11 мая 2021 22:56

Тупик непонимания

Молодой начальник дистанции не нашёл с подчинёнными общего языка

С Куйбышевской дороги звонки на нашу «Горячую линию» стали поступать с начала этого года. Работники Жигулёвской дистанции пути жаловались на нового начальника – на несправедливые взыскания, изменение режима работы, увольнения специалистов. Мы передали их обращения в соответствующую инстанцию.

«Любая работа по плечу, когда тебя ценят и уважают», – считают путейцы Жигулёвской дистанции
В апреле в Тольятти выехала комиссия Куйбышевской дирекции инфраструктуры, чтобы на месте разобраться в ситуации. В результате был отменён приказ начальника дистанции Владимира Крючкова «О применении дисциплинарного взыскания» в отношении 17 человек, работникам вернули удержанную премию, а «режим работы и отдыха в отношении монтёров пути привели в соответствие с трудовыми договорами». Да и планёрку, которую новый руководитель завёл обычай проводить в семь утра, отменили.

Казалось бы, конфликт был исчерпан. Но в конце июня в редакции снова раздался звонок с Жигулёвской дистанции пути. И снова о том же:
– С приходом Крючкова начались увольнения опытных специалистов. Бригадиров пути уже не осталось, только исполняющие обязанности. Начальник наказывает за опоздания на планёрку, которая начинается в 7.00…

Пришлось брать билет до Тольятти.

В дистанции встретили меня скептически:
– Говорим об этом уже полгода. Комиссии приезжали, теперь вы… А смысл?

Судя по этим словам, в коллективе уже поселилось чувство безысходности и бессилия.

В обеденный перерыв путейцы собрались в комнате отдыха. Говорили чуть ли не все разом, дополняя и перебивая друг друга. Но назвать свои фамилии отказывались, объяснение одно: уволят.
– Я вот написал на сайт ОАО «РЖД», не скрывая имени, Юрий Сапожников меня зовут, – объясняет статный с лёгкой сединой в волосах железнодорожник. – И потом четыре месяца испытывал «прессинг»: и премии лишали, и работник я плохой. 26 лет был на хорошем счету, а тут за один месяц стал плохим. Чуть не уволили якобы за прогул. И тут вам едва ли не каждый такую историю расскажет. Люди увольняются, а командиры среднего звена переходят в монтёры пути.

Сам Сапожников, кстати, тоже перевёлся из бригадиров в рядовые монтёры.
– Почему? – переспрашивает он. – Да никто не хочет работать с таким руководителем. Планёрки у него начинаются и заканчиваются матом. «Вы слишком много знаете» – это он говорит людям, которые тут по 15 лет проработали. А новичкам: «Вы глупые, ничего не понимаете». Диалога с ним не получается.

А другой монтёр пути добавляет:
– Планёрки, кстати, так и начинаются в 7 утра, хотя было распоряжение комиссии отменить. И попробуй не явись!

Двадцатидевятилетний Владимир Крючков возглавил Жигулёвскую дистанцию, имея стаж восемь лет работы на дороге. Выпускник Самарской академии путей сообщения, он начинал монтёром пути и за короткое время вырос до главного инженера Самарской дистанции пути. Специалист грамотный, его за это ценят. Почему же коллективу тяжело под его началом?

Из-за конфликта с ним в конце мая уволился Геннадий Кузнецов. Из бригадиров его перевели в монтёры пути 2-го разряда.
– На планёрку я опаздывал, от дома до дистанции 10 километров, а транспорта нет, – рассказывает он. – Я пытался объяснить это начальнику, но мне было сказано: «Меня это не волнует – коней запрягай!» Жалко, что пришлось уйти с дороги. Сейчас в колхозе на тракторе работаю. Но учился-то я на железнодорожника!
– Инструмента нет, – продолжает рассказ от лица коллектива Юрий Сапожников, – мы вынуждены его сами покупать. Деньги из «фонда мастера» платят путейцам, а те сдают их обратно – на инструменты. С нас ведь спросят норму – никого не интересует, чем и как мы её будем выполнять.

В конце зимы, в самый разгар снегоборьбы, путейцев отправили разбирать путь на «Судремзавод». Они в 30-градусный мороз ломами там шпалы выковыривали. А на дистанции тем временем накопилось проблем. И в зарплате получился минус: «А за что вам платить – посмотрите на свои показатели?»

Оплата труда – самый больной вопрос. Зональную надбавку снизили с 40 до 20%, говорят путейцы, а премию увеличили до 90%. Но её легко отобрать. Получается, на бумаге мы выигрываем, а на деле – теряем.
– С 1 октября действительно меняется положение о премиях, – поясняет инженер по организации и нормированию труда Жигулёвской дистанции пути Татьяна Жакова. – По приказу начальника дороги зональные доплаты должны составлять до 20%, то есть пять, десять, двадцать – в зависимости от того, какой будет фонд оплаты труда. Зато размер базовой премии вырастет. Но премия – это не то, чего можно лишить, это то, что нужно заработать.

