12 апреля 2021 05:58

Здоровый, умный, олимпийский

Хозяйка вокзалов получала опыт в «горячих точках»

Первый раз в жизни Татьяна Будиянц получила бандероль, когда была начальником вокзала Ростов-Главный. Да и то, как ей сначала показалось, от неизвестного адресанта.

Стать железнодорожницей Татьяне предложил муж
Это было в середине 2000-х.
– Одно время просто беда какая-то началась, – вспоминает руководитель Северо-Кавказского филиала Дирекции железнодорожных вокзалов Татьяна Ивановна Будиянц. – Люди теряли деньги и не могли уехать. А куда им идти со своей бедой? К начальнику вокзала. Вообще-то, это обычная ситуация для начальника вокзала, но тут прямо волна какая-то была.

Не раз и не два приходилось ей выручать «потеряшек» из собственного кошелька. Кому двести, кому триста, кому пятьсот или тысячу. Все клятвенно заверяли, что, как только доберутся до дома, сразу же вышлют долг. Вернулось назад только два перевода.
– А однажды я получила бандероль, первый раз в жизни. С Украины. Задумалась, от кого бы это могло быть. Когда открыла, увидела письмо, деньги в конверте, шмат сала и конфеты.

Это оказалось послание от одной из пассажирок, которой помогла уехать домой Татьяна Ивановна.
– Я потом вспомнила эту бабушку, она приходила ко мне, плакала, говорила, что не может уехать с внучкой домой, так как потеряла внучкин билет. Просила поговорить с проводниками, чтобы её бесплатно довезли. А как я поговорю? Поезд не наш, да и не по правилам это. Вот и дала денег внучке на билет и уже забыла про них. А тут такая бандероль.

Возглавить вокзал Ростов-Главный Татьяне Будиянц предложили в 2003 году. Энергичность этой женщины руководство дороги решило использовать на одной из самых горячих «пассажирских» точек магистрали.
– Конечно, нелегко было решиться, ведь я всю жизнь прожила в Кизляре, переезжать было как-то неуютно, – улыбается она. – Да и родные эту идею не особо поддерживали. Но всё-таки решилась, да и муж дал добро, он мне всю жизнь помогал.

Ростовский вокзал в то время был на ремонте, удобств для пассажиров немного. Нагромождение различных ларьков, киосков, игровых автоматов создавали впечатление не вокзала, а рынка. От работы Татьяна Будиянц бегать не привыкла, и уже через некоторое время на вокзале был наведён порядок.

Сказывался и опыт. В далёком 1977 году молодая девчонка впервые переступила порог железнодорожного предприятия и стала товарным кассиром на станции Кизляр.
– Даже не знаю, почему выбрала железную дорогу, – смеётся она. – Муж предложил. Он работал на предприятии «Агрохимия» и имел много дел с железнодорожниками. Видимо, понравился порядок, царивший на дороге. Училась в Грозном, тогда Кизляр относился к Грозненскому отделению дороги, и начала работать.

Старательную, улыбчивую девушку заметили на станции. Предложили поработать старшим билетным кассиром. Снова обучение, экзамены. Вряд ли Татьяна в тот момент представляла, что останется в пассажирском хозяйстве навсегда.

Летели годы, и в 90-х Кизляр стал, по сути, пограничной и тупиковой станцией. Это сегодня из Кизляра на юг ведут две ветки – на Червлённую и Кизилюрт, а тогда существовала только дорога на Червлённую. Железнодорожное сообщение с Чечнёй было прервано, а в Кизляр хлынули беженцы.
– Бакинские и махачкалинские поезда тогда отменили, людей в Кизляр доставляли автобусами и уже здесь сажали в поезда, – вспоминает Татьяна Будиянц. – Все старались уехать в спокойные места. Порой по вокзалу, перрону сложно было пройти из-за количества людей.

Кизляр, по сути, превратился в прифронтовой город, а в январе 1996-го прогремел на весь мир, когда террористы захватили местную больницу, взяв в заложники более 3,5 тыс. человек.

Людей, желавших уехать, становилось больше. Пассажирские поезда из Кизляра уходили переполненными. Люди пробирались в вагоны даже через окна.
– Однажды наступил такой момент, что мы поняли: малейшая искра – и на вокзале может вспыхнуть бунт, – говорит Татьяна Ивановна. – Подали на посадку очередной состав, людей – море, и продолжают прибывать. Давка была страшная, при посадке вполне могли появиться жертвы – люди, раздавленные толпой. Посовещавшись с транспортной милицией, решили обратиться за помощью в город. К нам прислали отряд ОМОНа. Состав на перроне оцепили, создали узкий коридор, по которому и стали проходить пассажиры на посадку. Сначала те, у кого были билеты, потом остальные. Плацкартные вагоны стали служить общими, но людей удалось вывезти, избежав жертв и беспорядков. Позже подобные ситуации возникали не раз.

Вспоминая кизлярские 90-е, Татьяна Ивановна пытается сдержать слёзы. Получается не очень.
– Извините, трудно это всё вспоминать.

Человеку, не пережившему подобное, трудно представить тяжесть, которая обрушилась на женские плечи. К тому времени Татьяна Будиянц уже была начальником вокзала, или, как тогда эта должность называлась, заместителем начальника станции по пассажирской работе. Справилась. И как высшая оценка – орден «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Сейчас в подчинении Татьяны Ивановны 53 вокзала. А с образованием Дирекции железнодорожных вокзалов был 41.

Это не просто вокзалы. Минераловодский участок – всероссийская здравница. Черноморский участок – олимпийский. Анапа – инновационный вокзальный комплекс «умный вокзал».

Татьяна Будиянц уже не единственный железнодорожник в семье. Глядя на маму, связать судьбу с магистралью решили и её дети, да и внук планирует после окончания школы поступать в Ростовский госуниверситет путей сообщения.

Вполне возможно, что Татьяна Ивановна станет родоначальницей новой династии железнодорожников.

Игорь Евдокимов,
соб. корр. «Гудка»
Ростов-на-Дону

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30