13 апреля 2021 19:19

Стипендия от машиниста

Почётный железнодорожник отдаёт свою пенсию студентам техникума

На пороге небольшой квартиры в рязанском городе Сасове меня встречает улыбчивая пожилая женщина. прячась за подол её юбки, выглядывает малыш лет двух, ему и любопытно, и боязно.

Бригада машиниста паровоза Василия Шемарова (крайний слева)
Я приехала, чтобы побеседовать с его прадедом. Но вот появляется и сам Василий Михайлович и сразу шутливо переходит к делу:
– Я пережил раскулачивание, коллективизацию, войну, потом перестройку, а теперь вот и капитализм. Послужил в четырёх видах войск и прошёл пол-Европы, проработал 37 лет на железной дороге... Ну что вам рассказать?

Недавно Василий Михайлович отметил 90-летие. На его веку было столько событий – личных и государственных, – что действительно не знаешь, с чего начать. Он полный кавалер ордена Славы, имеет три ордена Отечественной войны, орден Красной Звезды, орден Святого Александра Невского 1-й степени, вдобавок ко всему почетный железнодорожник... Это лишь самые громкие звания и награды, но ветерану не менее дороги и остальные медали, благодарности, их у него не счесть. С задумчивой светлой улыбкой он вспоминает, как впервые его фотографию поместили на Доску почёта. Это было в фабрично-заводском училище, где он готовился стать слесарем паровозного депо. Учился Шемаров всегда на отлично, но никогда не был зубрилой, знания давались легко, ему всё было интересно.

Детство у него было очень тяжёлое. Хоть был совсем мальчишкой, но хорошо помнит, как раскулачивали деда, владельца мельницы. Отобрали тогда всё – и дом, и скотину. Отца посадили в тюрьму, а он зашагал в новую сельскую школу – бывший дедов дом.

Потом дом возвратили, вернулся и отец, но с подорванным здоровьем. Вскоре его не стало. Туго пришлось бы семье, хорошо, дед помогал. Но надо было уже и ему идти работать. И они с матерью пошли в Сасово к родственнику.
– Двадцать пять километров пешком шли в лаптях, – вспоминает Василий Михайлович. – Дядя Гриша мне тогда ботинки купил. Я раньше их и не видел, а мне уже 14 лет было. Город меня поразил. Электричество! Друзьям в селе потом рассказываю: лампочка на столбе горит! А они мне и не верят. Дядя на железную дорогу привёл, я увидел паровоз – и всё, понял, что хочу быть только машинистом.

И вот после училища Василий пришёл в депо. Радовался: наконец-то станет частью удивительного процесса движения. Скоро поднимется на паровоз, а там не успеет оглянуться, как сам поведёт громадную машину. Василий всего себя отдавал работе. Сначала был кочегаром на паровозе, потом перевели в помощники машиниста.

Ему нравилось видеть, как летят навстречу деревья, рельсы, шпалы, ловить в лицо ветер, от которого перехватывало дыхание, когда выглядывал в окошко. Он проработал уже год, и исполнение мечты было совсем близко. Заканчивался июнь, и тёплыми вечерами после работы статный весёлый парень успевал сбегать на танцы – поиграть на гармошке, повеселить девчонок... Но то был июнь 1941 года. И скоро громыхнула война.

Василия призвали в армию в первые же дни и отправили в авиационное училище, но доучиться не дали. Вскоре он оказался уже в пехотном училище. В действующую армию попал только в 1943-м и сразу угодил под бомбёжку.

Попрятались кто где. Василий лёг в воронку, прижался к земле и почувствовал, как она содрогается. Когда мчался тяжёлый паровоз, земля тоже откликалась, дрожала, но это было живое движение, приятное, а тут – будто ей больно.

В боях за Днепр он был ранен. Из госпиталя попал в 72-й отдельный противотанковый дивизион. Сначала был наводчиком, а потом командиром полевого орудия. После боёв у озера Балатон о его подвигах узнала вся часть. Ему удалось замаскировать свою пушку-самоходку и подбить, не обнаружив себя, два танка и орудие противника.

Вспоминает Василий Михайлович и бой под Тернополем. Дивизия несла потери. Как замаскироваться, чем прикрыться на равнине? Выход нашёлся: надо не прикрываться, а, наоборот, снять с пушек лишнее, например щиты. И это сработало! Но в конце концов пушка Шемарова была подбита, а наводчик ранен. Прямо на них шёл танк. Легли на дно окопа, а когда машина тяжело проползла над их головами, вслед ей полетела бутылка с зажигательной смесью. Танк сгорел. А под покровом ночи бойцы вытащили свою подбитую пушку в расположение части.

Наградные листы говорят о его смелости: «Шемаров Василий, гвардии старший сержант 22.12. 1943 года, находясь в обороне, в юго-восточной части села Малая Чернявка, в 1,5 км южнее села заметил колонну противника. Выкатив орудие на открытую огневую позицию, прямой наводкой разбил вражескую автомашину и несколько повозок с боеприпасами»; «В боях за город Будапешт его установкой уничтожено свыше 12 огневых точек, 1 самоходное орудие, 1 бронетранспортёр, 2 пушки и свыше 50 солдат и офицеров противника...»

