13 апреля 2021 04:55

Форменный лимон

За своё собкорство в «Гудке» я написал не одну заметку о вокзалах. Однако на днях, листая подшивку газеты, я вдруг понял, что чёткого представления об их работе не имею. Ну, скажем, кто встречает и провожает поезда? В чьи грозные руки попадает высаженный из вагона забияка? К кому спешит за помощью отставший от поезда?

Звоню своему знакомому Геннадию Иванову, начальнику вокзала на станции Тайга. Прошу заполнить досадный пробел.

Тот, выслушав меня, смеётся:
– А чего рассказывать? Приезжай, я тебя поставлю в смену дежурным помощником начальника вокзала.

Пока он не передумал, мчусь в Тайгу.

Тайга, несмотря на дремучее название, довольно большой город, мощный узел на Транссибе. Кроме вокзала, который не минует ни один поезд, и крупной станции, здесь более десяти железнодорожных предприятий, где работает треть населения – а это 25 тысяч.

По прибытии Иванов провожает меня к себе в кабинет. Открывает шкаф, где на плечиках уже красуется форма. Едва дыша, надеваю белую рубашку, повязываю синий галстук, а когда на плечи ложится пиджак с позолоченными погонами, по телу идёт дрожь.
– Ещё бы работалось интересно и весело, – говорю я Иванову, осматривая себя в зеркало. – Чтобы было, о чём писать.
– Не волнуйся, будет, – улыбнулся он. – Шагай в кассовый блок, принимай смену.

В служебном помещении меня встречает коллега – дежурный помощник начальника вокзала Анастасия Лазарева. Она провожает меня в наш рабочий кабинет. Первое, что бросается в глаза, – это огромная кипа документов. Два небольших столика у окошка, выходящего в кассовый зал, телефон, деревянный стенд для ключей. Я просматриваю книги учёта въезда автотранспорта, книгу регистрации пассажиров с ограниченными возможностями, ещё несколько журналов, уточняю график поездов, которые мне предстоит встретить и проводить: 22 пассажирских и четыре электрички.

Едва успеваю расписаться в журналах, регламентирующих мою деятельность, – звонок. Дежурная по станции сообщает, что в пятом вагоне поезда Владивосток – Москва, прибывающего через 20 минут, у беременной пассажирки схватки. В глазах у меня мутнеет – доэкспериментировался, журналист?! Но пальцы интуитивно набирают «03». Я обозначаю проблему и для подстраховки звоню Гене.
– Что делать-то, Леонидыч?
– Бери ключи на стенде с биркой «технологические ворота» и шмелём открывать.

Я провожаю карету «скорой» к первому пути, куда через несколько минут приходит поезд. Вместе с медиками заходим в вагон. Рядом с женщиной – мужчина, хирург из Хабаровска, он, к счастью, оказался среди пассажиров.
– Схватки длились всего несколько минут, сейчас отпустило, но в любой момент могут начаться снова, – поясняет он «скорой».

Я помогаю беременной сойти на платформу, и чуть ли не всем вагоном мы провожаем её в «карету». Попутчики машут будущей маме. Сосед по купе, фактурный такой дядя, напутствует:
– И чтоб парня обязательно родила!
– Девчонку давай! – кричат попутчицы.

Проводив «скорую», Геннадий Иванов, который всё же пришёл помочь мне разрулить нестандартную ситуацию, поздравляет меня:
– Молодец, не растерялся.
– Да уж, – говорю. – И часто у вас рожают?
– Только на моей памяти несколько десятков случаев было. Знаешь, это светлые хлопоты, а бывают печальные. Мужчину с сердечным приступом сняли недавно с поезда. Умер он позже в больнице, а его собачка ещё полгода на вокзале ждала своего хозяина. Мы её подкармливали. Каштанкой назвали: уж очень на чеховскую животину была похожа. А потом нашлись добрые люди, забрали к себе домой.

Мы молчим. Тут к нам подбегает кассирша:
– Родила ваша пассажирка! Только что звонили из роддома. Мальчишка, четыре кило!
– Да вы что?! – радуюсь. – Ну с такими данными только в начальники вокзала.

Я возвращаюсь в кабинет, и вскоре к моему окошку подходит мужчина средних лет.
– Командир, – протягивает он мне фотоаппарат, – передай ребятам, которые скоро приедут в Тайгу. Мы вместе ехали из Читы, они отстали в Красноярске от поезда и технику забыли. Хорошо, телефонами обменялись. Условились, что я дежурному оставлю, а они потом заберут.

Вспоминая инструкцию, на основании которой категорически запрещается брать чужие вещи от посторонних лиц, я вынужден мужчине отказать. Хотя вижу и чувствую, что он приличный человек и говорит правду.

