22 апреля 2021 03:17

Главный капитал

На дороге не торопятся выполнять обещание, данное работнику 20 лет назад

Сергей Павлович Королюк до 1992 года работал электромехаником в Бельцкой дистанции сигнализации и связи Молдавской железной дороги. А затем был переводом принят  электромехаником в Великолукскую дистанцию сигнализации, централизации и блокировки. При этом пообещали предоставить жильё его семье.

Бесконечным и мучительным процессом становится порой приватизация жилья
Поселили Королюков в Доме связи на станции Жижица Октябрьской дороги, где они и живут до сих пор. В то время одна комната была занята усилительными устройствами связи, и им досталась вторая комната и кухня. В дистанции обещали, что, когда проложат кабельную линию связи, аппаратуру уберут и отдадут им весь домик. Спустя десять лет это свершилось: проложили кабель связи, аппаратуру демонтировали и вывезли. А вот домик семье не отдали.

Сергей Павлович просил разрешить приватизировать дом или продать его ему по остаточной стоимости (строение это 1972 года), а то и просто отдать как работнику, проработавшему всю жизнь на железнодорожном транспорте. Кстати, дистанция, в которой он работает, написала за него ходатайство и дала отличную характеристику – нужный он специалист. Но на все просьбы ответили отказом. Странно: главным капиталом для железной дороги всегда были люди, а тут им стал вдруг старенький домик.

Но дело в том, что он зарегистрирован как служебно-техническое здание, в комплексе недвижимого имущества и при акционировании был включён в уставный капитал ОАО «РЖД». Об этом нам сообщил начальник службы гражданских сооружений, водоснабжения и водоотведения Октябрьской железной дороги Виктор Прокофьев. И, чтобы передать его в жилой фонд, надо вывести из имущественного комплекса компании. В эту проблему все и упёрлось.

Поняв, что этот «воз» с места не сдвинуть, в сентябре 2009 года жена Сергея Павловича Надежда Королюк обратилась в «Гудок» с просьбой – помогите.
«Чиновники, дающие ответы на наши письма, – сообщала она, – ни разу никого не прислали даже посмотреть и разобраться, чего мы хотим. А мы, столько лет прожив в этом домике, естественно, привели его в надлежащий вид, выложили, например, отмостку, которой не было, подлатали крышу. Три капитальных ремонта сделали, в том числе с заменой отопления. Словом, все эти годы поддерживаем порядок и снаружи, и внутри. Кстати, никто нам никогда не заикнулся про капремонт, хотя дому уже много лет».

Но дистанции разве плохо? Её служебно-техническое здание ремонтирует из своего кармана семья Королюков. Наверное, это и есть один из способов «эффективного управления недвижимым имуществом». Вот только жильцы почему-то обижаются.
«Мы из всех наших поисков справедливости поняли, что забота о простом человеке у нас «огромная», – пишет в редакцию Надежда. – Больно за мужа, за семью (у нас старший сын инвалид детства), а Сергей то на работе, то в командировке, то на учёбе. Всего себя отдав делу, имея награды за добросовестный труд, получается, что он, дожив до 50 лет, не заработал никакого жилья. За это время можно было, отказывая себе во всём, построить новый домик, но мы всё вкладывали в этот, надеясь, что он будет нашим, как обещали, когда мы в него вселялись. Но начальство о своих обещаниях, видно, забыло. Вроде бы никому этот дом не нужен, нас из него пока не выгоняют, а отдавать не хотят. Но это ведь сейчас не выгоняют, пока муж работает в дистанции, а когда выйдет на пенсию, что нам скажут? Освободите служебное помещение! И куда мы тогда с детьми пойдём?»

Надежда Королюк очень хотела достучаться до профсоюза на Октябрьской дороге. Где они, защитники интересов рабочей семьи? Не достучалась . И тогда она написала письмо в «Гудок».

Редакция отправила в управление Октябрьской дороги письмо с просьбой разобраться и принять меры. Начальник службы гражданских сооружений, водоснабжения и водоотведения Виктор Прокофьев дал 22 октября 2009 года Надежде Королюк ответ, отправив его и нам в редакцию:
«Ваше обращение в газету «Гудок» по вопросу передачи в собственность здания, в котором проживает ваша семья, внимательно рассмотрено причастными службами Октябрьской железной дороги. Для рассмотрения на комиссии дороги вопроса о расформировании (выводе) из имущественного комплекса дороги указанного здания и последующего решения вашего жилищного вопроса в установленном законодательством и нормативными документами ОАО «РЖД» порядке вам необходимо направить в адрес Санкт-Петербург-Витебского отделения дороги соответствующие документы. После этого вопрос вовлечения в гражданско-правовой оборот здания вспомогательно-усилительного пункта (так именуется в документах этот дом. – Ред.) будет рассмотрен в управлении дороги комиссией по вопросам повышения эффективности управления и распоряжения объектами недвижимого имущества. О принятом решении мы вам сообщим».

Королюки с радостью бросились собирать документы. Отправили их, и потянулось долго ожидание. Заседание комиссии состоялось только в декабре 2010 года.

О результате им сообщили по телефону. Официального ответа не получил и «Гудок». Надежде Королюк сказали, что принято решение о продаже им дома после того, как он будет выведен из имущественного комплекса ОАО «РЖД». Но деньги на вывод и регистрацию будут выделены не раньше 2012–2013 годов, возможно, и позже.

Больше всего Королюков удивляет то, что, если верить имеющемуся у них официальному письму, средства для расформирования производственно-технологических комплексов, в том числе и в Великолукской дистанции, должны были выделить ещё в 2008 году – в соответствии с поручением президента компании Владимира Якунина от 29 июля 2006 года и телеграфным указанием департамента управления имуществом от 31 августа 2006 года. Как-то не верится, что поручение президента осталось невыполненным.

Надежда обижена и на «Гудок».
«Даже после вашей попытки нам помочь, сделанной два года назад, воз и ныне там, – пишет она в редакцию. – Более того, если вначале речь шла о продаже дома, в котором мы живём 18 лет, по остаточной стоимости (это разумно), то теперь идут разговоры, что цена будет рыночной. Но где мы возьмём такие деньги?»

А глава семьи, с которым мы связались по телефону, сказал:
– Я считаю, что дело затягивается искусственно…
«Думаю, что вся эта история будет тянуться до нашей смерти, – с горечью говорит Надежда. – Поэтому хочу через газету попросить денег у президента ОАО «РЖД» на перерегистрацию нашего домика, или я попрошу эти деньги у Владимира Владимировича Путина. Мой муж проработал на железной дороге механиком СЦБ тридцать лет без перерыва. Неужели он не заработал жильё для своей семьи?»

Письмо в «Гудок» для жены железнодорожника – последняя надежда. Можно, конечно, обратиться в суд, но с кем судиться? Не с родной же компанией.

Татьяна Иванова

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30