29 января 2022 12:50

Есенин и нимфа

Режиссёр Роман Виктюк отметил окончание 16-го сезона своего театра предпремьерным показом спектакля «Сергей и Айседора». Постановка создана по стихам и биографическим материалам поэта Сергея Есенина и книге американской танцовщицы Айседоры Дункан «Моя жизнь».

На сцене минимум декораций. Огромный фотопортрет Есенина, обрамлённый слева чёрной полосой, на которой написано по-английски: «Я люблю тебя». Справа – красная полоса, и на ней русская фраза «Меня нет». Ещё табуретки на колёсиках и ванна, в которой плескаются Сергей и Айседора. Вот, пожалуй, и всё. Да больше и не надо.

Во главе угла актёры, их пластика и реплики. Анна Терехова выступила в роли Дункан. У Айседоры – Тереховой звонкий голос, тонкие руки, копна золотистых волос и глаза, «похожие на блюдца из синего фаянса», – всё именно такое, как в литературных воспоминаниях её современников. Пламенный Есенин удался на пятёрку с плюсом восходящей звезде театра Виктюка – Игорю Неведрову.

Режиссёр переложил роман Есенина и Дункан на «историю платоновского мифа». Когда Айседора спала, её душа покинула тело и встретила там душу Сергея, и они полюбили друг друга. Душу Есенина образно зовут «степной кобылицей», а душу Дункан – «уздой». У тел тоже есть имена: поэт – «Иван-царевич», а танцовщица – «нимфа».

Но, видимо, та самая страстная и всеобъемлющая любовь невозможна между столь разными субстанциями. Сергей и Айседора у Виктюка, скорее, как брат и сестра. Дурачатся, брызгая друг друга водой в ванне. Есенин катает Дункан на загривке. Но не всё так весело. О компромиссах не может быть и речи. «Ты просто танцовщица, дура! Через несколько лет твоя великая слава испарится, а я, Есенин, оставлю после себя стихи», – кричит он. «Дурак! Ты не прав. Я подарила миру красоту, и эта красота не умирает. Она где-то существует», – отвечает она. При этом возлюбленные общаются между собой не напрямую, а через переводчика. Если же его рядом нет, то они вообще не понимают друг друга.

Общую планомерную канву постановки несколько нарушает яркий номер в исполнении Есенина. Он в брюках и в красном цилиндре поёт песню «Я московский озорной гуляка», затем выскакивает в зал, стреляет сигаретку у мужчины и целует в губы даму бальзаковского возраста.

Спектакль получился познавательным. После спектакля одна дама сказала другой: «Как же хочется почитать побольше про Сергея и Айседору!» И я мысленно полностью согласилась с ней.

Евгения Заболотских

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31