11 мая 2021 10:49

Байкальская закалка

Хороший путеец должен быть доморощенным

В октябре Николай Николаевич отметит 40-летие работы на железнодорожном транспорте. И 38 из них пришлись на Мысовскую дистанцию пути нынешнего Улан-Удэнского региона Восточно-Сибирской. Почитай вся жизнь прошла под рокот волн священного Сибирского моря, ведь большая часть байкальских километров Транссиба приходится как раз на Мысовскую. Такой вот однолюб.

У Байкала первозимники быстро становятся мастерами
Кандидатуру Березенцева для газеты предложил заместитель начальника по кадрам и социальным вопросам Мысовской дистанции Николай Ефремов, заметив, с каким живым интересом выездная редакция «Гудка» рассматривает техкласс и его начинку – всевозможные ключи, молотки и кувалды, другие приспособления, элементы верхнего строения пути.
– Практически всё здесь изготовлено своими руками, это владения нашего инженера по подготовке кадров Николая Николаевича Березенцева. Были лет пять назад представители нашего департамента из Москвы, так и они похвалили его за смекалку, за постановку обучения. Вот бы написать об этом хорошем человеке и работнике, почётном железнодорожнике… – и Николай Ефремов сделал короткую паузу.

А какие могут быть возражения против такой просьбы, тем более, как выяснилось в дальнейшем, в биографии Березенцева оказался и другой удивительный по нынешним временам факт: два с лишним десятилетия он руководил мысовскими путейцами, а это целая эпоха в путевом хозяйстве отрасли.

Но начинали мы разговор с Николаем Николаевичем всё-таки с техкласса.
– Да не один я его делал, – сразу же улыбнулся Березенцев. – Помогали мне. В первую очередь монтёр пути Максим Александрович Соловьев. Он хорошо режет по дереву, вот с ним в основном и мастерили макеты путейских инструментов, скреплений, других деталей, чтобы не только по плакатам вести обучение, а иметь под рукой более наглядный материал.

– И не скажешь по внешнему виду, что всё это из дерева, – замечаю я.
– Такую массу железа стены из гипсокартона просто не выдержали бы, вернее, сам гипсокартон, – открывает секрет Березенцев. – Вот и пришлось помудрить, чтобы всё выглядело как настоящее.

Впрочем, проявлять хозяйскую жилку ему не впервой. Полноправным хозяином Мысовской дистанции Николай Николаевич стал в 1981 году. Правда, до этого семь лет отработал здесь же замом по текущему содержанию пути. В замы в свою очередь был выдвинут сразу с мастеров соседней Улан-Удэнской дистанции пути, на которую попал по распределению Новосибирского института инженеров железнодорожного транспорта.
– В 33 года я начальник дистанции. Зона ответственности – 380 км: от Байкальска до станции Тимлюй. Километры не простые, ведь на этом участке много кривых малого радиуса, с одной стороны – крутые, отвесные сопки, с другой – Байкал. Как весна или лето, так и жди сюрпризов, которые могут преподнести непогода или сочетание других факторов. Чтобы успешно им противостоять, нужно быть хорошим хозяином, предусмотрительным, – говорит Николай Николаевич, – а ведь приходилось ещё заниматься в те годы и социалкой. У нас была своя пилорама, свой строительный цех, лес сами готовили и дома сами строили для своих работников. Но главная задача была всё-таки одна – обеспечить безопасность движения поездов.

И с этой задачей путейцы справлялись вопреки всему. Памятным для Березенцева и его коллег, например, выдался 1993 год. Пятого августа монгольский циклон, преодолев горные кряжи, свалился на побережье Байкала. Почти с отвесных склонов низвергались пенные водопады, волоча камни и деревья, стремительно набухли и вышли на волю горные речки. И так несколько суток. Рекордное количество осадков привело к серьёзным повреждениям полотна, водой уносило бетонные трубы.

– В общем 28 размывов – и все на нашей дистанции. Работали днями и ночами, поезда пропускали по одному пути. Нам помогала вся дорога. И ведь ни одного схода подвижного состава не допустили на этом участке, – вспоминает Николай Николаевич.

Но больше всё-таки, по его словам, было обычной, повседневной работы, но при этом интересной.
– Развивалась дорога, развивалась и дистанция. Приходила новая техника, новые технологии. В конце девяностых именно на участке нашей дистанции впервые в истории Восточно-Сибирской уложили бесстыковой путь. Учиться пришлось и нам, руководителям, и монтёрам. Сейчас его доля приблизилась к 80%, и в недалёком времени весь главный ход дороги будет в «бархате».
Но приятно, что с нас пошло.

– Николай Николаевич, а ручного труда поубавилось, если сравнивать с прежними временами?
– Ощутимо. Бесстыковой путь всё же больше подвержен механизации. Сейчас даже стрелки монтируются блоками и машинами. А раньше мы вручную и брусья меняли, и сами стрелки. Вручную же выгружали шпалы и брусья с полувагонов. Физических нагрузок и сейчас хватает, но их меньше, – отвечает Березенцев.

Впрочем, сейчас он больше живёт своими учебными заботами. С удовлетворением отмечает, что в дистанции монтёры пути доморощенные, со стороны почти нет, и текучесть кадров маленькая. Есть у них и возможности для карьерного роста.
– Вон сколько у меня было за эти годы первозимников, а сейчас многие из них стали бригадирами, мастерами. И выше идут. Вот, например, Евгений Ефремов весной этого года возглавил Северобайкальскую дистанцию пути, а начинал у нас монтёром, – радуется Николай Николаевич и подводит итог этой теме, – для путейца главное – не останавливаться, а расти, хоть вверх, хоть вглубь, соблюдать дисциплину, не отбывать урок, а работать. Тогда всё получаться будет.

У самого ветерана, похоже, большей частью так и было и на работе, и дома. Не раз дистанция удостаивалась признания разного уровня, а сам её руководитель получил не только почётного железнодорожника, но и заслуженного инженера Бурятии.

Рядом с ним долгие годы работала супруга Людмила Владимировна, железнодорожником стал сын Владимир. Есть у Березенцева и занятия для души. Сейчас немало времени отнимает дача, в свободные минуты тянет к себе Байкал, где он любит пытать рыбацкое счастье. Да и речушек кругом хватает, где на крючок можно подцепить проворного хариуса или колючего окунька. Добавляет позитива к жизни и работе и Байкал, что днём и ночью трудится, шлифуя прибрежную гальку. Ритм тот же, что и на магистрали, она ведь не знает покоя.

Сергей Кез,
соб. корр. «Гудка»
Бурятия
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30