15 апреля 2021 13:29

Встреча с Бисмарком

Работа подарила мне радость общения с интересными людьми

С  удостоверением спецкора «Гудка» я изъездил полстраны и ряд зарубежных государств. Мне была по душе живая репортёрская работа. «Журналисту, как пианисту, требуется постоянный тренинг. Иначе он быстро теряет сноровку, чувство слога», – говаривал руководитель отдела фельетонов Юрий Борин и был абсолютно прав.

Красавицу Орнеллу Мути корреспондент «Гудка» почти уговорил прокатиться на поезде из Москвы во Владивосток
Сколько незабываемых встреч состоялось благодаря «Гудку»! Как-то после пресс-конференции Хуан Антонио Самаранч, в ту пору посол Испании в Москве, обаятельный и остроумный человек, хорошо говоривший по-русски, в ответ на мою просьбу написать какое-нибудь пожелание нашим читателям быстро набросал в моём блокноте несколько слов по-испански. Я попросил перевести. Он улыбнулся:
– А что тут непонятного? «Наилучшие пожелания от Ивана Антоновича Самаранча».

А на открытие Национальной выставки Италии прилетела киноактриса Орнелла Мути. В СССР её поразили наши просторы. У себя в «тесной» Италии она предпочитала передвигаться на автомобиле, а по Европе – поездом. Рассказала, что в экспрессах ей почему-то снятся очень романтичные сны. Тогда я посоветовал ей для полноты ощущений прокатиться в скором поезде «Россия» из Москвы во Владивосток. Она поинтересовалась, сколько времени займёт эта поездка, и, узнав, озорно рассмеялась, сказав, что за неделю путешествий от неё ничего не останется...

– При вашей популярности и потрясающей внешности нет ли желания податься в Голливуд? – спрашиваю итальянскую диву.
– О нет, – отвечает, – мне милее Италия, Европа. А за комплимент спасибо... Грустно сознавать, но, похоже, я скоро стану бабушкой. Правда, теперь я знаю рецепт похудения, если вдруг начну полнеть.

– Какой?
– Экспресс «Россия» – вояж до Владивостока.

Но один день оказался особенно урожайным на встречи. Мне предстояло написать репортаж с международной выставки в Сокольниках «Подшипник-81». У стенда одной из американских компаний увидел безукоризненно одетого седого господина. Неожиданно американец подаёт мне руку и представляется: «Кирилл Гиацинтов, эксперт-технолог...» Так я познакомился с одним из отпрысков артистической династии Гиацинтовых, узнал много интересного о жизни русских эмигрантов.

Среди японских фирм, участвовавших в выставке, одна почему-то носила русское название «Искра». Как выяснилось, основатель фирмы Сиро Исикава, в прошлом офицер японской армии, во время войны попал к нам в плен и тяжело заболел. Наши врачи его выходили, особенно он благодарен был доктору по имени Искра. Вернувшись на родину, Исикава о ней не забыл. Так появилась известная ныне фирма, названная в честь русской женщины.

А следующим моим собеседником в тот день оказался... Бисмарк. Не бывший рейхсканцлер, конечно, а его правнук Карл фон Бисмарк, коммерческий директор немецкой фирмы. Он оказался весьма общительным. Перемежая речь озорными немецкими поговорками, он признался, что часто становится объектом розыгрышей. Пользуясь его именем, друзья заказывают дорогие апартаменты в отеле либо звонят в международный клуб и напрашиваются на «высокий» банкет.

И ещё один сюрприз дня. У стенда американской фирмы, выпускающей измерительную аппаратуру, стоял высокий худощавый мужчина средних лет в роговых очках.
«Майкл Херцен, – отрекомендовался он, – вице-президент фирмы». А потом на чистейшем русском добавил: «Михаил Герцен». Мой новый знакомец оказался праправнуком Александра Герцена, пожалуй, одного из самых плодовитых российских эмигрантов. Как оказалось, судьба разбросала по свету более 240(!) потомков издателя мятежного «Колокола».

Михаил впервые увидел родину своего знаменитого предка, поэтому ему всё было интересно. Прощаясь, я оставил ему пару номеров «Гудка». А на следующее утро он позвонил мне в редакцию, поблагодарил за газеты и попросил дать ему телефоны МПС.

Позже он помогал в поставке медицинского оборудования, которым были оснащены ряд клиник МПС, дорожные поликлиники и больницы. В один из приездов в Москву Михаил сообщил мне, что занят формированием заказа МПС на поставку различных приборов неразрушающего контроля.

После распада Союза многое изменилось. Свободный рынок вынес на поверхность, вывернув наизнанку, многие сферы человеческой деятельности. Так, в центре столицы «за небольшую плату» можно было сфотографироваться с картонным Брежневым, с «живыми» Лениным и Гитлером. В один из дней двое из них набрели на редакцию «Гудка» с идеей заполучить корочки «внештатников». Оказалось, оба были приезжими, поэтому их донимала милиция «за противоправное предпринимательство». Как объяснял артист, косивший под Ленина, он-то успел найти свою Крупскую – женился на москвичке, работавшей билетным кассиром на Комсомольской площади. А псевдофюреру в столице катастрофически не везло: не находилась Ева Браун. Тогда он, чтобы чаще бывать в Москве, устроился работать электромехаником в скором поезде Ташкент – Москва. На родине, жаловался, нет никакой работы…

Листаю свои старые блокноты: как много интересных событий, встреч стоят за поблекшими записями… И всё это – страницы нашей истории.

Юрий Верещагин,
корр. «Гудка» в 1975–2007 годах,
почётный железнодорожник

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30