19 апреля 2021 03:29

«Рублёвка» на ножках



В сентябре последние погорельцы амурского посёлка Тыгда справили долгожданное новоселье. Власти обещание сдержали: на месте былого пепелища теперь аккуратные улицы новеньких домов, построенных за считаные месяцы.

А ведь меньше полугода назад эта часть посёлка напоминала сожжённую Хатынь с одиноко смотрящими в небо печными трубами.


Жили где придётся

В прохладном утреннем воздухе пахнет едким дымом. Но страшный весенний пожар, который оставил сотни тыгдинцев без крова, здесь ни при чём.
– Гарью несёт с огородов, там, видимо, ботву от картошки сжигают, – объясняет ревизор движения Белогорского центра работы станций Забайкальской дороги Жанна Малыгина, встречая меня на вокзале. Мы с ней идём в станционное помещение.

Тыгда давно зажила привычной жизнью, а кошмарный день 20 апреля ревизор помнит как вчера. Да и наша газета о нём неоднократно рассказывала. Когда полыхнуло рядом с нефтебазой, Жанна поспешила узнать, могут ли там пройти поезда. Но близко подъехать не смогла – даже в салоне машины стало жарко, как в аду.
– Я метнулась в штаб МЧС. Там заседание. Говорю: «Нефтебаза горит, а вы заседаете!» Мне бросили: «Бери ведро и туши». Поняла – разговаривать нет смысла. Пыталась дозвониться хоть куда-то. До Читы, Хабаровска, Москвы, – дрожащим от волнения голосом рассказывает Жанна Малыгина, присаживаясь за стол в своём кабинете.

Дозвониться после многих бесплодных попыток всё же удалось. В Москву. Женщина чуть ли не кричала в трубку о помощи. Ведь начинали гореть дома. Ей ответили: «Вылетел самолёт из Хабаровска, выехали пожарные ближайших расчётов».

Она и дежурная по парку Ольга Краснодубец как могли поддерживали молодую дежурную по станции Ольгу Ямщикову, которая как раз пропускала поезда в самый разгар пожара. Девушка работала всего третий месяц, к тому же ждала ребёнка. Что ей пришлось пережить в тот момент, остаётся только догадываться.

По команде дежурной по станции вывезли четыре порожних вагона и три цистерны из района базы «Амур-Мега». В самом пекле успевал работать составитель поездов Александр Карев. Не справься он вовремя – дорога понесла бы огромные убытки.
– Дежурные по станции, в том числе и те, кто потом заступил в ночную смену, расчёты пожарных поездов и многие другие действовали в одной связке, самоотверженно. Благодаря этому и удалось избежать более трагичных последствий, отстоять Тыгду, – говорит Жанна Малыгина.

Но половину посёлка пожар всё-таки выжег дотла, превратив в головешки 83 дома. Более 300 жителей Тыгды разом лишились крова, в том числе 23 семьи железнодорожников.

Первое время некоторые погорельцы жили в купейных вагонах на станции. Кто-то – у родственников или на съёмных квартирах. Потом – в модульных вагончиках. Наконец, летом первые пострадавшие начали заселяться в новые дома, которые строили с мая по распоряжению правительства Амурской области. Строили по технологии быстровозводимых домов: собирали, как конструктор, из готовых привезённых модулей. Этот посёлок возвели за четыре месяца.


Посёлок в посёлке

На фоне стареньких серых изб остальных тыгдинцев жильё погорельцев выделяется одинаковыми бурыми крышами и светло-жёлтыми стенами. Дома как близнецы-братья огорожены одинаковыми красными металлическими заборами.
– Здесь асфальт положили, его сроду в посёлке не было, сделали даже «лежачих полицейских» и пешеходные переходы нарисовали. Видите, какая у нас тут теперь Рублёвка! – улыбается Жанна Малыгина, пока едем в гости к новосёлам.

Жизнь возвращается в привычное русло. Погорельцы хозяйничают во дворах, обустраиваются. Кто-то пашет землю, кто-то ставит столбики для забора, а кто-то мастерит баню.

Дежурный по парку Виталий Кузнецов переехал с семьёй в новый дом ещё 30 июня. По метражу новостройка, кстати, оказалась даже больше сгоревшего жилья.

Поднимаемся на высокое крыльцо. Виталий приглашает в дом.

– Тепло, пока котёл работает. Включаю только электрические тэны. Дровами пробовал топить, но вода в системе закипает. И печка дымит. Видимо, недоработали изготовители. Что-то нужно делать, чтобы дровами топить, а то электричеством дороговато выходит, – объясняет гостеприимный хозяин, присаживаясь на корточки и приоткрывая дверцу закопчённой печурки.

– Не знаю, что зимой будет. Стены-то совсем не толстые, около 20 см. Снаружи металлические. Но, говорят, там внутри утеплитель какой-то, – замечает железнодорожник.