Но в коллективе в такую возможность, видимо, не верят.
– Теперь у нас одни и.о. среди бригадиров и мастеров, – рассказывают работники дистанции. – Но принудительно человека могут заставить замещать должность только месяц раз в год по закону. Вот и меняются они у нас – строго по календарю. И никто не хочет оказаться следующим. А раньше повышение честью считали!

За примером ходить недалеко. Три месяца назад из коллектива ушёл Андрей Миронов. Железнодорожник с высшим образованием, за два года работы хорошо себя зарекомендовал, стал бригадиром. Предыдущий начальник дистанции Александр Куделин назначил его исполняющим обязанности мастера участка. В этой должности Андрей работал первые дни, когда руководитель сменился. Бригаду отправили на замену остродефектного рельса на линии. Но в старом рельсорезном станке на февральском морозе замёрзло масло. Путейцы стали на месте его «реанимировать» и в итоге всё же выполнили свою задачу. Но движение было прервано на 1,5 часа. «Мне сказали, что работать я не умею, поэтому назначения на должность мастера не будет, – вспоминает путеец. – Вот так через неделю я снова стал бригадиром. И, когда появилась возможность, перешёл в Сызранскую дистанцию пути».

После встречи уже на улице меня догоняет паренёк. Он виновато смотрит куда-то вдаль и говорит:
– Вы простите, что мы фамилий своих не называем. Просто знаем, что потом будет. У меня ипотека, у многих ребят тоже. Некоторые после целевого обучения, им отработать надо. Не думали, что окажемся в такой ситуации.

А что думают о ней в профкоме дистанции?
– Вы представляете: с 2007 года в профком не поступало жалоб. А с февраля этого года они стали исчисляться десятками, – рассказывает председатель Светлана Пославская. – Жалуются на ранние планёрки, на несправедливые дисциплинарные взыскания. Были и коллективные жалобы. Но многие не хотят письменно обращаться – или звонят, или приходят и рассказывают. Мы рассматривали эту проблему на заседании профкома. Написали руководителю мотивированное мнение – реакции не последовало. Обратились к правовому инспектору труда. Приезжала после этого комиссия, и многие дисциплинарные приказы отменила. Приезжал начальник службы пути, беседовал с руководителем дистанции. Но всё осталось по-прежнему. Люди уже не верят, что им помогут.

А потом был разговор с начальником дистанции.

Сам Владимир Крючков причину конфликта видит в том, что люди, по его словам, «не привыкли работать».
– Не знаю, чем они могут быть недовольны, – сказал он. – Размер премии у них увеличился. Целевые показатели дистанция выполняет.

На все поднятые коллективом вопросы у него есть чёткие ответы:
– Что касается планёрных совещаний, они везде проходят в семь утра. Ни одного обращения ко мне лично не было, что кому-то не на чем сюда добраться. С инструментом и малой механизацией такая ситуация сложилась потому, что, видимо, заявку в конце прошлого года не подали. А исполняющих обязанности сейчас много, потому что люди в отпусках. Что касается того, как я разговариваю с подчинёнными… Да, иногда приходится прикрикнуть. Оправдываться не собираюсь. Когда монтёр пути спит на лавке, о какой трудовой дисциплине можно вести речь?

Однако раньше «не привыкшие работать» справлялись с задачами. Из отсталой дистанции руководитель не пошёл бы на повышение. Новые методы «управления» коллективом отнюдь не улучшили показатели работы. И поэтому оценка трудоспособности коллектива вызывает сомнение.

Конечно, проблемы, о которых говорят путейцы, в той или иной мере были и раньше. И не все они связаны с новым руководством. Перебои с инвентарём, переход на участковый метод работы, новый порядок оплаты труда и прежде волновали людей, причём не только в этой дистанции. Но у тольяттинцев всё это усугубилось от непонимания и обиды. Сами путейцы мне сказали: «Да всё решаемо, если бы не такое отношение».

А в управлении Куйбышевской дороги Владимир Крючков на хорошем счету.
– Он энергичный, серьёзный, перспективный молодой человек, – говорит заместитель начальника Дирекции инфраструктуры по кадрам и социальным вопросам Александр Шведов. – Прошёл хорошую школу, у него достойный послужной список. Причину той ситуации, что возникла, я вижу в отсутствии жизненного опыта. С опытом люди становятся мудрее. Мы выезжаем в дистанцию, беседуем и с людьми, и с начальником – стараемся вернуть в русло рабочую обстановку.

Руководитель, безусловно, должен быть профессионалом. Но само слово «руководитель» подразумевает управление людьми. Поэтому, наверное, главное для управленца всё же умение найти общий язык с подчинёнными. Это не значит идти у них на поводу. Это значит создать такую атмосферу, в которой люди будут работать не за страх, а за совесть.

Но я не увидела со стороны молодого начальника дистанции никакого к этому стремления. Он считает, что прав. И готов на этом стоять до последнего. Поэтому не знаю, сколько ещё путейцев потеряет Жигулёвская дистанция и стоит ли «опыт» таких жертв. Под его началом люди всё больше походят на лермонтовского героя: на будущее глядят с боязнью, на прошлое – с тоской.

Наталья Цыплева,
спец. корр. «Гудка»
Тольятти – Самара
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30