11 апреля 2021 22:16

Меня любили из-за мамы

Поздно вечером у меня дома раздался телефонный звонок, и хрипловатый женский  голос с сильным американским акцентом произнёс в трубке: «Говорит Виктория Фёдорова. Это Игорь? Я завтра улетаю. Но если у вас есть время, мы можем встретиться в 7.30 утра в отеле…» Признаться, так рано мне ещё никто интервью не назначал.

Печальная весть о смерти Виктории Фёдоровой – дочери репрессированной советской актрисы Зои Фёдоровой и американского военного атташе Джексона Тейта прилетела из-за океана с большим опозданием. И не вызвала большого общественного резонанса, хотя Виктория Фёдорова была одной из самых ярких, талантливых актрис своего поколения. Снималась в фильмах: «До свидания, мальчики», «Двое», «Преступление и наказание», «Сильные духом», «О любви», «Ход белой королевы», «О тех, кого помню и люблю» и других.

С 1978 года Виктория Фёдорова – гражданка США. Но связь с родиной не прерывала, следила за событиями в России, приезжала в Москву на кинофестиваль и просто так – повидаться с друзьями и коллегами.
«Я русская, хотя наполовину, по отцу, американка, но корни мои здесь, – отвечая на мой вопрос, говорила Виктория. – Люблю Россию всем сердцем, это без всякой рисовки, поверьте. Когда я приезжаю в Москву, каждый день у меня множество встреч, перечислить их невозможно, все они радостные, все – с друзьями. Люди звонят, приходят, и хотя я иногда безумно устаю, пытаюсь всем уделить внимание, сказать доброе слово каждому. Я понимаю: меня люди любят не из-за меня самой (хотя я верю, что есть и такие), а из-за мамы. Мама оставила грандиозный след в этой жизни, и люди хотят донести до меня всю теплоту и любовь к ней, к её картинам, к тому времени…»

В 1945 году на дипломатическом рауте звезда советского кино Зоя Фёдорова знакомится с 40-летним американским адмиралом Джексоном Тейтом. 18 января 1946-го у актрисы рождается девочка, которую назвали Викторией – в честь Дня Победы. Вскоре «за связь с американским шпионом» Зою Фёдорову осуждают на 25 лет, а всю её родню ссылают в Казахстан. Девочку берёт на воспитание тётя, которую Вика долго будет считать своей мамой. В 1955 году Зою Фёдорову выпускают на свободу. Актриса делает попытки разыскать любимого адмирала, но тот, решив, что это провокация, на письма не отвечал. Только в 1973 году Джексон Тейт поверил в то, что у него в России есть дочь. Отец присылает Вике приглашение в США.

Несмотря на то что детство Вики было исковеркано – она родилась в тюрьме, первые годы жизни провела в ссылке, до 14 лет не знала не только материнской ласки, но и того, кто её мама, – у неё в душе не осталось никакой горечи, никакой ненависти: случилось – случилось, что же теперь поделаешь?
– То, что происходило тогда со мной, воспринимала как норму, я же не знала, что может быть другая жизнь. Верю в судьбу, наверное, мне было отпущено через это пройти.

После окончания ВГИКа Викторию ждала блестящая карьера в кино, но, влюбившись с первого взгляда, она бросила всё и осталась в Америке.
– Я безумно эмоциональный человек, романтик. Я и сейчас иногда совершаю поступки, подчиняясь своему сердцу, а не голове. Пытаюсь учиться на своих ошибках, стараюсь, чтобы сердце и голова пришли в согласие. Пока у меня это не получается – или голова опережает сердце, или наоборот.

В доверительной беседе Виктория призывала не романтизировать жизнь на Западе, не рисовать её в розовых тонах.
– Жизнь за границей, особенно в Америке, трудная. Эмигранту там безумно тяжело. О золотые слитки, поверьте, никто там не спотыкается. Что бы я посоветовала девушкам, которые пытаются выйти за иностранцев? Если они полюбят, какое это имеет значение? За любимым я также и в Магадан, и на Колыму поехала бы. Если же кто-то пытается это сделать для выездного билета, только потому, что хочется жить в Америке, – огромная ошибка. Обычно впоследствии это очень несчастные люди.

В многочисленных интервью Виктория не раз признавалась в своём пристрастии к спиртному. В тот период она смогла победить эту пагубную страсть и перешла к абсолютно трезвому образу жизни. Хотя давалось ей это непросто, и тогда в нашей беседе она говорила об этом до обнажённости подробно.
«У меня это было постепенно, не так, что вот вчера я напивалась, а сегодня завязала, – говорила Виктория. – Я почти перестала пить уже здесь. В Америке у меня было 4–5 срывов, но я уже довольно твёрдо стояла на ногах. От алкоголизма не излечиваются. Я и сейчас – то, что называется алкоголик не выздоровевший, а просто остановившийся, не пьющий в настоящее время. Если я завтра выпью полрюмки-рюмку, я могу послезавтра оказаться там, где я была много лет назад, могу покатиться с такой же силой и быстротой, как это случилось тогда. У нас есть общество алкоголиков, где люди встречаются и говорят друг другу: «Мы не выпили сегодня, а что будет завтра, завтра и скажем».

Главное понять: тебе никто не поможет, если сам не захочешь. Если ты твёрдо решил, тогда вокруг тебя будут друзья, доктора, ты будешь ощущать моральную поддержку. В Америке алкоголики помогают друг другу необыкновенно, они как одна семья. И в этой семье бывают и министры, и сенаторы, и священники, никто из них не скрывает своего заболевания. А если уж человек набрался мужества признаться себе в этом, тогда полдела сделано».

Конечно, и в жизни Виктории Фёдоровой бывали очень плохие моменты, дни, недели, но она всегда помнила слова мамы: жизнь идёт слоями, один слой плохой, другой – хороший.
– Кредо моей жизни – стараться! Я говорю себе: ты никогда не достигнешь своего предела. Всё время за углом что-то новое, и надо стремиться узнать, что там, потому что в этом новом может быть большая коробка конфет. Я очень русская по нутру и хочу сказать всем людям: у меня болит сердце за то, что я вижу, но я верю, что завтра, послезавтра будет немножечко лучше. Как бы трудно ни было сейчас России, я верю в то, что колесо истории уже закрутилось и будет продолжать крутиться дальше.

Игорь Логвинов
На снимке: Виктория Фёдорова
на фоне портрета своей знаменитой матери

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30