25 октября 2021 13:30

Главное, чтобы костюмчик согрел

С наступлением холодов каждого человека заботит проблема тёплой одежды. При этом всегда хочется, чтобы она была и удобной, и красивой. Корреспондент «Гудка» выяснил, как готовят к суровой сибирской зиме железнодорожников. Ведь на многих участках Западно-Сибирской магистрали уже выпал снег и мороз по ночам доходит до 20 градусов.

Долго размышлял, куда лучше пойти, чтобы углубиться в экипировку путейцев и движенцев, машинистов и осмотрщиков вагонов, приёмосдатчиков и вагоноремонтников. Решение пришло. В Новосибирске есть главный материальный склад.

Новосибирскую дирекцию материально-технического обеспечения, к коей и относится этот склад, долго искать не пришлось. Красивое современное здание на улице Владимировской поражает своей монументальностью. За ним – большие ангары, такие можно увидеть разве что в международных аэропортах. Слышатся гудки локомотивов. У ворот – большегрузные фуры с контейнерами. Словом, сразу становится ясно, что там происходит нечто интересное и масштабное.

Начальник Новосибирской дирекции материально-технического обеспечения Юрий Королишин, крепкий респектабельный мужчина, встречает меня улыбкой:
– Кладовщиком, значит, решили устроиться? Ну что ж, профессия нужная. Но для начала надо бы ознакомиться со всеми нашими помещениями. Главный материальный склад Новосибирской дирекции – это же целый мегаполис, куда из разных городов России ежедневно приходят десятки тонн грузов. Начиная от деталей для локомотивов и компьютерного оборудования, заканчивая «мыльными» принадлежностями и спецодеждой. Отсюда же мы, согласно заявкам предприятий, распределяем всё это по регионам дороги – Новосибирскому, Алтайскому, Кузбасскому, Омскому. А там уже добро идёт по депо, дистанциям, отделам и центрам. В день перерабатываем по 3–4 вагона.

Ведущий инженер отдела материалов Татьяна Потеряева ведёт меня на склад спецодежды.

Наш путь лежит по улице через огромные здания и ангары. Рядом с одним из помещений стоят крытые вагоны, откуда разгружают большие коробки с металлическими деталями, у эстакады другого здания – среднетоннажные контейнеры, только что снятые погрузчиком с фуры. Здесь идёт погрузка компьютерной техники в Алтайский регион.

А вот и наша кладовая спецодежды. Под номером восемь.

Бетонно-кирпичные стены. Несколько комнат со стеллажами, под завязку забитыми полиэтиленовыми мешками с одеждой.

В помещении тепло.

Знакомлюсь с кладовщиками Любовью Шельгорн и Татьяной Бабенко. Они мне, помощнику, рады.
– У нас сегодня две важные задачи: принять контейнер с тёплой спецодеждой из Уфы и отправить контейнер в Топки на центральный склад Кузбасского региона для распределения по предприятиям, – говорит Любовь Васильевна.

Облачаюсь в подобранную напарницами форму, вполне симпатичную синюю куртку, кепку с красными и белой полосой. Выхожу вместе с ними на эстакаду, куда погрузчик только что доставил 20-тонный контейнер со спецодеждой.

Рабочие его открывают, а у меня рябит в глазах: забит вещами под завязку. Одежда упакована в прозрачные полиэтиленовые пакеты, на каждом комплекте бирка с размерами.
– Это всё надо разгрузить?! – ужасаюсь.
– Не только разгрузить, но и посчитать, записать по «ростовочке», в смысле по размеру, проверить по фасончику, потом ещё на второй этаж доставить, – вручая мне ручку с листком бумаги, улыбается Татьяна Ильинична. – Вот здесь будете записывать размеры, а я буду их сверять. Любовь Васильевна начнёт считать, а ребятки-грузчики потихоньку складировать тёплую одежду на первом этаже. Теперь пишите: 96-й, рост 180, дальше опять 96-й, рост 158...

Татьяна Бабенко начинает диктовать с такой скоростью, что я не то что записывать, на слух воспринимать не успеваю.
– Я лучше мужикам подсоблю, – как ни в чём не бывало вскидываю на плечи сразу два мешка и иду к железной винтовой лестнице, чтобы отнести их на второй этаж.
– Куда же вы, куда?! – останавливает меня Татьяна Бабенко. – Мы сначала здесь всё складируем, а потом поднимаем. И цивилизованно – на лифте.
– Надо было не тормозить, быстрее дело пошло бы, – шутит Любовь Шельгорн.

Мы продолжаем таскать, считать, проверять.

Примерно через полчаса на небольшом пятачке вырастает целая пирамида Хеопса.
– Египетская сила, – говорю, – эдак мы одежды разгрузили на все путевые дистанции дороги.
– Точно сказать пока не могу, но здесь почти 3 тыс. комплектов, – не без гордости отвечает Татьяна Бабенко.
– А не вспомните, – спрашиваю, – какой-нибудь забавный случай. Может, когда комплектов при разгрузке не хватило или возврат с предприятия был по причине малой «ростовочки».

Женщины в ступоре. Всё написано на лицах.
– Нам только этих «смешных» историй не хватало. Тут ответственности на миллионы рублей, поэтому недочёт и перерост исключены, – замечает Любовь Шельгорн. – На дворе зима. Человеку тёплую куртку со штанами надо, а у вас шуточки. Вот бы «посмеялись»...

Подняв на второй этаж спецодежду «цивилизованно», мы снова начинаем проверять размеры. Как говорится, не верь глазам своим, поэтому в ход идут собственные руки и измерительный инструмент – рулетка.
– Глядите, – учит меня Любовь Шельгорн, – замеряем рукава, воротничок, штаны по длине и в поясе. Проверяем, чтобы снять все риски. Ручная работа, рутинная. Дальше аккуратно раскладываем комплекты по нишам. Для путейцев – отдельно. Для осмотрщиков вагонов – отдельно. Для машинистов – отдельно.

Одежда отличается по фасону, но есть и много общего: мех везде натуральный, а на куртках путейца и вагонника, например, карманы специальные на груди – для рации.
– А сколько стоит одеть, к примеру, путейца на зиму? – интересуюсь.
– Если с костюмом считать обувь, тысяч на семь выйдет. Но по нашей погоде и условиям труда экономить нельзя, – вступает в разговор заглянувшая посмотреть на нашу работу Татьяна Потеряева. – Спецодежда и вся другая номенклатура грузов качественная. Поставщиков выбираем надёжных. Да и предприятия для своих специалистов денег не жалеют.

Погрузка тёплой спецодежды в Кузбасский регион идёт с завидной оперативностью. Может быть, потому что все комплекты уже подготовлены.

Нам остаётся только аккуратно сложить их в специально отведённое место на улице, откуда их забирает погрузчик и отвозит к крытым вагонам.

Физический труд не так утомляет, тем более на помощь поспешили ещё несколько человек, среди которых – мастер материального склада Владимир Кениг. В костюме и галстуке, он помогает кладовщикам и грузчикам. Таскает мешки.
– Наш коллектив, – говорит Владимир, – держится на добросовестности и взаимопомощи. Разве с меня убудет, если я коробку поднесу или на стеллаж мешок поставлю?

...Закончив с погрузкой, прощаюсь со своими наставницами. Теперь я спокоен за нашу дорожную армию. Зимой точно не замёрзнут.

Анатолий Болдырев

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31