16 мая 2021 12:05

Лисичкин хлеб

У машинистов свои секреты семейного счасть

«Жёны не все выдерживают наш график работы. Жить с машинистом нелегко. Жён тоже надо готовить…» Так считает 32-летний машинист Владимир Богомолов.

Владимир Богомолов с детства влюблён в железную дорогу
Есть люди, с которыми вести беседу интересно часами на любые темы и особенно профессиональные. Они по каждому вопросу имеют свою чёткую позицию, умеют её отстаивать и убеждать собеседника. Вот из таких людей Владимир Богомолов. Машинист локомотивного депо Самара успевает и профессиональные тесты пройти на отлично, и футбольный турнир организовать, и с семьёй на пляже отдохнуть. Хотя на близких как раз и не всегда остаётся времени столько, сколько хотелось бы.

Семейная тема в депо обсуждается часто. На работу сегодня приходит всё больше людей, психологически не подготовленных к специфике труда машиниста. Зарплаты нормальные, условия труда в депо хорошие, а молодые семьи распадаются... из-за работы. В чём дело?
– Жён и детей тоже в каком-нибудь колледже готовить надо, – с улыбкой рассуждает Владимир. – Да, много происходит разводов из-за нашей работы. Девушки часто не выдерживают наш график – мы ведь далеко не всегда встречаем дома праздники, дни рождения, Новый год.

Богомолов жену Ирину в самом начале совместной жизни предупредил, что легко не будет. Рассказал, как он, будучи маленьким, с матерью и братом ожидал возвращения из рейса отца-машиниста, сидя у окна. Они ждали, когда папа привезёт «лисичкин хлеб» и они будут его есть, отламывая кусочками, а папа поскорее ляжет спать. Тогда нельзя будет бегать и шуметь, но это ничего, зато какая радость, что папа дома, и какой вкусный хлеб ему в лесу дала лисичка.

Эта легенда в их доме появилась случайно. Отец как-то привёз из поездки остаток пайка – чёрствый чёрный хлеб и отдал его сыну со словами: «Это мне лисичка в лесу дала». С тех пор мальчик ждал этого сказочного подарка из каждой поездки.

Ирина согласилась тоже сидеть у окна и ждать «лисичкин хлеб»…

– А что поменялось сейчас в мировоззрении молодых? – спрашиваю Владимира.
– Степень осознанности выбора. Я, например, пришёл на железную дорогу по стопам своего отца. Я с ним и в поездки ездил, в депо часто бывал, разговоры слушал их с матерью – она раньше дежурной по станции работала. А сегодня к нам приходят ребята, которые никакого представления не имеют о том, куда они попали и в чём наша работа заключается. Я-то знал, что такое железная дорога и шёл осознанно, а сейчас спрашиваем: как ты к нам попал? Говорит, увидел объявление… И он не понимает ещё всей серьёзности этой работы, думает – пришёл немного покататься, а потом уйдёт. Многие на один-два года приходят, они не выдерживают темпа нашей работы и возлагаемую на нас ответственность не до конца осознают. Некоторые новички говорят, немного поработав: я уйду в менеджеры – буду меньше зарабатывать, зато жить спокойно. Тут же порой и ночь, и праздники у нас рабочие, а они не готовы к этому, и особенно их семьи. Очень важно, чтобы домашние понимали и поддерживали. А кто уже вольётся в это русло, тот не уйдёт, втянется в дело. Я вот 10 лет на железной дороге и не представляю, кем и где бы мог ещё работать.

Мой собеседник беспокоится не за себя – за новое поколение деповчан:
– Я считаю, что последнее время у нас работать стало очень интересно. И в плане финансовом, и, так сказать, в рабочем плане. Надо только не упустить молодёжь, у которой поменялось мировоззрение. Надо с нею работать. Наша задача – привить тот интерес к работе и ту ответственность, что есть у нас. А они у нас были с пелёнок, у тех, кто продолжил дело своей династии.

Говоря «наша задача», он имеет в виду молодёжный комитет профкома, который возглавляет. Понимаю: человека с такой активной жизненной позицией не могли не заметить – вот и выдвинули на общественную работу.

Владимир сегодня водит поезда до Пензы и Абдулино, готовится обкатать длинное плечо на Рузаевку. За десять лет уже набрался опыта и видит, что в депо идёт смена поколений: часть людей ушла на пенсию, приходят после учёбы молодые, которые должны влиться в коллектив. Он считает, что у них самих и у их семей нужно сформировать психологическую готовность к работе.
– Я вспоминаю, как отец раньше работал, тогда было движение грузо-пассажирское, то есть отец мог уехать с пассажирским поездом, а вернуться с грузовым. Но грузовой поезд идёт не по расписанию, да и пассажирские опаздывали на несколько часов, это мы сейчас минута в минуту идём. И никто не знал, когда отец приедет, связи с ним у нас не было – мобильные телефоны тогда ещё не изобрели. Помню: вечер, дождь идёт, мы сидим и плачем с братом. А сейчас у меня на холодильнике висит график движения, я только говорю, что приеду 141-м, а жена не хуже меня знает, в каком часу он прибывает и сколько у меня времени на сдачу уходит. Она ждёт меня с ужином. Мы до свадьбы пять лет встречались – она всё понимает.

