16 июня 2021 14:34

Первый номер

Как появилась наша газета

В 1917 году на Всероссийском съезде мастеровых и рабочих железных дорог в Петрограде среди делегатов распространялось издание небольшого формата с лаконичным названием «Гудокъ».  Вопросы на его страницах ставились острые: об отношениях профсоюза с властью,  о рабочем контроле, о борьбе с хаосом на железных дорогах.

Прошло почти 95 лет. За это время столько периодических изданий, сверкнув, исчезли бесследно, а «Гудок» и поныне здравствует. Что же вызвало к жизни нашу газету и обеспечило ей долголетие?

Удивительное дело: календарь отсчитал без малого век, а представить себе атмосферу рокового 1917 года сегодня гораздо легче, чем, скажем, ещё лет тридцать назад. После «перестройки» стали нам ближе и понятней перипетии борьбы за «святую свободу» и трагические последствия потери управления на крутых поворотах истории. Уяснили мы, что вовсе не революционные солдаты и матросы «Авроры» принудили самодержца отречься от престола. Это дело рук военной аристократии и лидеров Государственной думы.

Но скоро стало ясно, что управлять страной новые властители не могут. Начались стремительное разрушение экономики и обнищание народа. Война продолжалась, производство падало, душила дороговизна. Не дождавшись от Временного правительства ничего, кроме обещаний, народ повернулся к Советам. И тут большую роль сыграли профсоюзы железнодорожников.

Ещё в апреле 1905 года на съезде представителей 11 железных дорог был создан Всероссийский железнодорожный союз, крупнейший и наиболее организованный из всех профессиональных союзов. К тому времени численность железнодорожников достигала 1,3 млн. Работа у них была тяжёлой. Например, чтобы провести поезд от Москвы до Рязани, надо было перекидать в топку паровоза 10 тонн угля. Продолжительность рабочего дня составляла в среднем 10–11 часов, а летом до 12–14 часов. Профсоюзу удалось сократить рабочий день до 9 часов, установить стабильные расценки на сдельные и сверхурочные работы, внедрить страхование на случай увечья и т.п. Процесс этот был прерван Первой мировой войной и событиями 1917 года.

Именно тогда, по воспоминаниям инженера Семёна Маневича, «превратно понятая свобода превратила железные дороги, до тех пор скованные строгой, чуть ли не военной дисциплиной, в волнующееся море собраний, комитетов, коллегий», по постановлениям которых «уничтожены были самые элементарные и обязательные методы работы». Если в ноябре 1916 года в обращении находилось до 540 тыс. вагонов, то в ноябре 1917 года – вдвое меньше. Треть паровозов выбыла из эксплуатации. Железнодорожники теряли работу, их семьи нищали.

Большие надежды поначалу связывали с Викжелем (Всероссийским исполнительным комитетом железнодорожного профсоюза). Но его правление заполнили говорливые политики, и получился не столько профсоюз, сколько «железнодорожный парламент».

Во время Октябрьского восстания Викжель попытался играть роль посредника между лагерями противников. А затем, угрожая забастовкой на транспорте, потребовал формирования «однородного социалистического правительства» со своим участием.

В центре сложилось «троевластие». Директивы одновременно шли из старого министерства, от народного комиссара путей сообщения и Викжеля. И это вызывало неразбериху. Состояние транспорта в тот период нарком путей сообщения Владимир Невский характеризовал как «бесконтрольное хозяйничанье, которое проявляли на дорогах разные комиссары, эмиссары, главковерхи, просто жулики, бандиты и прохвосты, прикрывавшиеся именем Советской власти. Они разъезжали в салон-вагонах, вооружённые ружьями и пулемётами, грабили продовольствие, убивали непокорных железнодорожников, насиловали женщин, резали стрелки, делали крушения». Решения о пропуске того или иного поезда нередко принимались под дулом револьвера.

Рабочие на своих собраниях требовали немедленного созыва чрезвычайного съезда и даже ареста членов Викжеля.

В этот момент и появился «Гудок». Само название газеты, краткое, звучное, было воспринято как призыв к возрождению – переходу от хаоса к чётко организованному труду.

«Наши задачи» – так был озаглавлен первополосный материал. Он звал к объединению «под знаменем трудовой революции и лучших заветов международного трудового движения». Так что Всероссийский съезд железнодорожников открылся, можно сказать, по «Гудку». Впрочем, он раскололся на главном вопросе – об отношении к Учредительному собранию и к власти Советов. И «левая» часть делегатов покинула зал. Они собрались в Петроградском институте инженеров путей сообщения и объявили о возобновлении работы Чрезвычайного Всероссийского железнодорожного съезда. Был избран Всероссийский Исполнительный комитет железнодорожников (Викжедор), утверждён новый тариф заработной платы, принято Положение об управлении железными дорогами.

Наслушавшись речей политиков, делегаты пришли к выводу: о путях возрождения транспорта «может судить только железнодорожник, и только он может понимать, какова должна быть союзная дисциплина в нашей среде».

Второй номер «Гудка» вышел в январе 1918 года. В нём были статьи, посвящённые III съезду Советов, забастовочному движению, положению на сети, оплате труда. Всего за два года вышло девять номеров «Гудка». Давались эти выпуски непросто: голод, нехватка топлива, бумаги. Пришлось пережить три переезда, пока наконец редакцию не приютило правление Производственного союза железнодорожников Северо-Западного округа путей сообщения. Весной 1920 года «Гудок» начинает выходить в Москве ежедневно. Издатели – Главполитпуть и ЦК Всероссийского профсоюза железнодорожников. Ответственным редактором «стартового» выпуска был опытный журналист Лев Сосновский.

Лев Троцкий видел в «Гудке» новое «орудие возрождения транспорта». В приказе по Наркомату путей сообщения от 28 мая 1920 года он писал:
«Газета «Гудок» должна быть верным отражением состояния транспорта, его прорех, недочётов, болезней, равно как и его успехов и завоеваний». Она должна «оповещать весь путейский мир и всю страну о жизни нашего транспорта». И «Гудок» это делал. В 1925 году его тираж составлял уже 305 тыс. экземпляров (4-е место после «Правды», «Известий» и «Рабочей газеты»).

«Гудок» стал верным другом, защитником, добрым наставником и мудрым собеседником железнодорожника.Он набирал силу благодаря живой связи с сотнями тысяч людей.

Сергей Богатко



Вот такой «Гудок» получили железнодорожники в декабре 1917 года
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31