21 апреля 2021 07:53

Крепкие корни

Возможно, начальник службы вагонного хозяйства Забайкальской дороги Владимир Петровых сегодня носил бы офицерскую форму, поступи он в юности в военное училище. Но судьба распорядилась иначе. Ему выпало продолжать дело своих предков.

Династия Петровых начинается с вагонного эксплуатационного депо Шилка, в котором около 40 лет работали два деда Владимира – родной и двоюродный. Андрей Андрианович и Михаил Андрианович трудились на пункте технического обслуживания. Первый осмотрщиком вагонов, второй, почётный железнодорожник, старшим осмотрщиком.

Отец Владимира, Александр Андреевич, можно сказать, путь дедов повторил зеркально. Отработал в том же депо старшим осмотрщиком 41 год и тоже был почётным железнодорожником.
– Даже моя бабушка и мама несколько лет работали в депо Шилка, – рассказывает Владимир Петровых.

Сейчас это депо – участок вагоноремонтного депо Чита по ремонту пассажирских вагонов.
– В те годы, когда там работал дед Андрей, депо занималось и ремонтом грузовых вагонов. Это сейчас модернизированный подвижной состав, роликовые буксы, а в те годы были ещё буксы скольжения. И приходилось их заправку и перезаправку делать, – объясняет Владимир Александрович.

С букс лился мазут. Поэтому работа осмотрщиков вагонов и слесарей была очень грязной. А в пунктах обогрева были замазучены не только полы, но даже стены. Да и сами пункты обогрева были не в пример нынешним, где всё сделано для комфорта работников. Тогда эти помещения обустраивали намного проще – тёсаные полы, засыпанные опилками.

И обмундирование вагонников, в котором работал дед Владимира, по сравнению с современным – небо и земля.
– Сегодня мы заказываем на зиму для наших осмотрщиков термобельё, утеплённые куртки со светоотражающими полосами. А тогда были ватники да телогрейки, – говорит Владимир.

Освещённость в междупутье тоже оставляла желать лучшего. А ведь состояние междупутья и качество освещённости много значат для осмотрщика, которому нужно разглядеть разные дефекты, например, трудновыявляемые трещины боковых рам.

Тем не менее тяжёлой работы на пункте технического обслуживания никто из семьи Петровых не страшился.

Непростая жизнь во многом диктовала свои условия. Александр Андреевич родился в большой семье, в которой было семеро детей. Жили очень скромно. Поэтому, чтобы как-то помогать родным, Александр Андреевич, окончив 8 классов, пошёл в вечернюю школу и одновременно начал работать в депо.
– Он попал на автоконтрольный пункт в отделение по ремонту тормозной арматуры, где трудился год, – вспоминает Владимир.

Уже после армии Александр устроился осмотрщиком вагонов – на тот момент эта специальность была востребована. Да и дядя, Михаил Андрианович, помогал освоить азы профессии – он уже был старшим смены.

Александру Петровых в депо нравилось. Он потом заочно окончил железнодорожный техникум. Какое-то время работал инструктором, затем старшим смены. Эта должность была ему по душе.
– Старший смены – своего рода воспитатель, – рассуждает Владимир Александрович. – Какое он привьёт отношение к работе костяку коллектива, так и будет. Он для подчинённых был всё равно что отец родной. Это большая ответственность.

Впрочем, её Александру Петровых было не занимать. Он видел весь парк вагонов как на ладони, знал каждую бригаду осмотрщиков. «Отец строгим был, требовательным», – вспоминает сын.

Посчастливилось работать в смене у Александра Петровых и Андрею Баранову, ныне заместителю начальника службы вагонного хозяйства, начальнику отдела эксплуатации.
– Три журнала по охране труда было, – вспоминает он. – Я в двух расписался, а один проглядел. Александр Андреевич это дело увидел, но виду не подал. И ведь мне ничего не сказал, сразу меня назад не вернул, когда я пошёл в парк. А идти надо было 2 км. Когда уже далеко ушёл, старший смены позвал меня: «Андрей Дмитриевич, вернитесь, пожалуйста, вы у меня в журнале не расписались!» Я попытался отвертеться, но не тут-то было. А на подходе, буквально в 10 минутах, поезд, который надо тормозить. Пешим шагом туда-обратно никак не успеть. Схватил инструмент и бежать! Прибежал, язык на плечо, весь взмок. Расписался. А он стоит, покуривает. «Я вас воспитаю», – говорит.
– Если отец давал задание, значит, оно должно было быть выполнено беспрекословно. Всех к этому приучал. Был немногословным, любил конкретику, без всякой «воды». Авторитет имел большой, наработанный, – добавляет Петровых.

Когда школьник Володя Петровых начал задумываться над выбором профессии, ему и в голову не приходило идти по стопам дедов и отца, даже несмотря на все их трудовые успехи. Он хотел поступать в училище погранвойск.
– Нравились мне военные. На них в то время смотрели, как на какой-то эталон. Если военный, значит, строгая причёска, красивая форма, подтянутость, дисциплина.

К службе Володя себя готовил целенаправленно. Но на вступительные экзамены опоздал. Просто так прохлаждаться не хотелось, поэтому пошёл работать учеником слесаря, затем токарем в вагонное депо Шилка. Потом вместе с двоюродным братом поступили в Хабаровский железнодорожный институт.
– На третьем курсе, когда начались спецпредметы, почувствовал, что это моё. И то, что я год до института поработал в депо, конечно, было определённым плюсом, – замечает Владимир Петровых. – А когда проходил практику – сравнил, как учили и как оно в действительности! Зная не только теорию, можно было даже и с мудрыми преподавателями обсудить какие-то важные тонкости.

А ведь многие однокурсники Владимира не пошли работать по специальности. С выпуска его группы остались трудиться в вагонном хозяйстве только трое. Возможно, многие учились, чтобы просто получить образование.

Владимир же пошёл по карьерной лестнице. Дипломированный специалист, он начинал с мастера цеха в депо Шилка, поднялся до заместителя эксплуатационного вагонного депо и главного инженера.

В пору разделения на ремонт и эксплуатацию из Шилки он переехал в Карымскую, главным инженером вагонного депо.
– В 2005 году депо только организовалось на базе пунктов технического обслуживания Хилок, Чита-1, Чита-2, собственно Карымская, ряда контрольных постов. Всё пришлось начинать с чистого листа, – говорит Владимир Петровых.

В Карымской не было технического отдела, цеха главного механика. Пришлось создавать. Были и проблемы, связанные с разделением хозяйств, а значит, и бюджетов. Но трудности удалось решить. Этот хлопотный период, когда приходилось организовывать работу, Владимир называет самым интересным. И конечно, тогда Петровых приобрёл ценный опыт. Вскоре он возглавил вагонное депо Борзя, потом «вырос» до главного инженера службы вагонного хозяйства, а в феврале этого года стал начальником службы вагонного хозяйства.

Он гордится, что продолжает династию вагонников Петровых, общий трудовой стаж которой около 150 лет.
– Да, были колебания, но я не жалею, что пришёл на магистраль, как мои родители и деды, – признаётся Владимир Александрович.

И, скорее всего, династия не прервётся, ведь его сын грызёт гранит науки в Забайкальском институте железнодорожного транспорта.

Сергей Донцов
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30