16 октября 2021 01:37

Время, вперёд!



Знаменитый диктор, ставший символом отечественного телевидения, Игорь Кириллов 55 лет назад впервые вышел в эфир. Накануне он рассказал «Гудку», как это было.

Днём начала работы диктором на телевидении он считает 27 сентября 1957 года, по старому стилю эта дата совпадает с именинами – 19 сентября (1932 года). Так что нынешний юбилей у Игоря Леонидовича двойной.

У него – военное детство. Он хорошо запомнил вкус войны – голод. Потому к хлебу у него и сейчас особое – бережливое – отношение: лучше кусочек недоесть, отложить на завтра и ни в коем случае не выбрасывать. И когда во время одного из первых репортажей председатель колхоза в эфире буквально запихнул в рот начинающему репортёру ломоть хлеба, он настолько растерялся, что попросил ещё один кусочек. В студии потом случился скандал: «Вы не понимаете, что творите в эфире? Голодный, что ли?» Но он навсегда запомнил этот вкус – хлебушек растаял во рту, как пирожное.

И впоследствии этот опыт помог – когда в программе «Время» комментировал кадры с полей, всегда вспоминал этот хлеб.

В конце 50-х годов прошлого века телевидение только начиналось. Редкий счастливчик имел в доме телевизор. Записывающей аппаратуры не было, поэтому в эфир выходили вживую. Микрофоны тоже были с длинным шнуром, на который во время уличных репортажей особо любопытные могли наступить и проверить в действии, – приходилось быть начеку и порой тащить из-под ног.

– Игорь Леонидович, как вы попали на телевидение?
– Я никогда не предполагал работать в кадре – мечтал снимать кино. После окончания Театрального училища им. Щепкина на телевидение устроился помощником режиссёра. А тут предложили принять участие в конкурсе – коллектив дикторов на телевидении был женским, и требовался мужчина.
Накануне с супругой до середины ночи не спали, думали: «Стоит ли?» В конце концов решили – как Господь сочтёт нужным. На следующий день утром отработал помощником, а в обед отправился на просмотр. Понял, что комиссия меня одобрила, но после конкурса направился к себе в студию, а по пути ко мне подходит режиссёр Сергей Александрович Захаров, берёт за руку и говорит: «Ты теперь наш. У тебя через 2 часа эфир». У меня ноги подкосились и онемели – мол, как, я же ничего не умею. А он отвечает: «Я тебя за 2 часа всему научу». А дальше ничего не помню – всё было как в тумане.
Первые два года, пока в штат не пришёл Виктор Балашов, Игорь Леонидович работал без выходных и отпусков. Был период, когда хотел всё бросить и уйти на радио. От опрометчивого шага спасла жена – Ирина Всеволодовна. Она работала здесь же, в студии, смогла вовремя расставить акценты, и трудности профессионального определения остались позади. Мы были знакомы с Ириной со школьных лет. Жили практически в одном дворе. Она с юности знала все мои недостатки, и мы их преодолевали вместе.

– Во время трансляций Парада Победы и первомайских демонстраций с Красной площади вы стояли на одной трибуне с высшим руководством страны. Это правда, что ни с кем из них лично не были знакомы?
– Да. Дело в том, чтобы говорить с телеэкрана о руководителе с большим уважением, нужно было представлять перед собой идеал. Поэтому, чтобы не разрушить созданный в своём воображении образ, я сознательно не знакомился с этими людьми и даже отказывался от многих концертов в Кремле.

– Напряжённые и непредвиденные ситуации во время эфира часто возникали?
– Мне до последнего времени снился один и тот же сон – будто я бегу по коридору и в пути мне постоянно что-то мешает добраться в студию. Почему-то перед лифтом стоят стюардессы и с надменным и строгим видом просят отойти и не мешать, после чего объявляют: «Осторожно, двери закрываются». Я бегу по подземному переходу, корпусам Останкинского телецентра, неимоверно длинному коридору, взбираюсь на нужный этаж, влетаю в студию, раздаётся звонок, оповещающий эфир, открываю папку, а там… чистые листы. И в этот момент я просыпался в холодном поту.
Работа была очень нервной. Ответственные материалы, с которых начинал новости, приходили довольно поздно. Непростые ситуации возникали и на «Голубом огоньке», который шёл в живом эфире каждую субботу. Часто в ожидании гостей – певцов, артистов, композиторов, поэтов – приходилось импровизировать, когда из-за опаздывающего поезда или самолёта они сами задерживались. Но мне всегда помогала молитва, которую я читал перед выходом в эфир.

– Как отметили юбилей?
– Ресторанного сабантуя не было. Отметил дома без помпы, в кругу друзей и коллег. Шумиха – не для меня. Кроме того, рядом со мной уже нет самых близких людей – жены, её младшей сестрёнки, сына. Дочь с семьёй живёт за границей.

Беседовал Виталий Хабаров

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31