Снова звонок. Начальник поезда Красноярск – Новосибирск, что вот-вот подойдёт, сообщает, что пассажир из седьмого вагона пытался сорвать стоп-кран на станции Анжерская, хотя по билету едет до Новосибирска.
– Ребята, – подхожу к милиционерам, – ваша помощь нужна. Буйного снимать будем.

Но по прибытии поезда проводница седьмого вагона спешит нас успокоить:
– Всё нормально, угомонился, не забирайте его, – просит она милиционеров.

Те провожать в участок вполне адекватного и респектабельного мужчину средних лет не стали, но беседу всё-таки провели.
– Извините, – каялся пассажир. – Ехал домой, а тут любимая женщина, которую года три не видел, звонит: приезжай! Вот и не сдержался.
– И стоило расстраиваться, – говорю, – ведь Анжерская рядышком с Тайгой. Через 15 минут на Мариинской электричке и уедете. А через сорок минут поцелуете свою барышню.

Этим же поездом Красноярск – Новосибирск в Тайгу прибывает команда юных хоккеистов. Вспомнив, что к детям дежурный помощник начальника вокзала должен проявлять особое внимание, помогаю одному из спортсменов занести в здание вокзала баул с клюшкой, коньками и формой, который больше его самого. Освободившись от вещей, ребята начинают бегать по залу и кричать. Пассажиры возмущаются. Я собираю сорванцов в кружок. Интересуюсь, из какого они клуба и куда держат путь.
– Из Ангарска мы, едем с пересадкой в Тайге до Новокузнецка. На чемпионат Сибири и Дальнего Востока, – отвечает капитан юниоров Артём Сумин. – А вам зачем?
– Да вот, – иду на хитрость, – мы юных спортсменов, которые хоть раз у нас побывали, заносим в книгу почёта. Но только тех, кто не мешает другим пассажирам ждать поезда.
– Всё, ребята, – командует Артём, – не шумим, идём играть в шашки на победителя.
– Вот и славно, – говорю. И учреждаю специальный приз – коробку конфет.

Наш разговор перебивают два человека, прибывшие за тем самым фотоаппаратом, который меня просил передать их попутчик.
– Сожалею, – говорю, – но фотоаппарат ваш у мужчины так и остался.
– Да как же так! – негодует один.
– Не положено мне передавать вещи. Вот если бы фотоаппарат мне передал ваш проводник и мы бы его описали в присутствии милиционеров, тогда другое дело.
– Знаете что, – злится второй отставший, – вы мне сказки тут не рассказывайте, я сам транспортный милиционер!
– Тогда тем более должны знать закон.
– Да я жаловаться буду! В газету «Гудок», вот! – продолжал бунтовать отставший. – Пусть начальство вас премии лишит!
– Хорошо, – говорю я, – пишите в «Гудок». Только вместе со своим негодованием предложите как транспортный милиционер механизм решения этого вопроса: какой закон надо ввести, как инструкцию должностную поправить. Вы ведь гражданин нашей страны, действуйте конструктивно.
– А дело говоришь, – успокаивается пассажир. – Надо и вправду предложить.

Мне снова не дают опомниться, на этот раз мои юные друзья-хоккеисты.
– Анатолий Валентинович, – кричат-таки они мне, – вот ведём к вам Саню Захаркина. Вы победителю конфеты обещали.

Я киваю и выбираю в вокзальном киоске самую увесистую коробку сладостей.

В это время по вокзалу объявляют о мерах предосторожности на вокзале. А дай-ка, думаю, и я что-нибудь объявлю по громкой связи. Сажусь с позволения своих коллег к микрофону, и мой голос гремит: «Внимание, пассажиры! Скорый поезд Абакан – Москва отправляется с первого пути. Будьте осторожны!»

Это непередаваемое ощущение!

В служебном коридоре появляется моя сменщица Любовь Курагина.
– Пора бы и вам отправляться отдыхать, товарищ Болдырев! Уже восемь вечера.

Я недоверчиво смотрю на часы. Но и правда – мой рабочий день подошёл к концу.

Я иду в гостиницу, где для меня уже готов номер. Но по дороге сажусь в зале ожидания передохнуть. Да так и засыпаю.

Разбудил меня Иванов. Смотрит на меня, выжатого как лимон, смеётся:
– Ну что, дружище, интересно тебе было? Будет о чём писать?

Я киваю тяжёлой головой. И начальник вокзала поддерживает меня, чтобы я ненароком не свалился.

Анатолий Болдырев,
соб. корр. «Гудка»
Тайга
Фото: Олег Смоленцев

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30