16 апреля 2021 10:14

Кошмарные сказки Ренаты

Новый фильм Ренаты Литвиновой «Последняя сказка Риты» вышел в прокат на этой неделе.

Впервые он был показан публике на Московском международном кинофестивале и вызвал необычайный ажиотаж – кинозалы брали штурмом, и они были забиты под завязку. И дело тут не только в личности Литвиновой, которая сама по себе является ньюсмейкером, но и в необычной теме фильма.

– Рената, почему вы взялись снимать кино о смерти? Не в традициях фамильярничать с этой темой.
– Я вовсе не фамильярничаю. Ни в коей мере не пытаюсь переходить на «ты», а отношусь к ней с большим личным знанием и пиететом. Просто люди как-то боятся таких разговоров. А я всё время говорю, что мы все – будущие мёртвые, и не различаю этих переходов. Все мои мёртвые для меня живые. И, кстати, фильм не только о смерти, но и о любви. Это кто как посмотрит. Картина сочетает в себе несколько жанров – драму, комедию, сказку.

– Ваша героиня Таня Неубивко – это ангел смерти, который приходит на землю, чтобы сопроводить в иной мир неизлечимо больную молодую женщину по имени Маргарита Готье. Почему именно её?
– Таня Неубивко – это некое мифологическое существо в современных условиях, которое подделывается под человека – пытается общаться, выпивать в компаниях. Но его главная задача – собирать красивые души и сопровождать их в последний путь. У Маргариты как раз красивая душа, она трудно жила, она способна на любовь. У нас агрессивное общество, к живым уважения нет, а уж к мёртвым – тем более. Но я думаю, что если смерть уважает человека, она его всегда предупреждает заранее, чтобы он ушёл достойно.

– То есть вы верите в то, что загробный мир существует, а душа вечна?
– Как мне кажется, мы все в земном мире – на испытании. Конечно, некоторые хотят только потреблять, но мы здесь не для того, чтобы потреблять, здесь нужно отдавать. Человек думает, что он какое-то безнаказанное существо. На самом деле, добрые дела, злые дела – всё отслеживается. Это, конечно, моя личная теория, если я буду приводить доказательства, вы сочтёте меня совсем сумасшедшей. Но тем не менее они есть. Они очень субъективные, но я в них абсолютно уверена.

– Вы сами смерти не боитесь?
– По большому счёту я не цепляюсь за эту землю. Поэтому не боюсь. Да и с какой стати мне бояться самой себя? Я, можно сказать, сама и есть эта тема. А если вам страшно, то не приближайтесь ко мне!

– Расскажите о съёмках, например, где вы нашли такую ужасную больницу, где происходит действие?
– Снималось всё в одном московском подвале. И незаконно – на улицах, возле красивых старинных зданий, которых усилиями наших мэров становится всё меньше. Всё снято за гроши. Уже на стадии озвучивания помогли материально какие-то бренды, к примеру, одна шведская автомобильная компания стала нам другом. Но всё было трудно, была большая проблема с соратниками, поэтому на картине сменилось пять операторов.

– А работой актёров вы довольны?
– Если для меня что-то открылось новое на этой картине, так это любовь к моим артистам – Оле Кузиной, Тане Друбич, Алисе Хазановой… И вообще к артистам как таковым, как к людям, готовым на всё. Спасибо Коле Хомерики, он сам режиссёр, а у меня согласился играть эпизодическую роль. Правда, потом роль разрослась до большой. Это потому, что я вообще-то люблю мужчин. Их и в реальной жизни не так уж и много. Демографический перекос, каждый на учёте. В моём фильме есть ещё один красивый мужчина – Гагарин. До сих пор о нём вспоминаю.

– У вас и непрофессиональные артисты снялись, например, Сати Спивакова. Какие задачи вы ставили перед актёрами?
– Знаете, какие задачи ставит режиссёр Алексей Балабанов? (Рената Литвинова снялась у него в фильме «Мне не больно». – Ред.) Он говорит: «Тут ты недотопила, а тут – перетопила». Я вообще не насильничаю. Жизнь и так шибает нас постоянно, хочет задавить, переехать, нанести душевную травму. «Последняя сказка Риты» – это моя версия сна. Поэтому я хотела, чтобы в нём всё было красиво.

– Кто был тот смелый человек, который вложил деньги в эту принципиально артхаусную картину?
– Это были мои личные сбережения, и у нас был ничтожно маленький бюджет. Зато я сняла такой фильм, какой хотела, честный.

– В качестве сопродюсера выступила ещё Земфира Рамазанова.
– Земфира также вкладывала свои деньги. И если бы не было Земфиры, то не было бы саундтрека к фильму. Причём он записывался уже поверх смонтированного фильма, и это удивительно, как у неё получилось с помощью музыки добавить новых смыслов в ту или иную сцену, поднять их на другой уровень.

– Музыка в вашем фильме действительно потрясающая, словно зомбирует зрителя.
– А кино – это вообще шаманское искусство. Конечно, и я тоже хочу вас зашаманить, почему же нет.

– Производящая компания фильма называется «Запределье». Но в фильме также называется кафе, где происходит одна из сцен. Это что, художественный приём, связывающий жизнь и вымысел?
– Всё проще: мне сказали, что для получения прокатного удостоверения картины должна быть указана прокатная компания. И я использовала название «Запределье», как и у кафе. Посмотрю, фартовое ли это название. Если да – буду использовать его и дальше.

– Насчёт «дальше». Какие у вас планы, что-то новое собираетесь снимать? – От меня после этих съёмок, а они шли два года, отпали шматы здоровья – эксперимент был смертельный. Мы пришли на презентацию фильма все такие красивые из себя, губы накрасили, но это был тяжёлый бескомпромиссный опыт, не знаю, смогу ли второй раз его повторить. Да и нужно дождаться потребности сделать другой проект. Поэтому я сделаю паузу. Кроме того, надо заняться накопительством во всех смыслах: в санаторий съездить, здоровье поправить, денег заработать.

Беседовала Людмила Петрова

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30