Тяжело вспоминать о войне... Хоть и остался жив и победила наша страна, но сколько принесла она горя! Ведь людям приходилось убивать других людей. Но об этом Василий Михайлович говорить не любит.

Когда провожали на войну, дед поставил его на колени и благословил. И память об этом грела бойца. Ничего, кроме этого, не было – на войне что-нибудь более материальное из дома не сохранишь.
– Не знаю, благодаря благословению деда или нет, но живой вернулся, да и ранен был только один раз, – говорит Василий Михайлович. – Я домой с фронта присылал вырезки из фронтовых газет и фотографии.

Сейчас всё это хранится в местном краеведческом музее, но дома у Шемаровых есть копии.
– Вот эту карточку мне командир части подарил, когда я домой уезжал, – показывает он чёрно-белый снимок. – Подписал «Лучшему бойцу части. Вспоминай часть и её командира, который нередко в тяжёлые минуты боя был рядом с тобой. Июнь, 1946». А это мы на берегу Дуная. Я – в центре, с баяном. А это уже после войны наша паровозная бригада...
– Милочек, отложи всё на время, давай, пока горяченькое, поедим, – обращается к мужу Инна Михайловна. Она раскладывает на столе угощение, а я, пользуясь случаем, спрашиваю её, как они познакомились.

– Вместе мы уже 34 года, – рассказывает она. – Познакомились уже зрелыми людьми. Я учительницей математики работала в железнодорожной школе. Моему сыну 18 лет было. Машинистов-то мы всех знали – город маленький, а я всё же с дорогой связана была. Как-то остановился Василий, засмотрелся на меня, я и спрашиваю: «Что смотришь?» «За-понравилась», – говорит. Встречались, разговаривали. Потом сын мне и говорит: «Василий Михайлович тебя замуж зовёт. И я бы на твоём месте долго не думал». Поначалу не поверила, что это серьёзно. Но оказалось, что Василий с ним сначала поговорил, меня стеснялся. И я согласилась.

За чаем Василий Михайлович рассказывает, как он вернулся в депо:
– За пять лет войны многое изменилось. С одной стороны, послевоенная разруха, с другой – новая техника стала поступать. Паровозы серии Л прислали. Сначала я помощником работал, а потом окончил курсы и стал наконец машинистом.

Он был инициатором возрождения тяжеловесного вождения в своём депо. На участке Потма – Сасово провёл состав в три тысячи тонн при норме в две. Рассказывал: вся сложность в том, что на том участке есть подъёмы, на них и так можно застрять без толкача, а с лишним грузом тем более. Но если хорошо знать профиль пути, чувствовать, где какую скорость нужно развить, то без проблем можно состав довести. Потом все стали водить. Выгодно – и толкач не гонять, и топлива меньше тратится, и времени. Тогда на угле ведь ездили! Двадцать тонн угля уходило на поездку! Шемаров застал время, когда ещё подача ручная была – поди перекидай столько...

В депо он проработал до пенсии. Сначала на паровозах, потом на электровозах. Осваивать новую технику ему нравилось, но любимой машиной навсегда остался паровоз.

В Сасове Василия Михайловича знают все. Он искренний, добрый и весёлый человек. Выступает на городских мероприятиях, в школах, и молодёжь его слушает с удовольствием.

А недавно он доброе дело затеял. В ноябре прошлого года в гости к Шемаровым пришли преподаватель Сасовского техникума Ольга Кузнецова и юный студент. Выяснилось, что молодого человека зовут тоже Василием, а учится он на машиниста локомотива. И они с ветераном быстро нашли общий язык. Василий Михайлович выспросил у него все подробности: какая сейчас техника, на чём они учатся, где и как практику проходят. И увлечённый рассказ юноши его порадовал. Расстроило только, что стипендия у талантливого студента маленькая. Даже у отличников - всего 600 руб.

Месяцем раньше Московская дорога учредила для своего почётного работника Шемарова пожизненную пенсию. И он решил выделить часть её студентам. Посоветовавшись с женой, Василий Михайлович позвонил в техникум. А вскоре состоялось и торжественное вручение сертификатов первым стипендиатам. Кандидатуры отбираются после каждой сессии. Критериев отбора три: отличная учёба, успехи в спорте и участие в общественной жизни.

Четырём будущим машинистам ветеран ежемесячно выплачивает по 500 руб.
- Пока жив, - решил почётный железнодорожник, - буду платить. Надо помогать молодым…

Ребята ему очень благодарны. Валерий Юзов берётся от лица своих друзей сформулировать своё отношение к именным стипендиям:
- Мы теперь стараемся держать марку. Если бы это просто прибавка была, совсем не так бы воспринималась. А тут мы знаем, чьи это деньги. И, взяв их, надо оправдать доверие, чтобы можно было честно смотреть в глаза бывшему машинисту.

Вот так с добрым делом передастся ребятам частичка его любви к профессии. И верю я, что унаследуют они его мудрость и бескорыстие.

Наталья Цыплева,
спец. корр. «Гудка»
Сасово
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30