11 апреля 2021 10:54

Путь Великого

Для уроженца Украины БАМ стал второй родиной

Ветеран-бамовец Николай Великий когда-то строил пути, а теперь вот уже почти два десятка лет, как бригадир Северобайкальской дистанции, обслуживает их.

Николай Великий в прошлое смотрит с радостью, а в будущее – настороженно
«На БАМ я попал по протекции, – с лукавой усмешкой признаётся Николай. – Родственники постарались. Тётя в ту пору трудилась маляром в СМП-581 треста «Нижнеангарскстрой», дядя – плотником. А я находился в родном Шепетовском районе на Украине. После двухлетней службы в танковых войсках хотелось и дальше заниматься серьёзным мужским делом. Но на БАМ тогда попасть непросто было. Однако уже через месяц меня зачислили монтёром пути этого самого строительно-монтажного поезда».

Первым испытанием стало строительство обходного пути Байкальского тоннеля. К этому времени путеукладчики со стороны Иркутской области вышли к подножию Байкальского хребта, впереди сурово щетинился горными кряжами перевал Дабан. Байкальский тоннель ещё не пробили, а потому и было решено построить временную железнодорожную ветку через Дабан – одну из высших точек Байкальского хребта. Обход поручили двум строительно-монтажным поездам – № 581 и 582. По 7,5 км каждому.

«Приехал, тайга кругом. Кому повезло, жили в вагончиках. Многие обустроились в обычных палатках. В бригаде – русские, буряты, украинцы, белорусы, казахи. В общем, полный интернационал. Из техники только трелёвочный трактор. Путеукладчик на 40-тысячных уклонах работать не мог, а потому и шпалы на себе таскали, и рельсы... Местность гористая, земля каменистая. Но самое пакостное – это погодные условия. Летом – дожди, а зимой – пятиметровые снега и пятидесятиградусные морозы. С усталостью, неудобствами не считались, поскольку жил дух соревнования: кто быстрее. Наша бригада шла с Дабана, а со стороны Северобайкальска, с разъезда Тыйский двигался со своими Александр Бондарь, тоже из 581-го поезда. Но ликовали все вместе, когда соединились западный и восточный участки обхода», – Николай Великий вновь переживает тот волнующий момент и на несколько минут замолкает.

В памяти ветерана, которого давно уже зовут Петровичем, и укладка пути в Байкальском тоннеле, длина которого почти 7 км. После завершения строительства обхода в 1979 году набравшемуся опыта Николаю как человеку ответственному, добросовестному, инициативному доверили руководить путейской бригадой из 20 человек.
«Тоже, конечно, не курорт был. Причём опять-таки многое зависело от погодных условий. Если на улице штиль, безветренно, то в тоннель нас не пускали – при работе техники возникала загазованность, и находиться там было опасно. Короче, ветер в союзниках у нас значился. Специально приборами определяли. Не допускали до работы в тоннеле и тех, у кого давление не соответствовало норме: 120 на 80. Но в сроки мы уложились: во временную эксплуатацию на тепловозной тяге тоннель был принят в октябре 1984 года», – подводит черту под очередным эпизодом в своей трудовой биографии Николай Великий.

В 1984 году он получил первую государственную награду – медаль за строительство Байкало-Амурской магистрали. А позднее на пиджаке Николая засверкает и орден Трудовой Славы.

С СМП-581 бригадир Великий шёл шестнадцать лет. После Байкальского были четыре Мысовых тоннеля. И строительство самой станции Северобайкальск не обошлось без Николая. Затем последовали станции Нижнеангарск, Северомуйск, Ангаракан, Перевал. Вместе со своими ребятами он устанавливал опоры контактной сети на станциях Сковородино, Магдагачи, Мадалане, Тахтамыгде.
«Не чурались никакой работы, ведь наступали кризисные времена, а слово «БАМ» практически исчезло со страниц газет. Хватались за любые подряды, но когда начались всякие реорганизации, то перешёл бригадиром пути в Северобайкальскую дистанцию, – объясняет поворот в жизни Николай Великий. – Семью-то надо было кормить. К этому времени у меня супруга Лена скончалась, тоже когда-то член женской путейской бригады нашего поезда. Трое дочерей остались на руках».

На новом месте работы он не потерялся. Сужу об этом по количеству трудовых наград. На руке именные часы от начальника Восточно-Сибирской дороги. А ещё одни – от президента ОАО «РЖД» Владимира Якунина – хранятся дома. Их Николай получил в прошлом году.

А уж авторитет у Великого, как рассказала заместитель начальника по социальным вопросам и кадрам Марина Родионова, вполне соответствует фамилии. Именно к нему на стажировку чаще всего отправляют молодых специалистов.
«Только я не каждого возьму, поскольку человека научился видеть насквозь, – замечает Николай. – Толковых ребят, конечно, немало. Но вот тебе случай. Звонит мне Родионова: приди, тут на практику прибыли после института. Подхожу и вижу, что в коридоре двое стоят, один из них с папкой. Я и говорю Марине Николаевне: вот этого возьму, а вот этого нет. Как понимаешь, отмёл я кандидата с папкой. Ему ещё лет пять поработать на земле нужно, а он уже себя в начальники записал. Кого он научит, если все ступеньки не прошёл? Иные приходят и даже ширину колеи не знают».

Максимализм этот, требовательность – с тех давних бамовских времён.
«Не ради денег мы пластались, идея была, энтузиазм. Люди выходили на работу, и у них глаза горели, выходные прихватывали. Кто-то, конечно, за машиной приезжал, не скрою. Но и их великая стройка перерабатывала. Там люди другие были», – с какой-то грустью говорит Николай.

Дух этого бамовского братства, похоже, и поныне в груди Великого. А иначе зачем бы он жил среди этих заснеженных вершин, что высятся над Северобайкальском? А ведь сейчас он не имеет даже собственного жилья. «Пока работал в поезде, квартиру мне не давали, боялись, что получу и уйду. А в дистанции пути у меня только технологическое жильё, вчетвером сейчас ютимся в однокомнатной квартире. Уйду на пенсию и стану человеком без определённого места жительства, – невесело улыбается он. – Ехать теперь мне уже некуда, у меня здесь, считай, вся жизнь прошла».

От этих грустных мыслей Николай Великий немного оттаивает лишь на любимой рыбалке на перекатах говорливой реки Тыи. Да ещё на спортивных соревнованиях, ведь он завзятый футболист и хоккеист, не раз занимал с командой поезда первые места на бамовских чемпионатах, а сейчас, несмотря на возраст, всё ещё играет в футбол за дистанцию. Сил придаёт и любимая работа.

Сергей Кез,
соб. корр. «Гудка»
Иркутск – Северобайкальск
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30