12 апреля 2021 22:35

Школа великого путейца

Инженер Будагов оставлял после себя не только дороги и мосты, которые исправно служат по сей день, но и школы, театры и физкультурные заведения.

Сто шестьдесят лет назад в семье потомственного дворянина титулярного советника Моисея Будагова в промозглый январский день родился сын Григорий. В тревожно-радостной суматохе вряд ли кто и предполагал тогда, что уже через несколько десятилетий в не существовавшем тогда городе Новониколаевске появится улица Будагова, в Восточной Сибири – станция Будагово, а в Томском политехническом институте – стипендия Будагова. Но случилось именно так.

После окончания гимназии с серебряной медалью юноша поступает в Институт инженеров путей сообщения императора Александра I. В 1874 году 22-летний инженер приказом по МПС определён в распоряжение Министерства путей сообщения и направлен в Общество Оренбургской железной дороги. Здесь молодой специалист сначала участвует в изыскательских работах, а затем становится начальником дистанции по строительству пути.

Фундаментальная подготовка, трудолюбие и высокое чувство ответственности в сочетании со стремлением идти в ногу с прогрессом в достаточно короткое время выдвинули его в число самых перспективных инженеров. Россия переживала бум железнодорожного строительства, и такие люди, как Будагов, были очень востребованы.

Важную роль в формировании Григория сыграл учёный с мировым именем, корифей тогдашнего отечественного мостостроения Николай Белелюбский. Сначала Будагов слушал его курс лекций в институте. А затем по проектам этого пропагандиста таких новых для того времени материалов, как литое железо, железобетон, отечественный цемент, строил железнодорожные мосты. Пути учителя и ученика соприкасались на протяжении всей их жизни.

Оренбургская дорога, где Будагов принял участие в сооружении волжского моста у Сызрани, стала для него хорошей школой. Уже в 1881 году Григорий Моисеевич откомандирован во Временное управление по постройке Екатерининской дороги. За особые труды и усердие в её сооружении и строительстве моста через Днепр Будагова удостаивают первой награды – ордена Святого Владимира 4-й степени.

Затем следуют Гомель-Брянская дорога и опять мост у города Речицы. Следующей в биографии инженера-путейца становится Самаро-Уфимская линия, участок Уфа – Златоуст, начальником которого он стал. И вновь Будагова не обходят высоким вниманием, он награждён орденом Святого Станислава 2-й степени и произведён в коллежские советники.

В начале 1890 года новое назначение – заместителем начальника работ по сооружению Джанкой-Феодосийской железной дороги.

В это время уже начинала звучать тема железнодорожного строительства за Уралом, ведь ещё в июне 1887 года на особом правительственном совещании было принято решение о строительстве железной дороги в Сибири, от Челябинска до Владивостока. В октябре 1892 года император утвердил этапы строительства Великой Сибирской железнодорожной магистрали протяжённостью около 7000 км. Для удобства она была поделена на участки: Западно-Сибирская, Средне-Сибирская, Кругобайкальская, Забайкальская, Китайско-Восточная, Амурская и Уссурийская железная дороги.

Будагов сначала назначается уполномоченным начальника работ по сооружению Уссурийской дороги, а в октябре 1893 года направляется на строительство больших мостов Западно-Сибирской.

Маститому инженеру статскому советнику Будагову в качестве главного инженера предстояло возглавить сооружение железнодорожного моста через величавую Обь. Город Новониколаевск (Новосибирск) своим рождением обязан появлению железнодорожной станции Обь у этой реки, ведь при ней появился посёлок строителей. Торжественная закладка моста состоялась 20 июля 1894 года, а уже 31 марта 1897-го по нему пошло регулярное движение. С этого времени Западно-Сибирский и Средне-Сибирский участки были соединены. Это был один из первых мостов в России, пролёты которого по проекту Белелюбского и Богуславского перекрывались конструкциями консольно-балочного типа.

В эти годы Григорий Моисеевич занимается не только выполнением своих прямых обязанностей. «В начале 1895 года мною были устроены воскресные чтения для рабочих, для которых выстроено бревенчатое рубленое здание, здесь открыта бесплатная школа», – так вспоминал он впоследствии.

