19 июня 2021 13:08

Вагон – понятие блуждающее

Загадка одного из ляпов так и осталась неразгаданной

Рассказывают, что во времена Ильфа и Петрова на стене гудковского кабинета, в котором готовилась знаменитая едкая и смешная четвёртая полоса, появилась стенгазета «Сопли и Вопли». В ней помещались наиболее яркие журналистские ляпы. Позже стенгазета стала называться «Пейте соков натуральных», но по сути содержала те же ляпы, называвшиеся «очепятками».

Загадка одного из ляпов так и осталась неразгаданной
К сожалению, время не сохранило эти стенгазеты, но можно представить, что там было, если прочитать заметку, опубликованную в «Гудке» № 213 от 27.01.21. Приводим её, как говорится, без купюр.
«Нагота и политпросвет
На ст. Сергач М.-Каз. ж. д. ставилась живая газета «Метла». В литературном отделе выступила балерина Козлова, которая, как сообщает корреспондент, «полунагая блестяще исполнила «политпросвет».
Вот тебе и плоды просвещения. Для того чтобы тёмному, неграмотному товарищу рассказать голую правду, товарищи сами раздеваются.
Нельзя ли накрыть всех этих любителей бесполитпросветной наготы?»

В более позднее время роль собирателей окололитературных шедевров взяли на себя корректоры. Ещё с так называемых застойных времён они почти ежемесячно «издавали» полуподпольную газету «Свисток». Почему полуподпольную? Да потому что не у всех сменившихся за эти годы главных редакторов она вызывала положительные эмоции. На кого-то «Свисток» действовал как красная тряпка на быка, и под горячую руку могло многим достаться. Хотя справедливости ради надо сказать, что иногда виновниками очередного ляпа были не журналисты и уж тем более не корректоры. Судите сами.

Командированный на строительство БАМа корреспондент Александр Логинов прислал в редакцию очередной материал, в котором рассказывалось о сооружении обходного тоннеля на 800-метровой высоте над уровнем моря. Статью отредактировали и отдали в машинописное бюро для перепечатки.

Получает наш сотрудник готовый текст и видит, что 800-метровая высота превратилась в 800-километровую! Разумеется, он исправил ошибку машинистки и отправил материал в набор. После обеда читает гранки и снова хватается за голову: опять вместо 800 метров – 800 километров! Снова правит и относит статью заместителю ответственного секретаря, который ведёт номер. Затем отправляется в министерство на совещание.

А на следующее утро раскрывает газету и читает:
«...обходной тоннель прокладывается на 800-километровой высоте»! Скандал! Редактировавшего статью сотрудника вызывают на редколлегию, требуют объяснений. После них воцаряется немая сцена, как в гоголевском «Ревизоре».

Как метры дважды после правки превращались в километры, так и осталось загадкой. Видимо, это дело рук нечистой силы, о которой любил писать Михаил Булгаков, тоже работавший в «Гудке».

На этом загадочном фоне почти безобидными кажутся технические ляпсусы типа «горел зелёным светом семафор» или «контактный провод опирался на несущий трос». Впрочем, подобные «проколы» случались крайне редко. Это, можно сказать, граммы просочившегося брака по сравнению с его тоннами, выловленными корректурой. Ведь в «Гудке», как и во многих других газетах, работали не только будущие писатели и юмористы, но и журналисты-фантасты. Причём «фантазии» последних простирались порой очень далеко и широко. Разве не достойна восхищения такая, скажем, характеристика представителей ведущей железнодорожной профессии: «Бдительность во время рейса у местных машинистов сидит в крови». Другой «фантаст» побывал, наверное, впервые в депо и увидел там чудо-женщину: «Среди металлических болванок в душе её не угасло белое и голубое, цвели цветы».

А сколько менее красочных, но не менее уникальных открытий не дошли до читателей по «вине» всё той же корректуры: «Вагон – понятие блуждающее», «Путевые машины производят пыль, шум и вибрацию», «День знаний в университете завершился глубокой ночью», «Счастье и любовь – очень важные вещи, их надо редко использовать», «В концерте принимали участие акробаты, музыканты и самонадеятельные артисты», «Колоритная фигура на политическом небоскрёбе», «Локомотив» открыл счёт после окончания сезона». Или вот ещё перлы: «Спасибо нашим предкам – человекообразным обезьянам – за то, что мы унаследовали от них видеть окружающий нас мир в цвете», «Тонкоствольные берёзки, как клавиши фортепианных октав, заводили песнь», «Это были настоящие оргии с медведями», «Выращивание помидоров безрассудным способом»…

Словом, чего только не бывало в нашей работе, которая, как известно, очень ответственная, напряжённая и нервная.

Николай Давыдов


От редакции
    Объявляем конкурс для любознательных читателей. Назовите имена знаменитых писателей, работавших в «Гудке», и расскажите хоть одну связанную с ними историю.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31