12 апреля 2021 09:25

Навстречу мечте

Чем больше учишься, тем увереннее себя чувствуешь, считает Ирина Климова

Своё жизненное кредо Ирина Климова сформулировала совсем юной девушкой: «Я никогда не буду ходить на работу, как на каторгу». Слабого человека это вынудило бы стать «летуном». А сильный…

Ирина Климова – человек с холодной головой и горячим сердцем
– Интерес возникает тогда, когда глубже уходишь в профессию, – объясняет Ирина. – Чем больше учишься – тем увереннее себя чувствуешь. На собственном опыте знаю, что конца этому процессу нет. Я окончила техникум связи, сейчас учусь заочно на пятом курсе в филиале МИИТа по специальности «энергоснабжение».

Климова уже 15 лет работает электромехаником дистанции энергоснабжения. Но известие о том, что её признали лучшим уполномоченным по охране труда на Московской железной дороге по итогам 2011 года, её удивило. И она стала рассказывать мне, как много профессионалов в ОАО «РЖД», какие прекрасные люди её учили тому, что ни в одной книжке не прочтёшь.
– Охрана труда – это один из китов, на котором держится работа на железной дороге. С экзамена по охране труда мы начинаем допуск на все работы. Кстати, у меня была уже четвёртая группа по электробезопасности, когда я пришла в Мытищинскую дистанцию электроснабжения. Планирую сдать на пятую, высшую. Железная дорога – это ведь сложнейший механизм! Мы отвечаем за электроснабжение, питаем контактную сеть, подаём напряжение. Благодаря этому бегают поезда.

Не страшно ли от такой ответственности?
– В нашем деле должна быть холодная голова. Никакой паники! Видела не раз, как грамотные люди уходят с работы, потому что в них живёт страх. Они не могут вынести такого груза ответственности. Я же не боюсь брать её на себя.
Говорит, что базовое образование на этой должности необходимо. Затем каждый проходит экзамены и стажировки. Даже командированных не допустят к работе без многоступенчатого инструктажа.
– Когда я допускаю человека к работе, то отвечаю за его безопасность, – продолжает она. – Здесь нет мелочей.

Наш разговор прерывает звонок. Чётко, без суеты, но, как мне показалось, молниеносно Ирина нажимает какие-то кнопки. Сильный характер и внутреннюю состоятельность Климовой разглядеть можно, только наблюдая за её работой.

Через минуту она продолжает:
– Вообще не бояться тоже нельзя. Если входишь на территорию дистанции и понимаешь, что здесь опасно, это нормально. По теории надёжности, которую я изучаю в институте, как только какое-то устройство создано – с этого момента начинается процесс старения, деградации. А мы здесь для того и дежурим, чтобы устранять неисправности. Если идут плановые отключения, каждый из нас готов к стандартному набору действий. В аварийных ситуациях труднее…

Ирина вспоминает позднюю осень, когда Москву и область накрыл так называемый ледяной дождь. Обледенение для железной дороги очень опасно. Вся бригада была поставлена «под ружье» с 16.00 и до 8.00 часов утра следующего дня. Сигнализация звенела беспрерывно. Никто не жаловался, сражались со стихией самоотверженно.

И тут мы возвращаемся к главной теме – охране труда. И всё из-за сирены, которая сигнализирует о нештатной ситуации, возникшей на железной дороге. Количество децибел зашкаливает, а поскольку ревёт она регулярно, то дежурные постепенно теряют слух. Монотонный шум и электромагнитное поле на тяговой подстанции тоже не лучшим образом сказываются на здоровье. Заняться этими проблемами и планирует Климова. Как выяснилось, она пять лет проработала в профкоме. До сих пор бессменный профгрупорг. Боец по натуре, Ирина придерживается принципа «холодной головы» и на этом поприще.
– Есть два вида взаимодействия профсоюза и администрации: диалог или оппозиция. Если руководство предприятия принимает критику и не отвергает с порога требования профсоюза – все вопросы решаются. Так, нам не платили за вредность. Наверное, кто-то недосмотрел, вот и выпал этот пункт из договора. Но никакого труда не стоило исправить ситуацию. Конфликт не возник, потому что изначально не было противостояния. Хотелось, чтобы наш профсоюз лучше отстаивал права тружеников. Я сожалею, что он мало защищает старейших работников. Без наставничества мы растеряем гордость за свою профессию, а это то, что держало на высоте железную дорогу все 175 лет.

Профсоюз мог бы, по мнению Ирины, помочь и в приобретении учебной литературы по охране труда, которой не хватает. А ведь нужно где-то почерпнуть ответы на вопросы, которые возникают.

Оптимистка по натуре, Климова тут же, как истинная женщина, переводит разговор в иное русло и обращает моё внимание на спецодежду:
– Она для нас – вторая кожа. Особенно это ощущается в экстремальных ситуациях.

А я с удовольствием отметила, как ладно на моей героине сидит спецовка. И цвет приятный, насыщенный синий. Оказалось, в этом году в дистанции впервые выдали одежду и обувь по заказанным размерам. Устранили парадокс: работники не имели права находиться на дежурстве без спецодежды, а не соответствующая размеру спецовка опасна – можно зацепиться, упасть, да и мало ли ещё что случится. А теперь всё в порядке.

…Мигают мириады разноцветных лампочек, фоном идёт гул от электрооборудования – и в этом нереально сложном пространстве несёт свою службу дежурный электромеханик тяговой подстанции Ирина Климова. И делает она это с высшей степенью сосредоточенности и любви к профессии. А возвращаясь домой, думает о том, как осуществит всё то, что когда-то грезилось, – защитит диплом, займётся изучением иностранного языка…

Она не мечтает. Эта целеустремлённая женщина строит планы. Недаром говорят, что мечты – это планы знающих людей.

Татьяна Улитина
Фото автора

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30