Сам Будагов преподавал здесь ребятишкам рабочих математику. Значительную сумму на школу выделил сам Григорий Моисеевич, остальное добавили другие жертвователи. Но здание школы оказалось тесным, оно не вмещало всех желающих, и Будагов поставил вопрос о строительстве для школы более просторного здания.

К сентябрю 1897 года на станции Обь Управление по строительству Сибирской дороги возвело двухэтажное деревянное здание начальной школы с финансированием из казны. Подобные объекты затем стали появляться и на других станциях магистрали.

Сам же Будагов с 20 июля 1895 года числился уже на другой должности, да и место жительства поменял. В августе 1895 года Будагов прибыл в Томск, где находилась контора по строительству самого сложного и длинного участка Великого Сибирского пути – Средне-Сибирской дороги.
«Ему поручили руководить работами на горном участке от Ачинска до станции Иннокентьевская, ныне Иркутск-сортировочный. Условия труда рабочих здесь были тяжёлыми. По колено в воде или снегу, в лёгкой одежонке и обуви рабочие рубили и выкорчёвывали вековые сосны и лиственницы, ведь, прежде чем проложить путь, нужно было устроить гужевые дороги, осушить верхние слои почвы. Лето было коротким, а потому укладку пути производили и зимой», – рассказал иркутский исследователь кандидат исторических наук Александр Хобта. И тем не менее сооружение Средне-Сибирской дороги было закончено в срок. Здесь было возведено более 200 мостов, из них 15 крупных. Первого января 1899 года она была сдана в постоянную эксплуатацию.

В Томске, кстати, Будагов не изменил себе. Здесь он вместе с единомышленниками создавал катки, велотреки, площадки для занятий физической культурой, купальни, построил здание, где проходили концерты и спектакли. А уезжая на Московско-Казанскую дорогу, он оставил в дар городу большую коллекцию изданий, которые теперь хранятся в Томском политехническом институте, учредил именную стипендию для наиболее одарённых.

Впрочем, совсем распрощаться с Сибирью Григорию Моисеевичу не удалось. В годы Русско-японской войны возникла необходимость резкого увеличения пропускной способности Сибирской дороги, а потому встал вопрос о строительстве второго пути.

Начальником работ по переустройству горных участков был назначен действительный статский советник Будагов. И с этой задачей он справился блестяще: магистраль в сутки могла теперь пропускать не пять-шесть пар поездов, а до 34. В знак признательности его заслуг в 1907 году станция Курзан нынешней ВСЖД была переименована в Будагово.

Затем в жизни известного инженера были Алтайская дорога, управление строительством которой находилось в Новониколаевске, где его именем была названа улица (теперь Большевистская), недолгая работа в Наркомате путей сообщения.

Умер Григорий Моисеевич в возрасте 69 лет, похоронен он в Петрограде на старом армянском кладбище. Но здравствуют, в том числе и в Москве, правнучка и другие потомки славного путейца.

Продолжает жить и станция. От Москвы её отделяют 4762 км. Направо, если ехать от столицы, в призрачной дымке синеют далёкие Саяны. Налево – обширные пространства полей с редкими перелесками осин и берёз. Здесь давно уже нет собственной погрузки, а из всех пассажирских поездов ненадолго останавливаются только Иркутск – Абакан да местная электричка, что соединяет Нижнеудинск с Тулуном. Но не обойтись Транссибу без скромной станции Будагово. Так считает и нынешний её начальник Оксана Королёва, которая четыре года назад закончила Иркутский путейский университет. Сюда она в прошлом году перебралась со станции Курят и своё маленькое хозяйство держит в крепком кулачке. Шесть дежурных под её началом. А ещё рядом путейцы, эсцебисты, связисты, с которыми тоже нужно взаимодействовать.
– Масштаб станции для меня не слишком принципиален, – говорит Оксана. – На любом месте мы все вместе всё равно обязаны обеспечивать безопасность движения поездов. А помощники у меня хорошие, половина из них – молодые специалисты.

Жалеет она лишь о том, что не осталось на станции никаких следов пребывания инженера-путейца Будагова. Ни ручки, ни фуражки, ни книги или иного личного предмета. Ведь век прошёл. Но память его тем не менее увековечена на Иркутской земле.

Сергей Загальский

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30