16 апреля 2021 06:33

Секундомер писателя

Писатель Алексей Слаповский известен в первую очередь как автор сценариев сериала «Участок» и фильма «Ирония судьбы. Продолжение». Но при этом он ещё пишет хорошие романы («Анкета», «Пересуд») и пьесы, за которые получает международные премии. Недавно по его пьесе «Бедный миллионер» в Ярославле и Кургане поставили спектакли.

В Ярославле о постановке пьесы главным режиссёром Театра имени Волкова Сергеем Пускепалисом, с которым сценарист хорошо знаком, много разнотолков: удивления, негодования, восторгов. Слаповский считает такую реакцию лучшим результатом работы. О своём творчестве писатель рассказал «Гудку».

– Что для вас является мерилом писательского успеха: литературные премии, тиражи, признание у публики?
– Никакая премия адекватно не говорит о писателе, это не бег на сто метров, где фотофиниш позволяет выявить первого. Но полезен любой повод, чтобы поговорить о литературе, читают-то мало. А вообще сейчас такая игра на понижение идёт, что даже не знаю, как ответить на ваш вопрос. Огромное количество литераторов, которые хорошо продаются, на самом деле никакого отношения к литературе не имеют. Есть хорошие писатели, но их не знают ни читатели, ни эти самые литераторы, которые в рейтингах продаж первые места занимают. Многие ли знают, а уж тем более читали Андрея Дмитриева, Марину Вишневецкую, Ольгу Славникову и многих других, кто является лицом современной литературы? Не стоит обольщаться ни мнением читательской массы, ни рецензиями критиков в гламурных журналах, потому что очень часто никакие это не критики.

– В «Бедном миллионере», других своих пьесах, романе «Пересуд» вы всё время призываете человечество переосмыслить ценности, остановиться в своей гонке за призрачным материальным успехом. Не боитесь, что ваша грусть при виде людского несовершенства оттолкнёт читателя?
– Достоевский – тоже не слишком весёлый писатель, однако именно ему я благодарен за то, что, уж извините, такой умный. Лотман когда-то сказал: если при чтении не возникает никаких трудностей, мы имеем дело с подозрительной в художественном отношении книгой.

– Согласна, что грустить для души полезнее, чем веселиться, она тогда лучше работает. Но я про то, что правильно ли это, когда книга никаких иллюзий относительно людей не оставляет?
– Тут вы не правы. Свет в конце тоннеля в том же романе «Пересуд» всё-таки есть, хотя это не свет, а лучик скорее. Есть он и в намерениях героев, правда, намерений там больше, чем поступков, тут я согласен, но и это какая-то надежда. Если вы помните, там у персонажа Вани Елшина есть воображаемая беседа со Сталиным. И тот его спрашивает: «Ну, убедился, что все подлецы и скоты?» – «Нет, – говорит Ваня, – хотя бы я не подлец». Для меня это «хотя бы я» крайне важно. Оно означает, что не всё ещё потеряно.

– Прежде чем стать писателем, вы сменили много профессий, а в милиционеры вас не взяли. Это правда, что вас психика подвела?
– Это была не совсем милиция: поработав в школе, я захотел испытать себя в детприёмнике воспитателем. Да, все органы, кроме головы, по мнению комиссии, оказались нормальными. А с головой не в порядке, потому что честно ответил на вопросы теста. Они там удивились, зачем, например, честно отвечать на вопрос, злоупотребляете ли вы алкоголем? «Нормальный человек ответит «нет». А вы пишете «да», вы что, с ума сошли?» – «Но я же уже три раза напивался!» – «Вот мы и говорим, что вы неадекватны». Не то место и не то время, чтобы правду говорить. Я тогда столкнулся с системой, которая заставляла людей лицемерить. И это умение лицемерить считалось признаком адекватности.

– Вы приобрели известность в первую очередь как сценарист благодаря сериалам «Остановка по требованию», «Участок», «Заколдованный участок». Как ваш роман с телевидением завязался?
– С книгами у меня так: если не нахожу, что хочется прочесть, пишу сам. С кино получилось то же самое: начал писать сценарии для кино, которое сам хотел бы посмотреть. Писал свои истории в стол, пока волею судеб не оказался на Первом канале, где меня попросили накидать несколько тем, на которые я хотел бы написать сценарии. Одна из моих заявок называлась «Остановка по требованию». Так всё и началось.

– У вас прошлый год был, кажется, более чем удачным в творческом плане...
– Вышел сериал «Гаражи» по моему сценарию. Получил Гран-при за пьесу «У нас убивают по вторникам» на пермском фестивале «Текстура», но ставить её пока никто не берётся. В журнале «Волга» напечатали первую половину романа, названного «Большая Книга Перемен». Вышли романы «Участок» и «Заколдованный участок», написанные по следам одноимённых сериалов. Они понравились тем людям, которые безбожно ругали меня за сериалы.

Беседовала Людмила Петрова

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30