13 апреля 2021 18:31

Бумажная зона

Почему громкий проект не привлёк инвесторов

Заполярье – край удивительный. Здесь, в тундре, есть страусиная ферма. Выращивают и осетров – ну это не диво. А вот пчёлы в районах вечной мерзлоты – чудо из чудес…

Мурманская ПОЭЗ: добро пожаловать или вход воспрещён
Но экономика региона зависит не от них. А от порта и железной дороги, что заканчивается у самого начала Северного морского пути.

Ещё несколько лет назад громкий проект по созданию в Мурманске портовой особой экономической зоны (ПОЭЗ), обещавшей стать очередным заполярным чудом, был едва не главной новостью газет и телевидения. Цифры кричали о необыкновенной выгоде и небывалом материальном благополучии, ожидающем в будущем область. Так есть ПОЭЗ или её нет?
– На бумаге есть. А в жизни всё сложнее, – говорит губернатор Мурманской области Марина Ковтун. – Решение о создании ПОЭЗ носило скорее политический характер. Прежнему руководству области хотелось привлечь внимание к региону, получить для него «особый» статус. И убедили правительство создать зону без проведения конкурсных процедур и, как следствие, лишились финансовой поддержки этого проекта из федерального бюджета. Теперь понятно, что привлекательность ПОЭЗ для потенциальных инвесторов, равно как и возможности региона по созданию для них инфраструктуры, оказалась сильно переоценённой. Как результат, спустя два года не имеем ни одного реального резидента…

В общем, получилось, как всегда...

– Мурманский торговый порт – узкая полоска земли с рельсами, ведущими к причалам. Есть ли проблемы во взаимоотношениях портовиков и железнодорожников и как они решаются?
– Проблема одна – нынешняя инфраструктура и порта, и железнодорожной станции не соответствует растущим объёмам перевалки грузов, – отвечает губернатор. – Они в основном навалочные, главным образом – уголь. По этому виду груза порт уже приближается к 15-миллионному рубежу, а для этого требуется ежедневно выгружать по 650–700 вагонов только угля! А ведь в Мурманск ещё приходят составы с железорудным концентратом, удобрениями, контейнерами, нефтепродуктами. Порту и станции на восточном берегу некуда развиваться. Их окружает плотная стена жилых строений. Значит, порту нужно перебираться на западный берег и тянуть туда подъездные пути. Почти 30 км новой ветки и новые перегрузочные терминалы – это серьёзные объёмы инвестиций. Они предусмотрены проектом комплексного развития Мурманского транспортного узла. Мы уже подписали инвестиционное соглашение, и на следующий год должно начаться строительство железнодорожной ветки и угольного терминала. Всё это позволит к 2018 году увеличить объёмы перевалки порта только по углю ещё на 18 млн тонн.

– Сегодня трудности есть?
– А где их не бывает на Севере? Взять тот же уголь. Зимой он приходит в порт замёрзшим, выгрузить его из вагонов непросто. Из-за этого частенько возникает скопление большого количества вагонов и осложняются взаимоотношения портовиков и железнодорожников. Нужно менять технологию перевалки угля в порту, создавать современные перегрузочные комплексы. Мы считаем, что в идеале вообще все навалочные грузы необходимо перенести на западный берег, а на восточном – оставить чистые грузы и контейнеры, а также причалы для пассажирских судов.

Но что же всё-таки с ПОЭЗ, что обещала стать раем земным для инвесторов и жителей области? Кто же объяснит, почему хотели как лучше, а получилось... сами знаете что?
– Причина в том, что отсутствует чёткое понимание имущественного правового статуса объектов недвижимости, предположительно входящих в ПОЭЗ, а также порядок регистрации вновь созданного имущества, – объясняет популярно Виктор Морозов, в недавнем прошлом генеральный директор ОАО «Мурманский морской торговый порт». – Не установлен порядок возврата инвестиций и распределения прав собственности на строящиеся и реконструируемые объекты.

А ответ на вопрос, почему получается «как всегда», нужно искать не в Мурманске. А в норвежском Киркенесе, что западнее Мурманска на 250 км. Ибо до 70% судов рыболовного флота, что должны разгружаться в Мурманске, разгружаются в Киркенесе. Невыгодно возить рыбу на родину – растаможка достигает 25%от стоимости судна – это за один рейс!
– Около пятидесяти судов из почти трёхсот вообще в Мурманск уже не возвращаются, – говорит Марина Ковтун. – Как следствие, рыба обрабатывается в Норвегии и поступает к нам значительно дороже. Коммерсантам хорошо. Плохо населению…

А в Киркенесе, в заштатном норвежском городишке с населением три, от силы – пять тысяч человек за последние 20 лет грузооборот в порту вырос в 19 раз! Киркенес – это порто-франко. Свободная зона. ПОЭЗ, если хотите. Это наши деньги. Это упущенные выгоды. Это работа на дядю. Чужого. Норвежского.

