11 мая 2021 09:54

Вопрос дня

Как изменилось ваше отношение к железной дороге со времени начала работы на ней?


Евгений Степанов, дорожный мастер дистанции пути Ярославль-Главный:
– Раньше я смотрел на дорогу как пассажир: ту-ту, и поехали! Даже когда в железнодорожном техникуме учился, толком не представлял, что такое дорога, как на ней работают. Всё казалось простым. А оказалось, всё очень непросто устроено, вплоть до космических технологий. Сейчас у меня сложилась реальная картина. Знаю, чего от меня хотят, чего требуют. По мнению многих моих старших коллег, требования сейчас намного строже, чем раньше. Да и сама дорога за четыре года работы изменила моё отношение к жизни. Дурь из головы всю повыбивала, дисциплинировала. И заставила почувствовать огромную ответственность. Я ведь на узле Ярославль-Главный работаю, в самом сердце Северной.

Николай Бубес, ведущий инженер отдела эксплуатации административно-хозяйственного центра Северо-Кавказской дороги:
– С тех пор как я работаю на дороге, а это порядка 12 лет, у меня изменилось скорее не отношение, а мнение о ней. С красивого романтического на жёсткий практицизм. Раньше отрасль представлялась просто как большая, мощная организация, которая простирается на всю нашу страну, работая в мире и согласии внутри себя. На самом деле это не совсем так. Борьба идёт во всех направлениях и внутри организации, за лучшие показатели, за лучшие результаты труда, что в принципе правильно. Это необходимо для конкурентоспособности на внешнем рынке.

Денис Рукевич, заместитель начальника технического отдела Горьковской дирекции тяги:
– Принципиально в лучшую сторону изменилось распределение средств. Я работаю на дороге 14 лет, из них последних три года – на Горьковской, куда пришёл с Западно-Сибирской. Везде была проблема: как «выбить деньги» для тяги? Если начальник отделения расторопный, имеет связи наверху, то ему эти деньги и дадут. Если вялый, не дипломат с начальством, то ему перепадут жалкие гроши. С ликвидацией отделений и образованием Центральных дирекций всё стало прозрачнее. Центральные дирекции напрямую выделяют средства региональным, и только они имеют право их осваивать. Разделились хозяйства тяги на ремонт и эксплуатацию, у эксплуатационников свои деньги, у ремонтников – свои, и не надо делить кошелёк, как раньше. Это предотвратило отток молодёжи из ремонтных депо. В свою очередь отслужившие своё машинисты, перейдя в ремонтное депо, там принесут огромную пользу практическими знаниями. При этом не будут жалеть о больших деньгах, «оставленных» в родном депо.

Владимир Мелькаев, бригадир пути Московско-Курской дистанции пути:
– На железной дороге не собирался долго работать, у меня и образование другое. А работаю 13 лет. На дороге стабильность, всё хорошеет. Седьмой год работаю на Московской дороге. В столице у меня служебное жильё. Условия в общежитии – не просто нормальные, а отличные. Когда я сюда пришёл, условия работы были хорошие, материалами были полностью обеспечены, а вот условия проживания не из лучших. Со временем общежитие отремонтировали. Да и домой в Пензу сейчас в прекрасном, комфортабельном поезде еду.

Андрей Елистратов, электромонтёр контактной сети Челябинской дистанции электроснабжения Южно-Уральской дирекции инфраструктуры:
– Прежде всего изменился я сам, если вспомнить, с какими амбициями год назад пришёл из университета. Понял, что здесь всего надо добиваться. Но потом увидел, какой простор открывает дорога для карьеры молодых специалистов, надо только захотеть самому. Первый шаг уже сделал – недавно сдал экзамен на бригадира. А сама дорога оказалась намного лучше и интереснее, чем представлял себе. Энергохозяйство я изучал в техникуме и вузе, а практики на предприятии не было, я её проходил на строительстве олимпийских объектов в Сочи. Мощный механизм дороги меня поразил, он в постоянном движении, это притягивает.

Сергей Вершинин, начальник производственно-технического отдела эксплуатационного локомотивного депо Санкт-Петербург-Финляндский:
– С того момента, как я пришёл на железную дорогу, а это было в 1983 году, мои представления о ней изменились в худшую сторону. Раньше я завидовал сам себе, когда работал помощником машиниста. Получал хорошую зарплату, отношение к работникам было не то, что сейчас. Одним словом, я с уверенностью смотрел в будущее: знал, что если до пенсии доработаю машинистом, то, уйдя на заслуженный отдых, буду получать 120 руб. А если проработаю ещё два года, до 57 лет, то буду получать 132 рубля. По советским деньгам для 57-летнего мужчины это вполне нормальные деньги. Сейчас же у машинистов размер пенсий гораздо меньше. Если говорить о работе, которую я выполняю сейчас, то меня просто поражает объём справок, отчётов и прочего бумаготворчества.

Евгений Бровко, начальник вокзала станции Первоуральск Свердловской дирекции:
– Два раза уходил с дороги и снова возвращался, потому что это – моё. Начинал с проводника-студента, был начальником поезда и отдела в дирекции. Всегда работал с пассажирами. Сервис и обслуживание на дороге поднялись на уровень, который отвечает требовательным запросам. Поиски нового и необходимость быть на шаг впереди, как никогда, побуждают к творчеству. Результат достигается, а ты идёшь дальше.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30