21 апреля 2021 16:58

Музей древностей

Читатели «Гудка» хорошо знакомы с Григорием Фёдоровичем. Он такой же простой, как все мы, только глаз у него зоркий да ум аналитический. Поэтому он считает своей главной задачей делиться с нами своим восприятием жизни на транспорте.

Давно хотел как человек интересующийся попасть в этот музей железнодорожного узла. Находится он в крупном городе всего в трёх часах езды от Москвы.

Я в этом городе часто бываю.

И всё бы ничего – но дверь музея была заперта всегда, хоть на ней и было обозначено время работы: три дня в неделю. Никто не реагировал и на звонок. Оставалось только смотреть в тёмное окно, за которым был виден солидный стол с креслом, стулья и шкафы.

Вот и на этот раз я подёргал дверь, позвонил, а потом стал вглядываться в окно. И обнаружил за столом в кресле нечто новое: мне показалось – восковую фигуру.

Вдруг она зашевелилась, встала и шагнула в сторону окна. Это был старик. Он долго беззвучно глядел сквозь стекло на меня, а потом, не сделав мне никаких знаков, пошёл открывать дверь.
– Вы посетитель?..

И, не дожидаясь ответа, продолжил:
– В нашем музее вы узнаете множество удивительных вещей: когда была построена железная дорога, сколько отсюда километров до Москвы и так далее. У нас имеется вырезанная из книги картинка, изображающая паровоз Черепановых. Садитесь за стол и пишите!

– Что писать? – удивился я.
– Можете ничего не говорить. Я всё равно ничего не слышу. Пишите, что вам здесь надо.

Пока я думал над листком бумаги, этот человек, как потом выяснилось – заведующий музеем, продолжил:
– У нас собраны уникальные материалы. Вот имеется жетон. Три года назад сюда приезжала научная сотрудница из центрального музея, из Санкт-Петербурга. Она сказала: нигде больше нет такого жетона. Фотографии. Старые телефоны. Книги – энциклопедия железнодорожного транспорта, Правила технической эксплуатации, можете ознакомиться. А вот здесь воссоздан кабинет начальника. Сюда после ремонта перенесена мебель 60-х годов ХХ века, и вот она расставлена вокруг моего стола для проведения совещания. Три телефонных аппарата того времени… Вы знаете, чем я руководил, пока меня... с железной дороги?.. Ну да ладно, это не имеет отношения к нашей экскурсии.

«Как сюда можно попасть?» – написал я.
– Очень просто. Я не слышу звонков в дверь и по телефону, но я читаю несколько раз в день СМС. Я дам вам мой сотовый.

В соседней комнате, освещённой тусклой лампочкой, висели выгоревшие стенды с диаграммами и снимками. Многие фотографии уже были оторваны. По углам и на столах громоздились папки с вырезками и снимками, подшивки дорожных газет. Из-под них выглядывали куски рельсов.

В углу лежали несколько покрытых пылью старых фонарей и телефонов.
– Я сейчас занят обновлением экспозиции. Планирую с помощью компьютера увеличить несколько фотографий бывших руководителей, оформить новый стенд. Ещё четыре года назад я написал письмо руководству с просьбой выделить мне цифровой фотоаппарат и клей. И что вы думаете – было проявлено равнодушие к истории нашего узла. Скоро я обращусь к руководству повторно. Близится юбилей…

К сожалению, тут у нас бывают посетители – пыль с улицы.

Я писал о необходимости организовать влажную уборку музея. Но аут… Аутсорсеры…

Перейдя в другую комнату, заведующий музеем оживился:
– А это наша узловая больница. Ну, пока ещё экспозиция не готова. Так, висят несколько плакатов санитарно-гигиенической тематики. Но мы её будем создавать… Это прекрасная больница. И я её знаю не понаслышке. Урологическое отделение, терапия, ухо-горло-нос, кардиология… Да, кардиология… – мечтательно посмотрел заведующий куда-то вдаль. – Прекрасные врачи! Вы знаете, сколько у меня диагнозов, сколько я провёл времени за последние годы в разных отделениях больницы!..

И заведующий углубился в рассказ о том, с чего и как начиналась каждая из его болезней и как непросто было её диагностировать.

Вернувшись к своему столу, он сделал значительную паузу и сказал:
– Вот такой непростой путь прошёл наш железнодорожный узел, развивая и совершенствуя перевозочный процесс, внедряя новые технологии, добиваясь повышения безопасности движения поездов. И я всякий раз напоминаю руководству узла и даже, – рассказчик боязливо оглянулся, – руководству дороги, что надо уделять больше внимания нашей истории, помогать музею в нужном всем нам деле пропаганды наших традиций. Выделять средства – на бумагу, на клей, на фотоаппарат, на нелёгкую поисковую работу. Но что-то я не слышу ответа…

Заведующий опустился в кресло и застыл в той же позе, в какой я увидел его несколько минут назад через окно. Помолчав, он судорожно сжал левую руку и добавил:
– Ведь мы же должны вести за собой молодёжь! – и закрыл глаза.
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30