17 октября 2021 12:39

Родная кровь

Все, о чём говорил мой отец, сбылось



Удостоверение Александра Онохова

Хорошо писать, фотографировать для газеты могут многие, а вот быть ещё и редкой души человеком, таким, которым бы восхищались и после смерти, – это дано не каждому. В «Гудке» были такие корреспонденты. Об одном из них написал в газету его приёмный сын Николай Воронов.

В 1943 году моя мать Нина Воронова медсестрой ушла на фронт, оставив меня в возрасте восьми месяцев своей тётке Анне Михайловне и её мужу Александру Дмитриевичу Оноховым, которые не имели своих детей. Несмотря на то что им было по 50 лет и жили они практически в нищете, Оноховы не сдали меня в детдом, а стали мне настоящими родителями. И я считаю Александра Дмитриевича своим отцом.

Он родился 10 апреля 1896 года в рабочем посёлке Чёрмоз Пермской губернии. Увлёкся фотографией, купил передовой по тем временам «Фотокор № 1». В начале 30-х годов был членом всесоюзной организации «Союзфото» и первым штатным фотокорреспондентом газеты «Путёвка» Свердловского отделения Пермской дороги. С 1934 года его фоторепортажи начали публиковаться и в газете «Гудок», которая широко освещала передовые методы труда и общую ситуацию на железных дорогах СССР. Не оставались без внимания «Гудка» и успехи страны в науке и технике, в развитии транспорта. Я хорошо помню, как отец рассказывал о сложности фотосъёмок в воздухе: «меня привязывали к самолёту». Ему часто приходилось договариваться с караулом, сопровождающим эшелоны, чтобы вовремя доставить отснятый материал в редакцию газеты. Нередко он и сам ехал вместе с часовым на задней площадке последнего вагона.

К сожалению, в начале 1937 года «за дружбу с врагом народа» отцу запретили заниматься журналистской деятельностью. Ни на какую серьёзную работу после этого его не брали. Лаборант, вахтёр, сторож, и не более.

Из-за хронического заболевания его не призвали на фронт. Но надо было кормить семью, и, обманув медкомиссию, отец пошёл в трудармию. Там был ужасный, адский труд. Но, несмотря на все трудности, отец верил в лучшее будущее. В мой день рождения в 1948 году он сказал: «Вот пойдёшь, сынок, в школу, закончишь её, поступишь в институт, начнёшь работать, купишь машину, и всё будет хорошо!» В то время и в тех условиях жизни это звучало как сказка. Наверное, потому и запомнилось мне.

Невероятно, но всё сбылось. Я решил после седьмого класса пойти работать. Но отец настоял на продолжении учёбы. С серебряной медалью я окончил школу, затем – Уральский политехнический институт, поступил на работу в Ядерный центр и купил машину. Отцовская трудовая школа помогла мне быстро освоить профессию испытателя ядерных зарядов. Суровая полигонная жизнь первых трудовых лет напоминала мне нашу жизнь конца 40-х – начала 50-х годов. Я не испытывал особого дискомфорта, и с благодарностью вспоминал уроки отца.

Своего первого сына я назвал в его честь – Александром.

Как, наверное, и большинство людей, жалею, что не уделял отцу и маме достаточно внимания, пока они были живы. Вечная им память.

Николай Воронов,
лауреат премии Правительства РФ
за 2003 год в области науки и техники

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31