29 января 2022 13:48

Математика для рук

Оператор технологического центра станции Новоярославская Анна Благова с крючком и спицами подружилась в далёком детстве. Потом про них забыла. А сейчас школьная дружба разгорелась с новой силой, перейдя в бурный роман.

Дверь мне открывает хозяйка квартиры в шикарной кружевной синей кофте.

– Ух ты, ваше изделие? – спрашиваю, рассматривая затейливый узор.
– Конечно, – хитро улыбается Благова. – Я ведь в магазине не покупаю. У меня, вон, руки есть. Да и не купите нигде такое – эксклюзив!

– А из чего это?
– Хлопок. Цвет ниток из голубого плавно переходит в тёмно-синий.

– Сложно, наверное, такое чудо сделать?
– Для меня – нет.

– По дому так ходите?
– По дому я хожу в халате, а кофту надела на работу.

Под мои охи и ахи Аня начинает раскладывать на диване свои последние творения:
– Дочка захотела – свитер тёплый ей связала крючком и спицами. И вот такое болеро с капюшончиком, как молодёжь носит. Ей, двадцатилетней, нравится.

Попутно мастерица проводит со мной ликбез по вязаному трикотажу. Вот это крючком сделано. Это спицами. А это – тем и другим. Тот рисунок плотный, а этот в дырочку – ажурный. А вот косы…

Диван постепенно заполняется нарядами. Мы будто на выставке одежды. Только всё это не украшает манекены, а носится. И, похоже, не только на работу. Вон тот чудесный чёрный кардиган с белой каймой и брошкой-заколкой надевается явно по праздникам или в гости.
– А эта модель из китайского журнала, – приносит Аня кружевную зелёно-белую двойку. – Кстати, вот пояснения, как вяжется. Дочка из Интернета скачала. Весь текст на китайском. Но я китайский не знаю, мне для работы хватило рисунка и выкройки.

В комнату заходит серая кошка, экзот. Такая же тёплая и уютная, как разложенные вещи. «Для неё, – улыбаюсь, – ничего не вяжете?»
– Нет, она домашняя, на улицу не ходит, – смеётся из кухни Анина мама. – Я, кстати, вязать не умею, а свою дочь выучила.

Оказывается, в шестом классе мать отдала Аню в кружок вязания. А куда ещё – танцевать и петь не могла, медведь, говорит, на ухо наступил. Гимнастика и бассейн тоже не задались. А вязать понравилось. Так до окончания школы и занималась. Все навыки получила тогда, в детстве. Потом был перерыв – своего ребёнка растила.
– Сейчас дочь выросла, у меня время свободное появилось – и я снова начала, – поясняет она. – Надо чем-то руки занимать.
– Ну и Свете-то маленькой вязала ведь кофточки, носочки, рукавички, – кричит мама из кухни.
– Да, – соглашается Аня. – Но это по необходимости. А вот повязать в своё удовольствие, для себя любимой, не успевала. Теперь вот дорвалась. Мама у меня не модница. Дочь футболки предпочитает. А я люблю тёплые красивые вещи. Тем более на работе холодно бывает, когда ветер в наши окна.

Правда, вяжет она не только для себя. Недавно племянницы увидали в журнале шапочки: свяжи! На работе девушка захотела такую же. Двоюродная сестра попросила кофточку для своей малышки. Разве откажешь?
– Сейчас вяжу на заказ, рукава осталось сделать, – разворачивает вязальщица эффектное, почти готовое тёмно-синее платье. – Молодая, стройная коллега попросила. Она в магазинах ничего подходящего не нашла, принесла картинку из Интернета.

Расценок Благова не знает. За работу возьмёт столько же, сколько за нитки (около тысячи рублей). Кто-то ей когда-то так сказал. Друзья возражают: ручная вязка дороже ниток. Но она не слушает. Ведь творит не для денег, а в своё удовольствие.
– Вещь будет уникальная, – говорит она, беря в руки спицы и принимаясь за начатый рукав. – Просто мне интересно связать что-то красивое и сложное. Хотя, если честно, ничего сложного для меня нет. Если я с китайского «перевела», то меня уже ничем не напугать.

На работе Анна Благова уже 22-й год подбирает документы на отправляемые поезда. Сидит по 12 часов подряд за компьютером. Не устаёт, работа нравится. Да и дома любит отдых сидячий, со спицами и крючком. Обычно по вечерам, перед телевизором. Совмещаю, говорит, приятное с полезным.
– Я сидячий человек, домашний. Моей дочери вот не просидеть несколько часов. А мне привычно. Даже на дачу с собой вязание беру. А вообще вязание – оно успокаивает. Так что если у вас работа нервная – рекомендую. Помогает беречь нервы, которые, сами знаете, не восстанавливаются. И болезни все от них. Мне в жизни понервничать приходилось. Один развод чего стоит. Сейчас придерживаюсь правила: спокойствие и только спокойствие. А вязание мне в этом помогает.

Анина мать никогда рукоделием не увлекалась – целыми днями на заводе пахала. А вот бабушка – та вязала. Подзоры на кровать, носки. Мне показывают семейную реликвию – старый бабушкин крючок. Ржавый. Даже веретено сохранилось – бабушка пряла из шерсти, овец держала. Вам, говорю, наверное, от неё увлечение передалось. Генетически, через поколение.
– А ведь верно, – соглашается Аня. – У бабушки было две дочки – и обе не рукодельницы. А вот мы, четыре её внучки, все вяжем! Моя дочь не вяжет. Но её дети – точно будут!

Бывает, признаётся Благова, и у неё что-то не получается. Берёт паузу, ищет выход из тупика. Иногда распускает, начинает заново.
– Хороший вязальщик – это терпение, – уверена она. – Ну, и с цифрами надо дружить. Высчитывать размеры, петли, ряды. А это как раз моё. Меня даже в школе хвалили за математический склад ума. Если умеете умножать и делить – всё получится.
– Ну, не знаю, – сомневаюсь я. – У меня тёща как-то попробовала этому научиться. Ничего не вышло. Хотя недавно итальянский язык выучила.
– У неё, наверное, литературный склад ума.
– Литературу в школе преподавала.
– Ну, ей вязать будет сложнее.

Николай Порецкий
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31