смягчить приговор. Когда Верхозин понял, сколь серьёзные доказательства собраны против него, он в очередной раз проявил хладнокровие и ходатайствовал о вынесении ему приговора без судебного разбирательства. Но ему отказали. На заседании суда, который состоялся в мае 2010 года, он вёл себя абсолютно спокойно, признал все факты мошенничества и требования потерпевших сторон. Это, безусловно, повлияло на решение суда.

Следствию удалось доказать 18 эпизодов мошенничества. Причинённый материальный ущерб названным фирмам только с августа 2008-го по январь 2009 года составил 4 млн 315 тыс. 826 руб. Преступления, совершённые Верхозиным, тянули на большой срок. Но суд смягчил наказание, приняв во внимание то, что ранее он не был судим, и его семейные обстоятельства: мать – пенсионерка, брат – инвалид, оба – иждивенцы. Да и сам Василий Владимирович не совсем здоров. В общем, мошенника приговорили к шести годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Татьяне он из мест заключения не пишет. Не о чем писать. Тюрьма, конечно, многому учит. Возможно, она научит его «чтить Уголовный кодекс», как говаривал незабвенный Остап Бендер.

Кстати, все его стремления любой ценой разбогатеть напоминают похождения этого литературного героя. Да и черты похожи: тут тебе и изворотливый ум, и обаяние, и смелость, граничащая с наглостью. Не известно, успел ли Верхозин воспользоваться своими миллионами и пожить на широкую ногу, однако квартиру матери он купил. И тем не менее, никакого сочувствия этот человек не вызывает. А уголовное дело наводит на невесёлые раздумья: почему образованный и неглупый человек с такой лёгкостью попрал и закон, и мораль? Впрочем, желание заполучить всё и сразу, не утруждая себя работой, – распространённая среди молодых людей болезнь. Слишком много вокруг примеров, когда другим это легко удаётся и преступные деяния остаются безнаказанными.

Да и в этой истории правосудие было избирательным. Ведь круг лиц, причастных к реализации мошеннической схемы Верхозина, явно не ограничивался одной Татьяной. Кстати, и она не привлечена к уголовной ответственности из-за отсутствия улик. А в приговоре суда фигурировали такие формулировки: «подсудимый вступил в преступный сговор с неустановленными следствием лицами для хищения чужого имущества», «хищение чужого имущества путём обмана и злоупотребления доверием, совершённое группой лиц по предварительному сговору...». А где же вся эта группа? Почему в места, не столь отдалённые, отправился один Верхозин?

– Следствие подозревало в причастности к преступлению людей из определённых структур. Но доказать их вину не удалось, – говорит старший уполномоченный ОБЭП Московско-Рязанского ЛУВД Александр Кривозубов. – Если раньше оперативные работники могли запрашивать и изымать необходимые документы на предприятиях и в компаниях, то этому теперь мешает «коммерческая тайна». Закон позволяет это делать, лишь когда заведено уголовное дело. А тогда бывает уже поздно. Мошенники успевают избавиться от улик и спрятать концы в воду. Именно это в данном случае и произошло.
Вскоре после ареста махинатора компания «Трансресторансервис» прекратила своё существование. Соучастники преступления ушли от наказания.

Наталья Кузина,
спец. корр. «Гудка»

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30