Пока же в доме Кузнецовых тепло и уютно. На материальную помощь от дороги и властей, как и большинство погорельцев, они купили одежду и новую мебель, обставили кухню, зал, детскую.

Работники магистрали получили больше денег, чем их односельчане – товарищи по несчастью. Ведь дополнительно от компании, ЗабЖД и дорожного комитета профсоюзов погорельцы в сумме получили около 70 тыс. руб. Плюс помогали и отдельные подразделения дороги.

Жена Виталия Юлия в пёстром домашнем халатике скромно показывает три просторные комнаты. Всё как в обычной квартире. Пластиковые окна. На стенах – обои, на полу – ламинат.
– Нравится. Планировка удобная. В старом доме кругом одни окна были, ничего из мебели не поставишь, – улыбается она.

Есть в доме ванная и туалет. Вот только проблемы с водой – не поступает по трубам.

Хотя её источники есть – специально для обеспечения погрельцев Тыгды пробурили семь скважин. На организацию водоснабжения ушло около 12 млн руб.

Раньше, как и многие тыгдинцы, Кузнецовы брали воду из своего колодца, который после пожара засыпали.

В отличие от семейного гнезда Кузнецовых новый дом машиниста автомотрисы Сергея Завирохина оказался меньше прежнего.
– Тот дом рубленый был, большой и намного тёплее. У меня и гаражи были, и веранда отдельная. Я потерял гораздо больше, чем получил, – с досадой в голосе говорит он.

В доме Завирохина, постояв с минуту в одних носках на холодном полу, спешу обуться.
– Я котёл позавчера топил дровами, вчера не топил, помещение быстро нагревается и быстро остывает, – вздыхает Сергей.

Чтобы сделать жильё теплее, машинист собирается обложить дом снизу деревянным брусом. Он всё делает своими руками. Ещё взялся строить баню и гараж.

Теперь уже новый хозяйский дом исправно охраняет большой лохматый цепной пёс по кличке Дунай. Его успели спасти во время пожара, и он старательно служит, грозно рыча и бросаясь на всех. Страшно лязгнув зубами, на прощание он вцепился и мне в штанину.

Домашние питомцы уцелели во время пожара и у Нины Шугаевой, агента Центра фирменного транспортного обслуживания.

Спасённую кошку Рыжу, которая в апреле была с котятами, она по традиции первой запустила в новое жильё, которое получила 14 сентября. Дом поставили на месте старого по улице Нефтяной, недалеко от железной дороги.
– Кошка, когда мы сюда переехали, села на крыльце, поняла, что дома, – рассказывает Нина Шугаева, ласково поглаживая свернувшегося клубочком на пластиковом подоконнике серого котёнка.

Новым домом она в целом довольна, но её, как и других погорельцев, беспокоит будущая зима.
– Под полом-то ведь пустота, ничего нет. Холодно, наверное, будет зимовать на этих курьих ножках? – лукаво щурится женщина, открывая две металлические створки под внешней стеной дома.

В темноте подполья видны вкрученные в землю сваи. На таких же стоят дома всех погорельцев, возвышаясь в метре над землёй.
– Дочка на руднике работала, у них там такие же дома были. Сначала, говорит, было жарко. Потом мыши прогрызли материал в простенках. И сразу люди замерзать стали, – делится Нина Шугаева.

Сетует ещё, что нет воды. Колонка, которую построили вместе с домами, не работает.

Она показывает маленький ключик. Он нужен для замка «умной» колонки. Вставляешь ключ – льётся вода.
– Когда проверяли, вода нормально бежала. Потом почему-то перестала. Теперь привозит водовозка, – объясняет она.

Машина сливает воду в бочки, которые стоят напротив большинства домов, пострадавших от пожара.

Всего в Тыгде построили 84 дома. Из них 77 отдельно стоящих, пять двухквартирных, два двухэтажных – пятиквартирный и восьмиквартирный.
– Погорельцы получили 100 квартир. Кто не захотел остаться в Тыгде, получили сертификаты на жильё в другом районе. Выдано восемь сертификатов, вопрос по девятому решается, – рассказывает специалист по имуществу администрации Тыгдинского сельского совета Юлия Подкорытова.

А бригадир группы монтажников ООО «Алмазтрансстрой», генерального подрядчика строительства нового жилья, Пётр Аликин уверяет, что опасения новосёлов по поводу грядущей зимы напрасны.
– Всё просчитано специально для наших морозов. Внутри стен надёжный утеплитель. А то, что дома на сваях и между полом и землёй воздух, наоборот, хорошо. Прослойка воздуха как раз удержит тепло. И дом на сваях более прочен, долговечен, устойчив, не так «играет». Эта технология, в общем-то, не новая, она у военных применялась, – говорит он.

Сергей Донцов
Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30