У них, видимо, всё хорошо и с законодательством, и с инвестициями.

И предлагают норвежцы, настойчиво предлагают протянуть железнодорожную ветку от Никеля до Киркенеса. До Никеля путь есть.
– Это – конец Мурманску, – прямо говорят мне чиновники. – Грузы пойдут по «железке» напрямую за границу…

Но идея – озолотить норвежцев – понимания у российского правительства не нашла.

И тогда северные соседи вышли на финнов с предложением построить 500-километровую линию Рованиеми – Киркенес. Финнам идея нравится.
– В этом случае определённую выгоду получит Кандалакша, что тоже в нашей области, – объясняют мне. – Грузы пойдут оттуда. Ну, Мурманск в этом случае захиреет не сразу, медленнее…

Так чьим же интересам служит несовершенство российского законодательства? Чужим.

Но что это вообще за диво такое – ПОЭЗ?
– Её создание предусматривает преференции для резидентов в отношении налогов и таможенных платежей, – объяснял местным СМИ региональный министр транспорта Юрий Чуйков. – Речь идёт о налоге на прибыль, НДС, акцизах, налоге на имущество и земельном налоге. Иностранные товары, в том числе промышленное оборудование, ввозятся, размещаются и используются в пределах такой зоны без уплаты таможенных пошлин. Таким образом, экономия для инвесторов составит до 15–20%.

Но если так выгодно, то почему же нет резидентов?

Заместитель министра транспорта области Виктор Горбунов полагает, что на начальном этапе была совершена системная ошибка. Он поделился со СМИ своим видением проблемы:
– Вначале не было чёткого понимания, как должно складываться взаимодействие Мурманского транспортного узла и особой портовой зоны. Сейчас оно есть. Постановлением федерального правительства право на создание ПОЭЗ дано. Но вот денег на это из федерального бюджета не выделено. А они нужны весьма серьёзные. Зона – это ведь не только готовые объекты, но и организация таможенной территории, пропускной и пограничный режим. На региональном уровне мы занимаемся земельными вопросами и определением границ зоны. Потратили из бюджета области уже около 60 млн руб. Но это – капля в море.

По идее и ОАО «РЖД» должно быть кровно заинтересовано в создании особой зоны. Грузы ведь пойдут с моря на рельсы.
– Вы знаете, нам что ПОЭЗ, что обычный порт – разницы нет, – с ходу огорошил меня Владислав Евплов, заместитель главного инженера Мурманского отделения Октябрьской железной дороги. – Мы действуем в рамках реального проекта развития Мурманского транспортного узла.

А ПОЭЗ – это политика...

Он рассказал, что этот проект включает в себя расширение однопутных перегонов, уже сегодня работающих на пределе, а также строительство 29-километровой ветки с мостовым переходом на западный берег Кольского залива – к угольному и нефтеналивному терминалу в Лавне.

И строительство сортировочного парка на станции с весёлым названием Выходной.

Пояснил, что уголь идёт нескольких сортов и каждый причал будет работать со своим сортом товара.

Получается, ПОЭЗ – пустышка? И она попросту не нужна? В любом случае все обещания, что здесь, в суровом краю, будут кактусы цвести, оказались полуправдой. Пчёлы мёд дали, а чиновники надули…

Кстати, а сколько нужно денег из федерального центра? И на что?

Из областной администрации ответили, что в настоящее время ведутся переговоры с целью получения федерального финансирования на проектирование и строительство объектов инженерной структуры ПОЭЗ: пункта пропуска через границу, включая таможенный комплекс, подстанции и внешнего ограждения, отвечающего требованиям ФТС.

То есть без забора осуществить проект, обещавший, как уверяли нас, 150 млрд руб. инвестиций, никак невозможно. А на забор-то денег как раз и нет, надо просить у Москвы…

Кстати, новая команда губернатора в заблуждение насчёт рая земного в Заполярье нас не вводила. Она при делах только с лета.

Так кто же здесь враг таинственный? Кто зону строить не даёт?

Наверное, Пушкин. На Руси всегда Пушкин виноват.

Игорь Воеводин,
спец. корр. «Гудка»
Мурманск – Москва
Фото автора


Комментарий
Виктор Олерский, заместитель министра транспорта РФ:
    – Нет таких льгот в ПОЭЗ, которые могли бы заинтересовать будущих инвесторов, если не будет сделано самое главное – созданы подходы и другая инфраструктура. Этим мы сейчас и занимаемся в рамках проекта Мурманского транспортного узла. Сейчас заканчиваем проектирование, и я думаю, что уже в следующем году начнётся большая стройка, в первую очередь железнодорожных подходов. Может быть, подвижки в этом направлении и подтолкнут инвесторов стать резидентами зоны.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30