17 октября 2021 13:19

Род Бальмонтов славит Шую

В городе Шуе (Ивановская область) продолжается череда мероприятий, посвящённых 145-летию со дня рождения поэта Константина Бальмонта. Они растянулись на весь юбилейный год. Вот и 1 сентября в шуйском литературно-краеведческом музее пройдёт День знаний, посвящённый Бальмонту-гимназисту.

Вот она, эта гимназия на улице Советской (на фото справа), где учился один из ярчайших представителей русской поэзии Серебряного века. Недавно на ней появилась мемориальная доска.

Большой род Бальмонтов пошёл из села Гумнищи Шуйского уезда. Время разбросало потомков поэта и его шестерых братьев не только по разным городам России, но и по разным странам. Но не забывают они свою малую родину. Мотором этих встреч является Михаил Юрьевич Бальмонт, внучатый племянник поэта, шуйский предприниматель. Некоторое время назад на свои кровные он установил две мемориальные доски в честь поэта – на гимназии, где тот учился, и на доме, где он жил. И это во многом благодаря его кипучей энергии в Шуе стал проводиться сначала областной, а теперь и Всероссийский фестиваль поэзии Константина Бальмонта.

– Зачем вы всем этим занимаетесь? – спрашиваю Михаила Юрьевича. – Константин Бальмонт для вас долг, обязанность, увлечение?
– Двадцать пять лет назад, когда я предложил назвать одну из городских улиц именем поэта, мне говорили: с твоей фамилией надо сидеть и не высовываться. Бальмонт был закрыт из-за трёх красивых слов – дворянин, декадент, эмигрант. Несправедливо.

– Кто-нибудь ещё из вашей многочисленной родни пишет стихи?
– Пишут, но такие… Для многотиражки. Я своего внука Костей назвал, может, в нём талант проснётся, – улыбается Михаил Юрьевич.

Мы уточняем с ним, сколько у поэта прямых потомков. Разобраться с этим не так-то просто: Бальмонт, как и полагается поэту, был любвеобильным. Его первая супруга – Лариса Гарелина, тоже родом из Шуи. Их дети умерли в младенчестве. Неурядицы в этом браке, помноженные на сильное впечатление от толстовской «Крейцеровой сонаты», привели Бальмонта к мысли о самоубийстве. Он выбросился из окна своего шуйского дома (на нём и висит мемориальная доска), остался жив, но на всю жизнь приобрёл хромоту. Это добавило к его и так незаурядному облику необходимую драматичность. «На Бальмонте – в каждом его жесте, шаге, слове – клеймо – печать – звезда – поэта», – писала Марина Цветаева.

Вторая супруга поэта Екатерина Андреева понимала его поэтическую натуру, их брак был долгим, в нём родилась дочь Нина. Нина вышла замуж за известного художника Льва Бруни, у них родилось шесть детей. «Больше всего из своих детей Нина Константиновна любила Василия, говорила, что маленьким он был очень похож на Константина Бальмонта», – рассказывает бывшая супруга Василия Львовича Галина Фёдоровна. Несмотря на развод, она не теряет с Бальмонтами связи, принимает у себя в Москве зарубежных членов большого рода. С её помощью я и связалась с дочерью Константина Бальмонта Светланой Шаль, которая живёт в США. Светлана родилась в Париже, когда поэту было 58. Её мама княгиня Дагмар Шаховская поехала за Бальмонтом в эмиграцию без всяких обязательств с его стороны.

– Что вы помните об отце? – спрашиваю Светлану Константиновну.
– И много, и мало. У него была семья – третья, официальная, жена Елена Цветковская и дочь Мирра, а к нам он приходил по несколько раз в месяц. Был очень нервный. Мама мне говорила: нельзя шуметь, когда папа здесь. Он меня очень любил. Всегда горячо целовал. А однажды пошли с ним гулять, идём мимо кустов малины. Он спросил: «Как это будет по-русски?» А я знала только по-французски. Он так рассердился: «Запомни: малина! Малина!» Я и запомнила на всю жизнь. Мы ходили на его литературные вечера, где он читал стихи. Туда приходили русские эмигранты. Они были такие бедные. А как-то мы пошли к Куприным. Пили чай. Был только сахар и больше ничего. Мама пригласила их к нам в гости, они отказались: не было денег на метро».

Светлана Константиновна – университетский преподаватель, впервые приехала в Россию в 1978 году и нашла здесь, как она говорит, свою семью. Она была в Шуе больше десяти раз. Правда, в этом году у неё не получилось навестить родину отца. Но уж точно не возраст тут помеха: несмотря на свои 87 лет, она всё ещё лихо управляет автомобилем и даже ездит как зритель на ралли Париж – Дакар.

Зато приезжала из Франции Мария Унгерн-Штернберг, внучка Константина Бальмонта. В роду её называют Мусей – как во всех старорусских семьях, у Бальмонтов приняты уменьшительные имена.
«Одно плохо – памятника поэту в Шуе нет», – грустит Михаил Бальмонт.

Людмила Петрова

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31