11 мая 2021 00:21

Полвека на трудовом посту

Приятно, когда видишь результаты собственной работы

Хотели бы рассказать на страницах «Гудка» об одном из наших работников – главном метрологе отдела стандартизации, метрологии и управления качеством Проектно-конструкторского бюро локомотивного хозяйства ОАО «РЖД» Петре Исштейне.

Пётр Леопольдович Исштейн стал одним из первых отраслевых почётных метрологов
И дело не только в том, что он стал одним из первых железнодорожников, получивших звание «Почётный метролог». Важнее то, что на своём месте Пётр Леопольдович трудится вот уже 54 года. При этом, несмотря на возраст, он по-прежнему продолжает легко решать сложнейшие задачи, связанные с его непосредственными обязанностями. Рабочий день у него начинается в 7.30 утра – не каждый способен проснуться так рано. Коллеги даже подтрунивают над Петром Леопольдовичем и говорят, что где это видано, чтобы белый человек начинал работать так рано.

Рабочее место его ничем особенным не выделяется. Типичный московский офис: достаточно большое помещение, разбитое шкафами-перегородками на серию отсеков. В одном таком «отсеке» Исштейн работает с ещё несколькими людьми, одним из которых является его молодая начальница, которая со стороны напоминает больше его внучку. На столе у Петра Леопольдовича всегда порядок, создаётся такое впечатление, что всё лежит на своих местах. Говорит Пётр Леопольдович живо, мягко, но очень логично, в такой манере, как это обычно делают преподаватели. Наверное, здесь сказывается не только его хорошее образование и любовь к литературе, но и роль наставника, которая за ним прочно закрепилась в последние пару десятков лет. Ведь Исштейн – человек, который может оказать помощь не только сослуживцам из своего отдела, но и другим сотрудникам бюро из соседних, так сказать, научных и конструкторских областей.

Пётр Леопольдович считает, что ему очень повезло с работой. Всю жизнь он занимается любимым делом – уходить на пенсию даже не думает, хотя, впрочем, жена его уже давно находится на заслуженном отдыхе.

В коллективе любят Петра Леопольдовича, относятся к нему с большим уважением и почтением, а к его мнению прислушиваются даже сотрудники других институтов. Зачастую этот человек выступает как наставник не только по различным техническим вопросам, но и по различным жизненным ситуациям. Что же касается его опыта в области стандартизации и всех смежных областей, тут он настоящий ас. И это неудивительно, ведь работать Петру Исштейну приходилось с такими титанами советского железнодорожного машиностроения, как, например, Александр Архипов – тот самый человек, который за создание электровоза двойного питания получил звание заслуженного конструктора СССР. Кстати, именно благодаря ему Пётр Исштейн, можно сказать, и попал в бюро. Ведь именно у него, обучаясь на факультете электрификации МИИТа на инженера-механика, он и писал дипломную работу, посвящённую новому на тот момент электровозу ВЛ8.

Коллектив принял его довольно легко не только потому, что благодаря Александру Архипову кругом царила некоторая «семейная» атмосфера, когда все друг другу помогали, но и потому, что в проектном бюро трудилось огромное количество сверстников, то есть молодёжи. Из коллектива в 500 человек на то время комсомольцев было 130. Молодые лица в бюро, конечно, есть и сегодня, но тогда в процентном отношении их было гораздо больше.

Как рассказывает сам Пётр Леопольдович, взяли его на должность старшего техника, хотя должен был занять инженерную должность – как-никак диплом он получил с отличием. Народ был в то время скромный. Ещё несколько лет спустя после начала своего трудового стажа Пётр Леопольдович наблюдал, как всех «новобранцев» оформляли на аналогичные «заниженные» должности. Однако в конце концов в конструкторское бюро пришла такая молодёжь, которая обратилась в ЦК профсоюзов, и несправедливость исправили. К слову, разница между инженерной и неинженерной должностью в основном была в зарплате: старший техник получал 900 рублей, а инженер – рублей на 200 больше.

Около семи лет Пётр Исштейн работал ведущим инженером. В 1970-м его назначили начальником отдела стандартизации и научно-технической информации. Стандартизация как сфера деятельности, конечно, уже была, но метрология как структурная единица бюро появилась значительно позднее – в 1980-е годы.

Тогда в соответствующем распоряжении МПС было дано указание создать отделы метрологии во всех конструкторских бюро. На самом деле средства измерения различных параметров на железнодорожном транспорте начали появляться гораздо раньше. На том же паровозе всегда стояли манометры, чтобы машинист мог видеть давление в котле.

Так что сама по себе работа в локомотивном хозяйстве, связанная с ремонтом и проверкой подобных устройств, проходила уже многие десятки лет – во всех депо имелись специальные участки по их обслуживанию.

Когда же появилась локомотивная тепловозная и электровозная тяга, то резко увеличился и объём метрологической работы. Стали возникать всевозможные электроизмерительные приборы. При депо появились дорожно-измерительные лаборатории. Им на смену пришли дорожно-контрольно-измерительные лаборатории. В обязанности сотрудников входило уже не только снятие измерений с приборов учёта, но и организационно-методическая работа.

Все эти структурные преобразования Пётр Леопольдович помнит, словно они происходили не 20–30 лет назад, а совсем недавно.

Проходят годы, а Пётр Леопольдович всё работает в бюро, продолжает делиться бесценным опытом с молодыми сотрудниками. Помимо работы, у него есть и другие интересы: когда получается, то выбирается с супругой на дачу, иногда смотрит футбольные матчи «Спартака», за который болеет с детства, иногда перечитывает любимых писателей – Паустовского, Чехова, Ильфа и Петрова. Библиотека у главного метролога большая – досталась от отца, в основном состоит из художественной литературы.

Коллектив
Проектно-конструкторского бюро локомотивного хозяйства ОАО «РЖД»

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30