Семейный климат напрямую отражается на работе, считает Владимир Богомолов, но этому фактору пока уделяется недостаточно внимания. Стрессоустойчивость – для машиниста важнейшее качество.
– Он должен прийти на смену и взять на себя ответственность за безопасность сотен людей. У нас стресс – на каждом шагу. Бабулечки на станциях бегут через рельсы. Зачем ты спешишь опередить поезд? Я же со скоростью 80 км/ч проведу пятнадцать своих вагонов за секунды! Какая цель бежать-то? У меня тормозной путь больше километра, я же не сумею предотвратить беду… Нет, бегут… Мне всего 32 года, а у меня уже седина. И переезды очень опасны. К примеру, возле станции Жигулёвском Море ввели специальное ограничение скорости, чтобы я два гудка сделал и 40 км/ч ехал. Мы вовсю гудим, чтобы нас услышали, так нет, едут, переезд-то неохраняемый, остановить некому. Сигнализация предупреждает, что подходит поезд, и сам шофёр видит, а всё равно едет. Конечно, это вовсе не значит, что мы сидим за пультом управления и нервничаем, но организм это воспринимает как стресс, а мы его не замечаем. Поэтому так важно отдыхать дома, главное, чтобы семья понимала это. Нашей дочке Алисе три годика – она пока этого не понимает. Живём в однокомнатной квартире, поэтому я иногда остаюсь у родителей, чтобы выспаться, если всю ночь ехал. Вот так выходим из положения, и хорошо, когда дома понимают значение отдыха. Многие говорят: я своего сына не отдам в машинисты! А я вот пошёл и не жалею.

У Владимира на первом месте – обеспечение безопасности движения.
– Я не то чтобы всё время об этом думаю, мыслей таких прямых нет, а есть внутреннее ощущение ответственности. Чтобы по расписанию поезд вести, чтобы всем было комфортно – мы ведь работаем для пассажиров.

Поэтому Владимир очень серьёзно подходит к быту, к воспитанию семьи железнодорожника, считая, что это важное условие хорошей и производительной работы. Их с братом с детства воспитывали, постоянно напоминали, что папа – машинист, у него работа тяжёлая и ответственная.

Вспоминает такую историю:
– Как-то подошёл на стоянке к локомотиву мальчик и спрашивает: «Вы машинист?» «Да, я», – говорю. Он мне: я, мол, часто езжу в Ульяновск, учусь в суворовском училище и хочу узнать, как поезд едет. А у меня тогда был локомотив ЧС2, где есть руль выбора позиции величины тока, а внизу педали – свисток и подача песка. Вот я ему и отвечаю: «Руль крутим, и поезд переезжает по стрелкам с пути на путь, есть педали – газ и тормоз…» Приехал домой, рассказал жене, а та давай меня ругать: «Что ты с парнем сделал? Ты же ему психику поломал! Над ним теперь в суворовском училище смеяться будут». Да ну, фантазия никому ещё не вредила, я же ел хлеб, «который машинисту в лесу лиса дала», ну и что?! Узнал потом, конечно, что это был позавчерашний хлеб из пайка. И это не помешало мне влюбиться в железную дорогу. И пацан этот будет технику любить, а потом с юмором вспоминать про «руль и педали». Юмор спасает от нервных перегрузок.

Свой талант воспитателя Владимир реализует и дома, и в профкоме, стараясь вникнуть в суть, понять мотив человеческого поступка. Утверждать в профкоме приказы начальства приходится часто, дебаты бывают при этом горячие, но голос Владимира давно признали авторитетным, и люди на него надеются, что не подмахнёт документ бездумно.
– Был не так давно такой случай: руководство представило локомотивщика на увольнение. Но мы человека отстояли, у него ведь семья и дети – кормить надо. Да профсоюз наш – полноценный, не для галочки. Разобрались в ситуации. Это был человек из бригады, которая перегоняет локомотивы на ремонт и обратно. Он регулярно покидал работу на час раньше. Оказалось, торопился на электричку домой. Дело в том, что следующий поезд по расписанию – только через час после смены, а ему ехать на нём ещё два часа. Формально, конечно, это нарушение, но мы вошли в его положение, побеседовали. Он, конечно, признал свою вину, и взяли мы его, как говорится, на поруки, совместно нашли выход.

Другое дело – воровство. Неприятное ЧП произошло в Самаре: тепловозник украл 60 литров солярки. Да, у него тоже были свои проблемы – четверо детей, но мы не могли его защищать: воровство есть воровство. Конечно, его уволили. Но и тут мы постарались ему помочь, кормить детей ведь надо – после раскаяния его уволили «по собственному желанию», а не по статье.

Вот таков Владимир Богомолов во всём – рассудителен, логичен, спокоен. Жена удивляется: «Железные нервы у тебя, Володя!» А он ей в ответ:
– Профессия у меня такая!

Наталья Цыплева,
спец. корр. «Гудка»
Самара
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30