17 октября 2021 12:52

Вечная жизнь в пробке

Они познакомились в пробке на Садовом кольце... На Новинском бульваре.

Ефим Смолин
Он почувствовал, что на него кто-то смотрит, и повернул голову вправо. Она смотрела на него из своего «Лексуса», и он понял, что они навсегда вместе… Потому что впереди был затор, а ни влево, ни вправо уйти было нельзя.

Он засмущался и покраснел…

Ей это понравилось и даже растрогало, она никогда ещё не встречала краснеющих от смущения мужчин. Да и где она могла их встретить? До 18 она вообще ни на кого не смотрела, а с 18, как папа подарил ей машину, она была тут, в пробке на Садовом. Тут в 23 года окончила институт, благо все педагоги были под рукой, в соседних рядах…

Конечно, она могла бы познакомиться с каким-нибудь стеснительным парнем на работе, и она мечтала об этом уже пять лет, мечтала доехать, наконец, до работы…

Так что такого краснеющего парня она видела впервые, если не считать того гаишника, который попытался взять с неё штраф за превышение скорости, когда они рядом стояли в пробке, и он сам покраснел от своей наглости.

Она не знала, что и этот паренёк в соседнем «бээмвэ» краснел не от смущения, а от натуги. Он ехал уже третий час, а перед этим выпил, не подумав, литровую бутылку воды… И теперь пытался избавиться от неё… Он тужился и проклинал конструктора «бээмвэ», сделавшего отверстие для прикуривателя таким маленьким…
«По себе судишь, недомерок, – зло думал он о конструкторе, – или мстишь за деда, погибшего под Сталинградом…» И он краснел всё больше…

А она кокетливо и призывно улыбалась. А метров через 500 пересела в его машину. Только не надо думать о ней как о легкомысленной особе, потому что эти 500 метров они ехали полдня… Это было на Садово-Кудринской, когда уже всё встало намертво и люди ходили в машины друг к другу как в гости, отмечая праздники, сначала Первомай, потом Новый год, а кто и день рождения. Всё встало, решительно всё, и неудивительно, что на Садово-Триумфальной она сказала, что у них будет ребёнок…
– Фантастика! – сказал он…
– Никакой фантастики, – сказала она. – Сейчас прибор запросто определяет даже месячный срок.
– Какой тут в пробке прибор? Откуда? – спросил он.
– Рядом гинеколог-бюджетник ехал в «Запорожце», я показалась ему, пока ты спал…
– Показалась? В «Запорожце»?
– Неудобно, конечно: пришлось ноги в окно высовывать…
– Так вот почему те шесть машин вдавились друг в друга… Похоже, показалась ты не только ему…
– Мне кажется, милый, новость тебя не радует.
– Радует, но я не готов, у меня аспирантура, осталось всего полгода, давай подождём… Послушай! Тут совсем рядом, на Садовой-Каретной, у меня знакомый врач… Может, мы…

Но, когда они подъехали к Садовой-Каретной, врач сказал, что семь месяцев слишком большой срок, рискованно…

И он обиженно молчал и не разговаривал с ней до самой Садовой-Самотёчной, а потом сдался, тем более что с аспирантурой вопрос решился сам собой – его отчислили за то, что не был год…

Мальчик родился, когда они проезжали улицу Стасовой – и они хотели назвать его Стасом, в честь Стаса Михайлова, но справа был Большой Путинковский переулок, и вы понимаете, как они его назвали...

И правильно. Так стабильнее: певцы приходят и уходят, кто их вспомнит лет через 20, а это не забудешь…

На Садовой-Спасской Володьку забрали в армию прямо из машины… Конечно, и они огорчились, и сам Володя, а больше всех военком, который был всего в двух машинах сзади, а не смог дотянуться за взяткой…

Но время летит быстро… Не успели они доехать до Садовой-Черногрязской, и Вовка вернулся. Генералом…

Посмотрел на пробку и сказал:
– Вот дурачки: придумывают парковки, платные въезды, а дело ж не в этом, а в том,что у нас все тока ездят и никто не работает! Надо-то просто скомандовать: «Нале-во! На работу – шагом арш!» И всё – никаких пробок!
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31